Прения при полном признании вины

Другой важный момент то, что защитительные речи судебных адвокатов должны отличаться логичным, продуманным построением плюс простота, точность и выразительность языка, психологическая глубина, точность юридических оценок обстоятельствам по рассмотренному в суде делу. Плюс адвокат не должен выражать свое личное мнение. Такие фразы, как «я думаю, что» или «я полагаю, что» неуместны и неубедительны.
Законодатель не регулирует содержание судебных прений. Однако, для выступающих в прениях сторон имеется два запрета : 1) нельзя ссылаться на доказательства, не рассмотренные в ходе судебного слушания. 2) Судья может остановить защитительную речь адвоката в случае, если тот ссылается на обстоятельства, не имеющие отношения к рассматриваемому делу, а также в случае, если выступающий ссылается на доказательства, признанные недопустимыми.

Прения сторон по арбитражным и гражданским делам отличаются от прений по уголовным делам:
в арбитражном и гражданском процессах адвокат оперирует логически выстроенной системой доказательств, а эмоционально-психологическая сторона речи имеет значение в уголовном суде.
Защитительная речь адвоката в уголовном деле напрямую зависит от позиции подзащитного.

ФИО1 совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ. Данное преступление относится к категории преступлений небольшой тяжести. Вину в совершенном преступлении ФИО1 признал, в содеянном раскаялся. ФИО1 судимостей не имеет, ранее к уголовной ответственности не привлекался, преступление совершил впервые.

Согласно ответу на запрос главному врачу Республиканского психоневрологического диспансера (л.д. 58) на учете не значится. Согласно справки-характеристики от УУП ОУУП и ПДН УМВД России по г. Кызылу капитана полиции Манчик В.Н. (л.д. 60) ФИО1 по месту жительства характеризуется с положительной стороны, на момент проверки от соседей и родственников жалоб и заявлений в отношении ФИО1 не поступало. В нарушении общественного порядка и злоупотреблении спиртных напитков не замечен. К административной ответственности не привлекался. В специальный приемник распределитель Управления МВД РФ по г. Кызылу не поступал. На учете в УПП № 5 УМВД России по г. Кызылу не состоит.

Судебная речь в прениях сторон в защиту Акунина А

Решая вопрос о назначении Акунину наказания, вы, однако, не упустите из вида того, что, работая в ОАО «Екатеринбурггаз» водителем, он характеризуется как грамотный и квалифицированный работник, пользующийся в коллективе заслуженным авторитетом. Порученную работу выполнял добросовестно, принимал деятельное участие в культурно-спортивном досуге трудового коллектива.

Уже на стадии предварительного расследования Акунин полностью признал себя виновным в совершении преступления, чистосердечно раскаялся в содеянном, а затем согласился с предъявленным ему обвинением и заявил ходатайство о рассмотрении настоящего дела в особом порядке.

Еще почитать --->  Наказание В Уголовном Праве Англии И Уэльса

Защитительная речь адвоката по уголовному делу

Кроме не проведения экспертизы по делу о необходимости которой указывается выше в настоящей позиции по делу — не истребована информация из социальной сети «В контакте» и «Одноклассники». В материалах дела в качестве доказательства обвинения имеется фотографические изображения эротического содержания, на которых изображена потерпевшая. Следствие вменяет моему подзащитному, что именно с его компьютера данные были опубликованы в социальной сети «Одноклассники» и В контакте». Также данный факт утверждает сама потерпевшая, считаю, что в рамках расследования по делу было бы необходимым запросить информацию о том, с какого IP-адреса или аккаунта в социальной сети «Одноклассники», «В контакте» появилась страничка «Виктория» и с привязкой к какому номеру мобильного телефона была создана данная страничка.

Кроме того, проведенной экспертизой выявлено, что у моего доверителя во время вменяемых ему преступлений и в настоящее время обнаруживаются признаки органического психического непсихоттического расстройства в связи со смешанными заболеваниями (шифр по МКБ-10: F06.828), кроме того доверитель имеет не снятый диагноз – резидуально цереброорганическая недостаточность полигенной этиологии, церебрастическим синдромом состоянии неустойчиво компенсации.

Процессуальное значение признания вины и согласия обвиняемого с предъявленным ему обвинением в истории науки российского уголовного судопроизводства (М

Уголовное судопроизводство периода правления Петра I регламентировалось Кратким изображением процессов и тяжеб 1715 г., которое являлось приложением к Воинскому Уставу. Согласно указанному правовому документу собственное признание обвиняемого считается лучшим доказательством, не требующим более каких-либо других действий для выяснения истины. Законодатель указывал на условия, при которых признание могло быть положено в основу приговора: полнота и безоговорочность признания; добровольность признания, которое должно быть сделано перед судьей; обвиняемый должен не только признать факты, но и в какой-то мере доказать признаваемые положения. Здесь очевиден определенный прогресс по сравнению с нормами Соборного Уложения 1964 г. Статья 101 гл. Х Соборного Уложения 1964 г. считала даже молчание ответчика за признание иска. Считая, что при соблюдении указанных условий будет достигнута истина, законом разрешалось прекратить судебное следствие и перейти к вынесению приговора*(14). Однако законодательство и судебная практика допускали широкое применение пытки для получения «добровольного» сознания, что ставило под сомнение ценность признания обвиняемого*(15).

