Российские военные советники и специалисты в эфиопии сегодня

Су против МиГов в небе над Африкой

Африканский Рог – регион, очень интересный в стратегическом отношении, который всегда был камнем преткновения европейских держав. Здесь имели свои колонии Великобритания, Франция, Италия, кроме того на особую политическую роль всегда претендовала Эфиопия – единственное африканское государство, так и не ставшее колонией. В 1890 г. побережье Красного моря, граничащее с Эфиопией, было колонизировано итальянцами и до 1941 г., когда итальянцы потерпели поражение от британских войск в Северо-Восточной Африке, здесь находилась итальянская колония Эритрея.

6 мая 1998 года в Бадме прибыла группа эритрейских полицейских, перед которой была поставлена задача урегулировать спорную ситуацию с эфиопскими пограничниками. Но диалог не получился – эфиопы открыли по эритрейцам огонь и убили семь человек, включая командира полицейского отряда. На следующий день в Эритрее была объявлена мобилизация, а 12 мая 1998 г. эритрейские войска вторглись в Бадме и решительным ударом выбили оттуда эфиопские части. Конфликт быстро приобрел позиционный характер и стороны стали обмениваться сначала огнем из стрелкового оружия, а затем и огнем минометов и артиллерийских орудий.

Российские военные советники и специалисты в эфиопии сегодня

Противоположная сторона прибегла к помощи украинских военных советников. Стоит отметить,что если поставки вооружений и военной техники из РФ для эфиопской армии проходили по официальным каналам, то Украина не брезговала фактической контрабандой оружия для армии Эритреи, в которой активное участие принимала военно-транспортная авиация ВСУ. 17 июля в результате катастрофы украинского транспортного самолета погибли 10 граждан Украины.Большое количество украинских советников присутствовало в рядах сухопутных войск Эритреи. Кроме того, Украина массово сплавляла доставшиеся ей от СССР запасы ВВТ. Фактически,на протяжении всего конфликта ВС Эритреи получали запчасти и ГСМ от украинской стороны. Украинские специалисты отвечали за обслуживание и ремонт эритрейской техники. Советники из числа ВСУ постоянно находились в штабах дивизий. ВВС Эритреи также фактически функционировали за счет украинских специалистов. Как и в случаи с ВВС Эфиопии, с высокой доле вероятности можно утверждать, что закупленными в РФ осенью 1998 года 10 МиГ-29 управляли в боевых условиях украинские специалисты, ввиду дефицита местных летных кадров. Дошло до того,что сбитым 25 февраля МиГ-29 управлял командующий ВВС Эритреи генерал-майор Хабтэ-Цион Хадгу, погибший при катапультировании.

В планировании майского наступления эфиопов участвовали 18 российских военных советников и специалистов высшего командного звена, в том числе три от ВВС (помимо уже упоминавшегося Янакова, это — генерал-майор Ефименко Дмитрий Михайлович; до прибытия в Эфиопию занимавший должность командира бомбардировочной авиадивизии; в Эфиопии — советник командующего ВВС, генерал-майор Фролов Иван Павлович, до Эфиопии — командир истребительной авиадивизии; в Эфиопии — советник начальника штаба ВВС) и один от ПВО (полковник Обухов Евгений Петрович, прежняя должность — начальник оперативного отдела 16-й ВА ВВС и ПВО, Кубинка; в Эфиопии -советник командующего ПВО).

ФАТЬЯНОВ Анатолий Васильевич, 1942 года рождения. Русский. Капитан, штурман корабля Ан-12, 338-й военно-транспортный авиационный полк 6-й военно-транспортной авиационной дивизии. Погиб в авиационной катастрофе транспортного самолета Ан-12 16 августа 1979 г.

АВШТЕЙН Алексей Федорович, 1950 года рождения, Белорусская ССР, Минская область, пгт. Кривичи. Белорус. Призван Люберецким ОГВК Московской области. Прапорщик, начальник радиостанции. Умер от ран, полученных при взрыве мины, в сентябре 1978 г. Похоронен на кладбище в п. Томилино-2 Московской области.

