Проблема назначение уголовного судопроизводства

Назначение уголовного судопроизводства: проблемы законодательной регламентации *

В современной литературе ученые-юристы по-разному интерпретируют понятие «назначение уголовного судопроизводства». При всем разнообразии взглядов их общее мнение может быть сведено к тому, что сформулированное подобным образом назначение представляет собой наиболее желаемый результат, который может быть достигнут в рамках производства по конкретному уголовному делу. Назначение — это внешняя категория, которая обозначает социальное явление, по своему содержанию более широкое, нежели уголовно-процессуальные отношения. В результате достижения назначения уголовного судопроизводства нормализуются любые общественные отношения, которые возникли в результате факта совершения преступления (как действительного, так и мнимого) .

  1. защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;
  2. защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.
  3. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию».

Другой составляющей данной проблемы является то, что уголовный процесс — это один из видов правоохранительной деятельности государства. Как справедливо отмечает А.Н. Харитонов, обязанность органов уголовного судопроизводства по раскрытию преступлений, установлению и привлечению к ответственности лиц, их совершивших, образует важное начало современного российского уголовного процесса, именуемого публичностью. Именно публичное начало лежит в основе абсолютного большинства мер уголовно-процессуального принуждения, допускаемых законом для достижения главной цели — установления истины в ходе расследования каждого уголовного дела [8 ].

Подводя итоги нашим размышлениям, заметим, что только раскрыв преступление, изобличив действительно виновного в его совершении и назначив ему справедливое наказание, на наш взгляд, можно достичь поставленной цели, обозначенной в ст. 6 УПК РФ. Интересно, что аналогичная задача (с теми или иными корректировками) все же сохранила свои позиции в уголовном судопроизводстве ряда стран ближнего зарубежья (ст. 8 УПК Республики Казахстан, ст. 7 УПК Республики Беларусь). К сожалению, отечественные законодатели оказались в этом вопросе менее последовательны, что привело к известной несостоятельности, декларативности положения о защите личности от преступных посягательств.

Еще почитать --->  27 03 2021 москва бесплатный адвокат для инвалида 2 группы

Зачастую следователь должен принять решение о предъявлении обвинения в самом начале расследовании и на тот момент оно может быть абсолютно законным и обоснованным. Впоследствии же в ходе расследования могут быть получены иные доказательства, которые опровергают первоначальные и тогда получается совсем иная картина. При таких обстоятельствах вместо того, чтобы прекратить уголовное дело (преследование) с чувством выполненного долга, следователь начинает всеми силами пытаться затолкнуть это дело в суд.

Рождаются уродливые способы избежать прекращения преследования, например, обвиняемого начинают склонять к признанию менее тяжкого преступления, лишь бы по делу состоялся обвинительный приговор. Обвиняемый, находясь под стражей, понимая, что ему угрожает длительный срок лишения свободы, зачастую предпочитает признать вину в совершении не тяжкого преступления, получить судимость, но выйти на свободу.

Проблемы реализации принципов назначения уголовного судопроизводства и презумпции невиновности при особом порядке судебного разбирательства

Но если законодатель регламентирует порядок уголовного судопроизводства в одной из возможных ситуаций (обвинение обоснованно и подтверждается доказательствами), то, очевидно, необходимо регламентировать порядок уголовного судопроизводства и в альтернативной ситуации (обвинение не обоснованно, не подтверждается доказательствами). К сожалению, законодатель этого не сделал. Возможность вынесения оправдательного приговора в главе 40 УПК РФ прямо не предусмотрена, хотя, как известно, «без оправдательных приговоров правосудие существовать не может» [7]. Это создает опасность обвинительного уклона в деятельности судей, опасность осуждения невиновного.

Практика вынесения в особом порядке судебного разбирательства оправдательных приговоров в части существует. Так, например, по приговору Кемеровского областного суда от 31.05.2010 К. оправдан по ч. 2 ст. 210 УК РФ (участие в преступном сообществе) за отсутствием состава преступления в его действиях и осужден по нескольким эпизодам хранения, приобретения, сбыта и приготовления к сбыту наркотиков. В кассационном представлении государственный обвинитель отметила, что судья должен был прекратить особый порядок рассмотрения дела, назначить рассмотрение уголовного дела в порядке общего судопроизводства, поскольку обнаружил, что необходимые для постановления приговора без проведения судебного разбирательства в особом порядке условия отсутствуют. Принимая решение об оправдании К. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ за отсутствием состава преступления, судья указал, что «следствие не установило и не указало в обвинении, кто входил в структурное подразделение, осуществляющее незаконный сбыт наркотиков на территории г. Кемерово и Кемеровской области, в чем выражалось руководство этим структурным подразделением». Однако, по мнению государственного обвинителя, к такому выводу судья мог прийти лишь по итогам судебного разбирательства.