В советский период «сокращение судебного следствия в случае признания вины подсудимым допускалось по УПК РСФСР 1922 г. как в первоначальной, так и в сменившей ее редакции 1923 г., однако в законе не было ни слова о каких-нибудь «соглашениях» между обвинением и защитой или иных уступках подсудимому»*(20). Согласно ч. 1 ст. 282 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1923 г., «если подсудимый согласился с обстоятельствами, изложенными в обвинительном заключении, признал правильным предъявленное ему обвинение и дал показания, суд может не производить дальнейшего судебного следствия и перейти к выслушиванию прений сторон».

Еще почитать --->  Перечень профессий в доу для соут

О работе адвоката в прениях сторон по уголовному делу

Наверное, практически каждый юрист при ответе на вопрос о том, что самое сложное и интересное в работе адвоката по уголовным делам, ответит, что это прения сторон. Прения (особенно по большому делу) – это всегда насыщенно, ответственно и очень красиво. Именно цитаты из речей адвокатов в прениях публикуются журналистами в репортажах из залов судебных заседаний. Наиболее красивые выступления самых известных адвокатов печатаются в книгах и затем обрастают легендами, равно как и сами выступающие. Хорошее выступление в прениях считается искусством и говорит о высочайшем мастерстве адвоката.

На законодательном уровне прения сторон по уголовным делам регламентированы достаточно скудно, что, по всей видимости, связано с тем, что законодатель понимал исключительно творческий характер данной работы.
Порядок проведения прений сторон определен в ст. 292 УПК РФ. В ней говорится, что прения сторон состоят из выступлений обвинителя и защитника. Кроме того, в прениях могут участвовать потерпевший и его представитель. Гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, подсудимый вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон. Практика идет по пути того, что, если подсудимый изъявляет свое желание принять участие в прениях сторон, то такое право ему судом предоставляется. Во всяком случае, с иным порядком мне сталкиваться не доводилось.
Последовательность выступлений в прениях устанавливается судом. При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последними − подсудимый и его защитник. Гражданский ответчик и его представитель выступают в прениях сторон после гражданского истца и его представителя. Как мы видим, выбор последовательности выступлений нескольких защитников законодатель относит к компетенции председательствующего по делу. Практика в данном случае разнится. Я сталкивался со случаями, когда председательствующий предлагает защитникам самим определиться, кто из них в какой последовательности будет выступать, и когда он по собственному усмотрению определяет последовательность, ставя защитников перед фактом. Безусловно, возможность для защитников самостоятельно определять последовательность выступлений несколько облегчает процесс подготовки, поскольку наличие договоренности между адвокатами, работающими на одной стороне, о содержании выступлений (а к такой договоренности необходимо стремиться) позволит избежать ненужных повторов и сделать выступление каждого из защитников ярким и интересным для слушателя. Вместе с тем, в любом случае необходимо быть готовым к принудительному назначению вас в качестве выступающего вне зависимости от желаемой вами последовательности. Естественно, на практике лучше выяснить у председательствующего то, какой порядок он выберет, при подготовке к прениям.
Законодателем установлен прямой запрет на ссылку в прениях сторон на доказательства, которые в ходе судебного разбирательства не исследовались, и доказательства, которые признаны судом недопустимыми. Вместе с тем ничто (за исключением выступления перед присяжными заседателями) не запрещает защитнику затрагивать вопрос оценки того или иного доказательства с точки зрения допустимости, а также вопросы оценки процессуальных нарушений, допущенных на предыдущих стадиях уголовного процесса.
Продолжительность выступлений в прениях не может быть ограничена. Однако председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они в своих выступлениях затрагивают обстоятельства, не имеющие отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательства, признанные недопустимыми. Защитник должен быть готов к тому, что при разбирательстве с участием присяжных заседателей председательствующий может реализовывать данные полномочия весьма часто и далеко не всегда оправданно, а в некоторых случаях может (со ссылкой на ст. 258 УПК РФ) удалять защитника из зала судебного заседания, фактически лишая его возможности выступить в прениях. В судебных разбирательствах без участия присяжных подобные ситуации остановок, замечаний, а тем более удаления из зала судебного заседания встречаются гораздо реже.
После произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с репликой. Право последней реплики принадлежит подсудимому или его защитнику. Мне доводилось сталкиваться с судьями, которые трактовали данную норму так, что если обвинитель отказывался от реализации права на реплику, то и защитнику выступать с репликами не разрешалось. Впрочем, подобная трактовка закона носила единичный характер и вряд ли ее можно признать правильной.
По окончании прений сторон, но до удаления суда в совещательную комнату защитник вправе представить суду в письменном виде предлагаемые им формулировки решений по вопросам, указанным в пунктах 1 — 6 части первой статьи 299 УПК РФ (вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора). Предлагаемые формулировки не имеют для суда обязательной силы.

Еще почитать --->  Не Выплатили Компенсацию Как Ветерану Труда Куда Обратиться

«В соответствии с ч. 5 ст. 292 УПК РФ суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому делу, а также доказательств, признанных недопустимыми», — напомнил ВС.

Как позже выяснил ВС, в ходе прений сторон председательствующий постоянно прерывал адвоката Яковлева из-за того, что тот якобы по-своему интерпретировал доказательства и оценивал их. В итоге судья вообще лишил адвоката права участвовать в прениях. Аналогичную меру он применил и к другим защитникам, после чего те обратились с жалобой в Верховный суд.