По словам Путина, для России очень интересно «такое направление сотрудничества как совместная разведка участков потенциально богатых ванадием, медью, золотом, другими минералами». «Есть потенциально интересные предложения в алмазно-бриллиантовом комплексе», — сказал президент РФ, отметив, что крупнейший российский производитель алмазного сырья компания «Алроса» готова обсуждать с Намибией эти вопросы.

Накануне президент России Владимир Путин провел двусторонние встречи с целом рядом лидеров африканских стран. Вопросы на них обсуждались одни и те же. Путин встречался с президентом Египта Абдель Фаттахом ас-Сиси, президентом Намибии Хаге Готтфридом Гейнгобом, премьер-министром Эфиопии Абием Ахмедом, президентом Центрально-Африканской Республики Фостен-Арканжем Туадерой, президентом Демократической Республики Конго Феликсом Чисекеди, президентами Уганды Йовери Кагутой Мусевени, Нигерии — Мухаммаду Бухари, ЮАР — Сирилом Рамапосой и с председателем Суверенного совета Республики Судан Абдель Фаттахом аль-Бурханом.

Соглашения о военном сотрудничестве между СССР и Мозамбиком предусматривали, что советские военные советники и специалисты не должны были иметь личного оружия и принимать участие в боевых действиях. Только в середине 80-х годов, когда обстановка в стране еще больше обострилась, им было разрешено держать оружие на квартирах.

За время активных боевых действий с ноября 1975 по ноябрь 1979 года в Анголе побывали тысячи советских военных специалистов. По данным Совета ветеранов Анголы, с 1975 по 1992 год там погибли около 30 советских граждан. Война с советским участием шла 13 лет, с 1975 по 1988 год. А по сведениям главного военного советник в Анголе в 1988-1991 годах, генерал-полковника Беляева, в Анголе отработали около 11 тысяч военных советников и специалистов. При этом из их числа погибли и умерли 54 человека.

Судьбы сотен пропавших советских военспецов не интересовали ни военных, ни дипломатов

Расхожее утверждение, что статистика знает всё, не действует в отношении советских офицеров и генералов, проходивших службу за рубежом в 60–80-х годах прошлого столетия. Статистике известно, к примеру, что за 15 лет войны в Анголе, до 1991 года, там перебывали 10 985 воинов-интернационалистов, в том числе и 107 генералов. Ещё больше известно о тех, кто воевал в Эфиопии – в боевых действиях приняли участие 11 143 советских военнослужащих, а 69 офицеров и 2 генерала погибли. Одно неизвестно статистике: точное число наших военных, попавших в плен. Эта информация вовсе не считается секретной – она попросту отсутствует. Если же обратиться к статистике тех, против кого воевали наши военспецы, то и в ней мы найдём немало ляпов: к примеру, пленённые в Эфиопии полковник Калистратов и подполковник Удалов почему-то числятся генералами.

Еще почитать --->  По какому номеру телефона можно узнать долг за квартиру в чехове

Неизвестно, кто из военачальников первым отдал приказ не учитывать пленных офицеров в общей статистике боевых потерь. Зато известно, как в 1970 году министр обороны СССР маршал Советского Союза Андрей Гречко говорил тем, кто отправлялся в Египет отдавать свой интернациональный долг: «Имейте в виду, товарищи, если вас собьют за Суэцким каналом и вы попадёте в плен, мы вас не знаем, выкарабкивайтесь сами». Потому-то и официальные данные о наших потерях в зарубежных кампаниях ничего, кроме недоверия, не вызывают. За девять лет войны во Вьетнаме, в которой только официально приняли участие 6 тыс. советских военнослужащих (и примерно столько же числились гражданскими военспецами), наши потери составили 16 человек. Данных о пропавших без вести нет. Особо любопытные могут самостоятельно попытаться выяснить его фамилию, остальным же сообщу, что статистика – есть, а фамилии генерала – увы, нет. Как нет и статистики пленных.

Умберто Ортега имел физический недостаток: когда-то в боевом столкновении «с врагами революции» он получил ранение, и с тех пор его правая рука была парализована. Ортега очень болезненно воспринимал свое увечье и, как правило, прятал культю за спину, при знакомстве протягивал левую руку. При представлении членов советской делегации генерал-майор Елисеев по незнанию стал акцентировать внимание на увечье никарагуанца, давать какие-то доморощенные советы по массажу, приводя в пример самоизлечение своей руки. В итоге Умберто Ортега при дальнейших встречах с членами советской делегации вообще перестал протягивать им руку! Это вызвало среди советских генералов и офицеров, привыкших к крепким рукопожатиям и «брежневским» лобзаниям, легкое замешательство, переходящее в панику.

Например, министр обороны СССР Маршал Советского Союза Андрей Гречко на проводах советских летчиков-истребителей в Египет в марте 1970 года предупреждал: «Имейте в виду, товарищи, если вас собьют за Суэцким каналом и вы попадете в плен, мы вас не знаем, выкарабкивайтесь сами».

Некрасов вспоминает: «С португальским языком мне ранее работать не приходилось, и главный военный советник в Анголе генерал Константин Курочкин высказал довольно серьезное неудовольствие по этому поводу во время моего представления ему. Поэтому референт ГВС майор Борис Кононов после некоторых раздумий решил отослать меня куда-нибудь подальше от Луанды. Чтобы набраться опыта и уму-разуму, отправили меня в группу ЗРК «Оса-АК», дислоцированную в районе Шибембы, южнее Лубанго. Однако в Лубанго оказалось, что в группе «Оса-АК» переводчик уже есть, а вот во 2-й «боевой» бригаде ФАПЛА в Кааме, почти на самой границе с оккупированной ЮАР Намибией, у переводчика заканчивался срок пребывания, и его пора заменить. Старший группы СВС в Лубанго полковник Гаркавка сказал: «Поезжай пока в Кааму┘ на природу!»

Вадим Сагачко рассказывает: «Я, как положено, сразу же с этой справкой пошел к кадровикам. Захожу к начальнику отдела кадров советской миссии полковнику Пахомову. Он до Анголы работал в кадрах ГлавПУРа. Так, мол, и так, вот справка из гражданского госпиталя о ранении. Попал под обстрел. Зафиксируйте ранение для занесения в личное дело. В ответ слышу: «Ах тебя ранили? Ты знаешь, у нас тут военных госпиталей нет. Собирайся, завтра же полетишь в Союз. Будешь лечиться там. Там и оформишь свое ранение».

  • 2015 год: Военно-техническое сотрудничество с Камеруном.
  • 2016 год: Поставки оружия и военной техники в Руанду.
  • 2017 год: Поставки военной техники и комплектующих в Мозамбик, Эсватини и Замбию, сотрудничество по военному образованию с Нигером и Чадом, а также содействие миротворческой деятельности в Нигерии.
  • 2018 год: миротворческая деятельность и военные учения в Ботсване, Бурунди и Эфиопии. Поставки оружия и военной техники в Сьерра-Леоне, Танзанию, ЦАР.

Совсем недавно, 6 октября, президент Центральноафриканской Республики Фостен-Арканж Туадера прибыл в Россию, где посетил Военную академию Генштаба Вооруженных Сил. Он проявил интерес к возможности обучения высших офицеров оборонного ведомства ЦАР в академии. В ближайшем будущем планируется обучение 94 офицеров национальной армии.

Без знаков различия

Начало
Как такового, инженерного оборудования позиций эфиопы не знали. Выли вырыты лишь отдельные ямки и ячейки — и то в них невозможно было укрыться. Пришлось немало потрудиться, чтобы доказать, что окопы и укрытия намного эффективнее, чем эти ячейки. Подготовили показной опорный пункт. Офицерам и солдатам понравилось. Правда, чтобы его оборудовать на жаре градусов в 50, пришлось потрудиться, но позже эфиопы были нам за это благодарны. Значительно уменьшились потери в подразделениях от огня артиллерии и минометов, стрелкового оружия. Солдаты перестали бояться на ночь оставаться на позициях.
В подразделениях было оружие всех мыслимых марок. Американские винтовки М-16 и пулеметы, советские автоматы, гранатометы, ручные пулеметы. Американские танки М-47, самоходные 155-мм гаубицы с ограниченным количеством боеприпасов и запчастей. Нужно было искать выход из положения. И на наших глазах вся эфиопская армия была перевооружена новейшими артиллерийскими системами, танками, БТР, машинами, авиацией нашего производства. Основная масса вооружения была поставлена на льготных условиях или безвозмездно.
Мы работали очень активно, помогая эфиопской армии осваивать эту технику. Но были случаи, которые и нас не красили в глазах эфиопов. Через месяц после приезда убыл в госпиталь, а потом и совсем в Союз офицер оперативного отделения. Струсил: боялся артобстрелов, стрельбы по ночам. Да еще нам объявили, что сомалийцы охотятся за советниками. За голову советника были назначены две тысячи долларов сумма немалая. Это было объявлено по радио. Нас стали усиленно охранять: даже в туалет в темное время суток мы ходили под охраной одно-го-двух вооруженных солдат из роты полиции. А еще через два месяца таким же образом убыл из нашего коллектива советник командира дивизии. Помню, как он во время артналета сидел, закрыв голову подушкой. На крышу нашей землянки над своей койкой он попросил командира дивизии положить бронеплиту от подбитого танка.
Теперь исполнять обязанности советника командира дивизии было приказано мне.
Просчетов и ошибок было очень много. Так, командир дивизии собрал всю артиллерию (дивизион БМ-21 «Град», артдивизион 130-мм пушек, артдивизион 122-мм гаубиц) вокруг КП; машины с боеприпасами тоже стояли в одном километре от нас и даже ближе. Нам так и не удалось убедить его рассредоточить это подальше от КП, на направления ожидаемого наступления сомалийцев. Как результат — нас постоянно обстреливал противник. Часто артналеты имели успех. В декабре 1977 года к нам прилетал советник командующего Восточным фронтом, и сразу после его отъезда сомалийцы нанесли удар артиллерией как раз по машинам с боеприпасами. Творилось что-то ужасное: по воздуху носились ящики с реактивными снарядами, везде стоял грохот и вой. Целый час продолжался фейерверк, а через час-полтора нас проинформировали, что все боеприпасы уничтожены, кроме тех, что были при орудиях. А ведь это все было заготовлено для наступления и, конечно, стоило огромных денег. Пришлось просить дополнительные поставки.
Один раз приезжали представители «десятки» из Москвы. Как специально было тихо. Посмотрели на нашу жизнь и улетели. Один выразил такое мнение, что у нас как на даче под Москвой, только жарковато.
Итак, мы жили в основном под землей. Наверху были только душ, палатка, которая служила нам столовой; там же в деревянных ящиках находились продукты питания и нехитрая кухонная утварь. Привезенные нами из Союза разные супы и каши в пакетах быстро кончились. Маленький рыбацкий примус, купленный мной в Москве, однажды от длительного горения при приготовлении пищи взорвался, начал бешено вращаться и носиться по КП дивизии. Мы с переводчиком преследовали его и пытались забросать песком, а выбежавшие из траншей эфиопские офицеры с улыбкой смотрели на нас и наши мучения. Видимо, они сравнивали нас с американскими офицерами, которые у них были советниками почти 17 лет.

Еще почитать --->  Справка подтверждабщая ообые условия труда для уборщика служебных помещений

Теперь пищу приходилось готовить на костре. Через несколько месяцев, видя наши мучения, комдив выделил одного солдата в помощь. Он помогал нам разводить костер, добывать дрова. Здесь дрова проблема номер один. Их нигде нет. Нужно ходить и собирать мелкие щепки вдоль русла реки. А так как мы были не одни, то и щепок найти было трудно.
Однажды мы забыли, что находимся не в турпоходе, а на фронте на передовой. Ранним утром, часов в 5 или 6, разводили костер. Дрова никак не разгорались, и кто-то предложил полить их соляркой. Сбегали к машине, слили полведра и зажгли костер. Черный дым взвился вверх. Это засекли артнаблюдатели сомалийцев. Минут через 10-12 на нас обрушился огонь артиллерии. К счастью, все обошлось благополучно: все успели вовремя убежать в укрытие.
Жили голодно. Эфиопы тоже голодали. Солдаты бродили по зарослям пересохших речек и стреляли из винтовок диких голубей, потом жарили их на кострах. Во время такой охоты на голубей был случайно убит йеменский мальчишка-артиллерист из дивизиона 122-мм гаубиц. Йеменцы возмутились, прислали целую делегацию к комдиву. Тот приказал «охотника» расстрелять. На следующее утро, накинув ему на голову мешок с прорезанными отверстиями для глаз, взвод полиции приказ привел в исполнение.
Участились случаи членовредительства, недовольства, и все это сказывалось на отношениях солдат с офицерами. Солдаты полагали, что во всем виноваты старые кадровые офицеры. Приходилось применять самые суровые меры для поддержания дисциплины.

Непримиримые союзники

После захвата власти начальником штаба ВС Сомали генерал-майором Мохаммедом Сиадом Барре в октябре 1969-го государственной идеологией был объявлен «научный социализм». Однако во внешней политике определяющей оставалась идея «Великого Сомали», в которое должны были войти все остальные территории проживания сомалийцев – север Кении, Джибути и эфиопская территория Огаден. Политический хаос в Эфиопии после антимонархической революции 1974 года, разрыв отношений Аддис-Абебы со своим главным союзником – Вашингтоном – все это дало Сиаду Барре надежду на успех огаденской кампании.

Наступление началось 23 июля 1977 года. Используя фактор внезапности, численное и техническое превосходство, сомалийцы быстро продвинулись в глубь эфиопской территории. Мобильные танковые и механизированные части СНА легко обходили узлы обороны и опорные пункты, перерезали коммуникации. Атаки проводились в сочетании с массированными артиллерийскими и авиаударами. К середине августа под контролем сомалийцев оказалось 90 процентов территории Огадена. Но они завязли в боях на подступах к Харэру и Дыре-Дауа.

Еще почитать --->  Адреса пфсс по г москве 2021 по регистрационному номеру

По праву братства: пять африканских стран, в которых служили советские военные

В 1955 году началась национально-освободительная борьба в Алжире, стремившемся сбросить статус французской колонии. И довольно скоро на помощь алжирской Армии национального освобождения (АНО) пришли военные советники из СССР. Их задача была простой: помочь алжирским партизанам превратиться в серьезную военную силу. Этого удалось добиться достаточно быстро: уже к концу 1950-х годов французские военные, воевавшие в Алжире, стали отмечать, что противостоящие им отряды АНО действуют как настоящая армия. «Противник организован, принимает продуманную тактику, в его действиях чувствуется военная зрелость, – писал в своем дневнике один из французских офицеров. – Какие же это мятежники?» Добиться этого удалось усилиями 337 военных специалистов из СССР. Но основная работа советских военных в Алжире началась уже после того, как Армия национального освобождения одержала победу. В 1962-1964 годах нашим саперам пришлось разминировать колоссальные минные поля, оставшиеся на границах этой страны с Марокко и Тунисом. Задача была сверхтрудной; достаточно сказать, что на некоторых участках на каждые три квадратных километра минных полей приходилось по 20 тысяч мин самого разного вида и принципа действия! А в общей сложности советские саперы, работавшие в Алжире с 1962 по 1965 годы, обезвредили около 1,5 млн мин и очистили 120 тыс. га земли. При этом непосредственно во время разминирования погиб один человек. Еще 24 советских военных специалиста погибли в катастрофах, скончались от ран, увечий или болезней.

Бывший, как и Ангола, колонией Португалии, Мозамбик получил независимость в 1975 году. И сразу же столкнулся с необходимостью срочно создавать с нуля собственную армию. Партизанские отряды, которые привели к власти ориентированное на «социалистический путь развития» движение ФРЕЛИМО, таковой считаться не могли, и потому мозамбикские власти прибегли к помощи уже проверенного партнера — СССР. Первая группа советских военных советников прибыла в страну уже в 1976 году и с ходу принялась за создание Генерального штаба армии Мозамбика, системы военной разведки, а также противовоздушной обороны. Впрочем, это были лишь первоочередные задачи, а предстояло создавать все — от общевойсковых бригад до пограничных войск и военно-морского флота. Вскоре усилиями советских военных специалистов в стране были сформированы военное училище в Нампуле, учебный центр в Накале, учебный центр пограничных войск в Иньямбане, школа младших авиационных специалистов в Бейре и автошкола в Мапуту. Существенная часть советских офицеров и солдат занималась тем, что обучала мозамбикских военных обращению с поставлявшейся техникой — от крупнокалиберных пулеметов до танков Т-54 и истребителей МиГ-21. И хотя участвовать в боевых действиях военным специалистам из СССР было запрещено, уберечься от случайных нападений сепаратистов им не всегда удавалось. В итоге только по официальным данным в Мозамбике погиб 21 советский военный специалист — из почти двух тысяч, которым довелось выполнять интернациональный долг в этой стране.

«В декабре на самолётах из Анголы прибыло около 500 кубинских военнослужащих, в том числе личный состав танкового батальона, который под нашим руководством приступил к освоению Т-62. Кубинцы оказались грамотными ребятами, и уже к исходу 1977 года кубинский батальон на Т-62 был готов к боевому применению. В начале января большая часть нашей группы убыла в СССР, в кубинской бригаде оставили 11 советских танкистов и придали нам двух переводчиков».

Историки полагают, что гражданская война в Эфиопии началась в 1974 году. 12 сентября 1974 года Временный военно-административный совет устроил государственный переворот и сместил императора Хайле Селассие I. В итоге ко власти пришел Менгисту Хайле Мариам.

Непримиримые союзники

Театр военных действий Огаден, который еще называют Западное Сомали, включал тогда в административном плане всю провинцию Харэрге и частично Бале, Сидамо и Арусси. Здесь с 1963 года действовали подконтрольные Могадишо партизанские отряды Фронта освобождения Западного Сомали (ФОЗС). Летом 1975-го был создан также Фронт освобождения Сомали-Або (ФОСА). Если ФОЗС состоял исключительно из сомалийцев, то ФОСА имел целью вовлечение в войну за Огаден народа оромо, что в итоге не удалось.

Я окончил Московский пединститут иностранных языков (МГПИИЯ) им. Мориса Тореза по специальности «Английский и французский языи», и поскольку у нас была военная кафедра, вместе с дипломом получил воинское звание младший лейтенант. В армию попал просто, по распределению. Собственно, для армейской карьеры переводчика в те годы существовало два пути: либо в какой-то из центров подготовки иностранных специалистов (мне светил солнечный город Мары в Туркмении), либо в загранкомандировку.

Война в Эфиопии: история одной фотографии

В ноябре этого года исполняется 40 лет, как был подписан Договор о дружбе и сотрудничестве между СССР и социалистической, как она тогда себя позиционировала, Эфиопией. Но подписанию договора предшествовала кровопролитнейшая война Эфиопии с Сомали, в которой принимали участие и 20 уральских офицеров в качестве военных советников.

Военный конфликт между двумя странами начался в мае 1977 года и быстро перерос в полномасштабные военные действия. Объявив «войну с неверными и в защиту земли ислама» сомалийская армия тремя мощными группировками продвинулась далеко вглубь территории. До столицы Аддис-Абебы оставалось 300 километров. Армия Эфиопии была слабо подготовлена и плохо вооружена. По просьбе главы иностранного государства Менгисту Хайле Мариама СССР срочно перебросил туда до 2 000 военных советников, в том числе и генералов. Куба направила до 20 тысяч добровольцев, из СССР сразу перебросили танки и самолёты, вооружение и боеприпасы.