Еще почитать --->  Сумма ежемесячной выплаты ветеранам труда в московской области в 2021 году

Понятие и сущность уголовного процесса

В то же время уголовное судопроизводство и гражданское судопроизводство ныне существуют абсолютно автономно друг от друга только на процессуальном уровне. С точки зрения судоустройства и статуса судей, существует противоположный принцип — единства гражданской и уголовной юстиции. Он проявляется в наличии единых судов общей юрисдикции, призванных разрешать как гражданские, так и уголовные дела. В результате один и тот же судья компетентен рассматривать и гражданские, и уголовные споры. Часто так и происходит, например при производстве у мировых судей, в малосоставных районных судах или, допустим, в Президиуме Верховного Суда РФ. Существует, конечно, и определенная специализация, проявляющаяся, в частности, в наличии во многих судах особых коллегий по уголовным делам и по гражданским делам. Однако она в любом случае имеет сугубо технический характер и не отражается на статусе судей судов общей юрисдикции, одновременно являющихся и гражданскими, и уголовными судьями. Иными словами, ни уголовное судопроизводство, ни гражданское судопроизводство не рассматриваются в качестве специализированных видов производства, ограничивающих предметную компетенцию судьи.

В то же время, невзирая на четкое нормативно-правовое и доктринальное современное деление уголовного права и уголовного процесса, между ними сохраняется тесная взаимосвязь, причем даже значительно более тесная, чем между другими корреспондирующими друг другу отраслевыми парами, например, гражданским правом и гражданским процессом. Последние не подразумевают абсолютной взаимозависимости: гражданское право может применяться в разных процессуальных формах (гражданское судопроизводство, арбитражное судопроизводство, третейское разбирательство и т.д.), а иногда и вовсе без них (добровольное исполнение и т.п.); гражданский процесс в свою очередь используется для разрешения споров, вытекающих не только из гражданского, но и из иных отраслей права (семейного, трудового и т.д.), включая подчас даже публично-правовые отрасли (административные споры). Для уголовного права и процесса такая ситуация немыслима.

Таким образом, даже в тех странах, которые обособили административно-деликтное законодательство, или «право мелких санкций», выведя его за пределы уголовного права в собственном смысле слова, данное обособление не могло зайти слишком далеко. Некогда единое уголовное право (первый этап) сначала разделилось на две части с выделением в отдельную автономную отрасль права мелких правонарушений (второй этап), чтобы затем вновь воссоединиться с уголовно-правовой материей на уровне некоего «уголовного права в широком смысле», или «уголовно-правовой сферы» (третий этап). Ясно также, что в такой ситуации ответственность индивида за совершение мелкого правонарушения, с одной стороны, может считаться «административной» в том смысле, что нестрогую санкцию иногда могут на него возложить административные органы, но, с другой стороны, она остается ответственностью прежде всего «уголовной» с точки зрения необходимости соблюдения государством всей полноты фундаментальных уголовно-процессуальных гарантий.

Еще почитать --->  Проживал в зоне с правом на отселение с сентября 1991 года по март 1995 на скалько раньше уйду на пенсию

Помимо постулата о том, что уголовное право может применяться только в порядке уголовного судопроизводства, существует и встречное положение, характеризующее особую взаимосвязь этих корреспондирующих друг другу отраслей права, — уголовный процесс существует только для применения материального уголовного права. Поэтому в порядке уголовного судопроизводства нельзя разрешать ни гражданские, ни административные, ни какие-либо иные споры, кроме уголовно-правовых. В этом смысле уголовный суд не может, скажем, признать лицо недееспособным, расторгнуть брак или отменить административное решение должностного лица. Единственным исключением является право уголовного суда разрешить гражданский иск, предъявленный в рамках уголовного дела. Однако это исключение имеет строго ограниченный характер и допускается только тогда, когда уголовное преступление одновременно является гражданским правонарушением.

  • Подготовка к судебному заседанию. По его итогам принимается решение: либо о направлении уголовного дела по подсудности, либо о назначении предварительного слушания, либо о назначении судебного заседания.
  • Предварительное слушание. По его результатам принимается решение: либо о направлении уголовного дела по подсудности, либо о возвращении уголовного дела прокурору, либо о приостановлении производства, либо о прекращении уголовного дела, либо о назначении суда заседания.
  • Судебное разбирательство уголовного дела. Основной этап судебного производства первой инстанции. Он состоит из четырех частей: подготовительной, судебного следствия, прения сторон (здесь же предоставление подсудимому последнего слова), вынесения приговора.

Таким образом, производство в суде второй инстанции (регулируется главой 45.1, статьи 389.1- 391.36) нужно для того, чтобы пересматривать не вступившие в законную силу судебные решения. В результате рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке суд принимает одно из решений: