Речь адвоката в прениях по ст 264 1 ук рф особый порядок

Хочу обратить внимание, что между моим подзащитным Л. и представителем потерпевшей Ш. в настоящее время достигнута также договоренность, что он будет осуществлять материальную помощь дочери погибшего пассажира Ш. и в дальнейшем. А это требует нахождения моего подзащитного в условиях отбытия наказания не в местах лишения свободы, а в условиях, позволяющих ему работать на предприятии не в изоляции от общества.

  • характеристика на выпускника средней общеобразовательной школы № 24 г.Перми от 24.03.2014 г.;
  • характеристика с места жительства в г.Перми от 24.03.2014 г., заверенная соседями;
  • бытовая характеристика с места жительства в г. Перми, заверенная участковым уполномоченным полиции ОП-5 УВД по г. Перми л-том полиции К.;
  • характеристика из спортивной секций по настольному теннису и футболу Муниципального автономного учреждения дополнительного образования детей «Детско-юношеского центра «Фаворит» г. Перми» от 26.03.2014 г.
  • характеристика из спортивной секции смешанных единоборств «Легион» г. Ростова-на-Дону от 31.03.2014 г.;
  • характеристика от соседей по месту жительства в г. Ростове-на-Дону.

Более того, далее, подзащитный заявил, что никаких «протоколов» по ч.1 ст.12.26 КоАП РФ не составлялось, никаких «объяснений» он никому не давал, ни с какими «документами» его никто не знакомил, нигде он не ставил своих «подписей», а имеющиеся «автографы» якобы от его имени – есть не что иное как подлог и фальсификация, поэтому ещё 16.05.16г. в Ханты-Мансийский МРСО СУ СКР по Ханты-Мансийскому автономному округу – Югре было подано заявление о возбуждении в соответствие с ч.2 ст.140 и ч.1 ст.146 УПК РФ уголовного дела по ч.2 ст.303 УК РФ (копия заявления прилагается).

Далее, мировой судья в «обоснование» вины Семёнова А.А. сослалась на заключение судебно-криминалистической экспертизы, тогда как оно должно быть признано недопустимым доказательством, т.к. при её назначении и проведении грубым образом нарушены требования п.11 ч.4 ст.47 и п.1 ч.1 ст.198 УПК РФ (копия ходатайства прилагается).

Также необходимо отметить, что предварительным следствием в полном объёме не собраны доказательства и не проведён ряд следственных действий, который позволил бы сделать вывод о виновности моей подзащитной, в совокупности собранных по делу юридически значимых фактов. Поэтому имелась необходимость объективно и всесторонне расследовать уголовное дело на стадии предварительного следствия. Однако со стороны предварительного следствия инициативы расследовать уголовное дело объективно не последовало; расследование уголовного дела имело обвинительный уклон – это видно из материалов уголовного дела, где практически на все ходатайства со стороны защиты в удовлетворении было необоснованно и незаконно отказано.

Показания свидетеля Л………. не соответствует действительности, так как он говорит, что мотоцикл « не меняя направления и траектории движения, совершает столкновение с правой частью данного автомобиля ». В разрез указанной информации, с огласно видеозаписи отчетливо видно мотоцикл совершает маневр вправо, уходя от автомобиля . Хотя п ри возникно вении опасности для движения водитель мотоцикла должен был применить торможение вплоть до полной остановк и , если совершает маневр, т о маневр должен быть безопасен.

Адвокат по назначению добился частичного оправдания виновника ДТП

Евгений Журавлёв рассказал «АГ», что линия защиты основывалась на примечаниях к ст. 264 УК РФ: «Из них следует, что действия моего подзащитного не могли быть квалифицированы по ч. 4 ст. 264 УК РФ (нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения и находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека) и по ст. 264.1 УК РФ (управление автомобилем лицом, находящимся в состоянии опьянения, подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения)».

Адвокат пояснил, что ему удалось доказать отсутствие доказательств нахождения Б. в состоянии опьянения в момент ДТП. «Для квалификации действий моего подзащитного по вышеуказанным составам стороне обвинения необходимо было иметь в наличии либо медицинское освидетельствование, в котором было бы указано, что количество этилового спирта у него в организме превышает количество спирта, равное 0,16 мг на 1 л выдыхаемого воздуха, как велит нам примечание к ст. 12.8 КоАП РФ, либо доказательства отказа от медицинского освидетельствования», – пояснил Евгений Журавлёв.

264 1 УК РФ два эпизода наказание смягчено

Он же Ф.И.О., 07.04.2018 г., около 20 часов 00 минут, находясь возле АЗС по ул. Рябикова д. № 132 г. Ульяновска, употребил спиртной напиток – пиво, после чего 07.04.2018 г. в период времени с 20 часов 00 минут до 20 часов 10 минут у него возник преступный умысел на управление в состоянии алкогольного опьянения автомобилем марки КИА регистрационный знак **** 73 регион. Во исполнение преступного умысла, направленного на управление автомобилем марки КИА регистрационный знак *** 73 регион, в состоянии алкогольного опьянения, действуя умышленно, являясь лицом, подвергнутым по постановлению мирового судьи судебного участка № 4 Засвияжского судебного района г. Ульяновска от **.02.2018 г., вступившему в законную силу

Исходя из сведений, имеющихся в материалах дела, Ф.И.О. на учете в ГКУЗ «УОПБ им. В.А.Колосова» не состоит. Поведение подсудимого в судебном заседании также не вызывает сомнений в его психической полноценности, в связи с чем суд признает Ф.И.О.. вменяемым и подлежащим уголовной ответственности за содеянное.

Речь адвоката в прениях при особом порядке рассмотрения уголовного дела

• Суд должен убедиться в том, что подсудимый полностью осознает последствия заявленного ходатайства, что защитник проконсультировал обвиняемого по ст. 314 УПК РФ. Как видно, судебный процесс довольно быстро: не вызываются эксперты, понятые, свидетели, потерпевшие, не осматриваются вещественные доказательства, не исследуются экспертизы и т. д.
Амурский областной суд опубликовал на своем сайте обобщение судебной практики за 2015 год по уголовным делам, приговоры по которым отменялись в апелляционной инстанции. Документ одобрен 16 мая президиумом суда. Вместе с тем апелляционным определением коллегии по уголовным делам Амурского облсуда от 20 августа 2015 года приговор отменен, а дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства. Основанием для отмены приговора стало нарушение права на защиту осужденного Я.

Еще почитать --->  Правила выдачи путевок на санаторно-курортное лечение участникам боевых действий

Председательствующий по делу судья Бояркин: Давайте, перерыв сделаем на пять минут.* * *
Общественный защитник Довганюк: … в эту вещь не вошли, а очень нужно было, почему Матвеев и просил дополнительный срок нам дать. Фактически, Вы нам дали 10 дней. Действительно, так было Вами сказано.

Речь защитника об оправдании подсудимого по статье 264 УК РФ

Свидетель Б. показала суду, что также ехала в качестве пассажира в автомобиле ВАЗ под управлением Е. на переднем месте справа от водителя. Е. приблизившись к автомобилю КАМАЗ на расстояние не менее 20 метров начал совершать обгон, при обгоне, когда они почти нагнали КАМАЗ, то КАМАЗ начал неожиданно поворачивать налево. Кроме того, суд огласил показания данные Б. из протокола судебного заседания.

Выслушав речь государственного обвинителя, прихожу к убеждению, что государственный обвинитель забыл про указания суда кассационной инстанции, которые подлежат обязательному исполнению и повторно пытается вести суд в заблуждение с целью вынесения неправосудного обвинительного приговора.

Защитительная речь адвоката по уголовному делу

Аморальный облик и отрицательная характеристика потерпевшей должна поставить под сомнение ее показание и наличие самого события преступления, которое вполне могло быть вымыслом, а не реальностью. Тем более в подтверждение того, что потерпевшая могла сыграть определенную роль, преследует собственные мотивы и цели может выступить то обстоятельство, что она ходила в театральный кружок, который дал ей навыки актерской игры (см. заключение комиссии экспертов где приводятся обстоятельства заложенные в позицию защиты).

Мой подзащитный имеет постоянную регистрацию по месту своего жительства, где проживал большую часть своей сознательной жизни. Согласно бытовой характеристики по месту жительства характеризуется положительно «У. проживает по указанному адресу. За период проживания жалоб и перереканий от соседей не поступало, общественный порядок не нарушал. В ссорах с детьми замечен не был. На просьбы о любой помощи отзывался положительно. Проживает с семьей: женой и четырьмя детьми: три сына и дочь. Содержит семью в достатке, доброжелательно относится к родным.

В ходе подготовки к судебному заседанию нами был произведен опрос дежурного приемщика ОАО «ТБ и К» в помещении морга N 10 Больницы им. Боткина. Она не подтвердила принадлежность названных документов названной организации.
Кроме того, считаю правильным исключить из суммы, предъявленной к возмещению, ботинки мужские, так как в упомянутой выше квитанции уже имеет место обувь похоронная — «тапочки белые».

Не стоит забывать, что подсудимый сам вполне мог погибнуть. И не только он. Потерпевший поставил на грань гибели всех окружающих. На скоростях около 80 км/ч любое столкновение может иметь фатальный исход для всех участников.
Если суд все же придет к заключению о виновности подзащитного, прошу не избирать в качестве наказания лишение свободы.

Прения сторон в суде и защитительная речь адвоката

О том, как адвокат должен строить в прениях свою защитительную речь по содержанию, по жестикуляции, ораторским приемам и прочим манипуляциям современных технологий убеждения, — много рассказано на различных правовых порталах, а также в юридической литературе. Поскольку данный аспект находится в сфере профессионального юридического интереса, он не особо интересен доверителю либо подзащитному.
Однако, как отличить качественную защитительную речь адвоката от непроработанного непрофессионального выступления в суде?
Ответ на данный вопрос должен интересовать всех, кто доверил свою защиту адвокату в гражданском, арбитражном либо уголовном деле. Зачастую мнение об адвокате, его профессионализме складывается именно по его выступлению на судебной стадии прений сторон. Что необходимо знать доверителю, чьи интересы представляет адвокат, или подзащитному, которому также представляется последнее слово на стадии прений в суде?

Другой важный момент то, что защитительные речи судебных адвокатов должны отличаться логичным, продуманным построением плюс простота, точность и выразительность языка, психологическая глубина, точность юридических оценок обстоятельствам по рассмотренному в суде делу. Плюс адвокат не должен выражать свое личное мнение. Такие фразы, как «я думаю, что» или «я полагаю, что» неуместны и неубедительны.
Законодатель не регулирует содержание судебных прений. Однако, для выступающих в прениях сторон имеется два запрета : 1) нельзя ссылаться на доказательства, не рассмотренные в ходе судебного слушания. 2) Судья может остановить защитительную речь адвоката в случае, если тот ссылается на обстоятельства, не имеющие отношения к рассматриваемому делу, а также в случае, если выступающий ссылается на доказательства, признанные недопустимыми.

Речь в прениях по уголовному делу о нарушении О

Уважаемый суд, присутствующие в зале! Что можно сказать, резолютируя данное уголовное дело. С формальной точки зрения это уголовное дело не представляло никакой сложности как в расследовании, так и в рассмотрении его в суде по существу: стандартный перечень простых и понятных следственных действий, полное признание вины обвиняемым, раскаяние, и, как итог, рассмотрение дела в особом порядке. Казалось бы, ничего особенного, если не считать, что за каждым преступлением стоит судьба, и не одного человека, а многих судеб, связанных в единую цепочку. …преступлением… Преступление — есть виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания! Как мы знаем тот же закон гласит, что виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности. В свою очередь, применительно к нашей ситуации, преступления, совершенные по неосторожности, подразделяются на совершенные по легкомыслию или небрежности. Таким образом, согласно букве закона подсудимый не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия. То есть подсудимый мог предвидеть, что его автомобиль может потерять управление, следуя с разрешенной для данного участка скоростью. Следуя логике законодателя, любой из большинства людей, управляющих автомобилем, является потенциальным преступником, поскольку никто не застрахован от трагической ситуации, тем более в неблагоприятных дорожных условиях. Разве подсудимый двигался на неисправном автомобиле? Разве он следовал с превышением скорости? Разве он не был трезвым? Разве он уснул за рулем? Нет! Именно неблагоприятные погодные условия привели к цепи факторов, повлекших неконтролируемый занос микроавтобуса под управлением подсудимого и его столкновение с другими транспортными средствами, что послужило причиной гибели восьми человек и причинение телесных повреждений различной степени тяжести пассажирам и водителям других транспортных средств, в том числе и подсудимому. Так кто же стоит перед нами: преступник, потерпевший или счастливец, которому удалось среди немногих обойти злой рок судьбы и продолжать свой век. В каком-то смысле по этому поводу нельзя высказаться однозначно и от части подсудимый наделен всеми этими статусами: одними в процессуальном плане, другими – фигурально. Да, по букве закона он формально является преступником, но так называемое преступление его умышленным не является, он также мог оказаться в числе погибших, но по Божьей воле выжил!Мне думается, и я уверен, что многие согласятся со мной, что никакие меры государственного принуждения не могут затмить то счастье, которое родные и близкие подсудимого испытывают от осознания того, что он выжил в этой страшной катастрофе, и рано или поздно все-равно воссоединиться со своей молодой женой, с семьей, с близкими ему людьми, с теми, кто все это время поддерживал его, помогал не сломаться морально и физически, выдержать тот пресс, который свалился на законопослушного человека, впервые столкнувшегося с правоохранительной машиной, да еще в таком жесткой форме — оказавшись в местах изоляции от общества.А теперь давайте вернемся к тому определению, которое дает уголовный закон преступлению – это виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания… Звучит зловеще! Но насколько точно эта формулировка подходит к деянию подсудимого? Если и подходит, то только с большой натяжкой! В заключении выступления хочу обратить внимание участников процесса, что вину в инкриминируемом преступлении О. признавал полностью на всем протяжении предварительного следствия и в суде, в содеянном раскаялся. При активной помощи местных властей республики родные и близкие обвиняемого приняли исчерпывающие меры к принесению своих извинений и заглаживанию морального вреда родственникам погибших, благодаря понимаю ситуации которыми представлены заявления об отсутствии претензий и прекращении уголовного преследования в отношении подсудимого. Кроме того, необходимо принять во внимание, что О. женат, характеризуется положительно, имеет на иждивении родителей-инвалидов, о чем в уголовном деле имеются документы, и нахождение его под стражей затрудняет возможность оказания помощи родственникам погибших. По Божьей воле О. суждено было выжить в результате этой страшной автокатастрофы, и те душевные муки, слезы и страдания совести, которые выпали на его долю в качестве наказания за гибель его земляков не идут ни в какое сравнение с мерой государственного принуждения за совершение неумышленного преступления в результате неконтролируемого заноса при отсутствии факта превышения скоростного режима во время дорожно-транспортного происшествия.Эта трагическая ситуация свела всех нас в этом зале. Если бы не эта авария, эта трагедия, унесшая жизни многих людей, ушедших из жизни раньше срока, если бы в результате этого несчастного случая не выжил бы мой подзащитный – мы бы никогда не оказались в этом месте. Но он выжил, в числе немногих пассажиров микроавтобуса, и сейчас стоит перед нами по ту сторону решетки, заключенный под стражу. Бог даровал ему вторую жизнь, но расплата за это, в качестве «компенсации» государства – арест, изоляция от общества, лишь по тому основанию, что ему посчастливилось родиться в соседнем с Россией государстве! Насколько это справедливо решать не нам, но давайте не будем забывать, что наказание в уголовном праве призвано исправлять поведение виновного, расплачиваясь за совершенное преступление! А теперь зададим себе простой вопрос: что и какое наказание должно исправить поведение подсудимого. Разве наказывают детей за то, что они, нечаянно задев вазу, разбивают ее? Я думаю, что на этот нелогичный вопрос сложно ответить, а особенно судье, который, как заложник ситуации, вынужден вынести окончательный вердикт… Все задействованы в этом процессе, у каждого своя роль: судья, прокурор, адвокат, подсудимый, потерпевшие… Но цель в этом процессе одна – справедливое решение! Конечно, в ходе недавних изменений законодатель перевел эту статью в разряд тяжких, что делает затруднительным прекращение данного уголовного дела в связи с примирением сторон, несмотря на изъявление воли потерпевших о примирении с подсудимым, однако я прошу уважаемый суд очень внимательно отнестись к данной ситуации и с учетом всех изложенных обстоятельств в случае назначения наказания подсудимому решить вопрос о применении к нему меры наказания, не связанной с реальным лишением свободы!

Еще почитать --->  П 37 пп рф № 354 с последними изменениями 2021

Товарищ адвокат, мы это уже читали

После таких выпадов неконфликтные адвокаты прерывают свое выступление и начинают на ходу перестраивать свою речь, пытаясь за пару секунд определить, какие аргументы убрать, а какие оставить, чтобы умиротворить скорого председательствующего. Это бывает очень сложно сделать, когда все доводы представляются важными. В результате эффективность речи в прениях резко падает.

Действительно, прения сторон – это одна из важных частей судебного разбирательства. Ограничение права на судебные прения есть нарушение права на защиту, что неоднократно признавалось Верховным Судом РФ существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Адвокат для потерпевшего по ДТП (статья 264 УК РФ)

Для чего нужен адвокат для потерпевшего по ДТП? В данной статье на примере конкретного дела из адвокатской практики пойдет речь о том, с какими сложностями может столкнуться потерпевший, и какую помощь ему может оказать адвокат в ходе производства по уголовному делу по статье 264 УК РФ.

Следует учитывать, если гражданская ответственность причинителя вреда была застрахована в рамках ОСАГО, потерпевший имеет возможность в пределах страхового лимита получить выплату в счет возмещения вреда причиненного жизни или здоровью со страховой компании, о чем необходимо подать соответствующее заявление в страховую компанию, где была застрахована гражданская ответственность причинителя вреда.

Адвокат Алексей Куприянов принял защиту Владимира Титова, обвинявшегося в «нарушении Правил дорожного движения, повлекшем причинение смерти человеку» (ч.2 ст.264 УК РФ), когда дело уже поступило в суд. Ниже мы приводим наиболее важные выдержки из его защитительной речи. Но сначала — традиционный «разбор полетов» экспертами рубрики «Судебные речи», адвокатами, кандидатами юридических наук, доцентами Анны Паничевой и Юрия Костанова.
Бытует мнение, что дела о нарушениях Правил дорожного движения, как правило, не слишком сложны. Здесь нет криминалистических загадок и психологических хитросплетений. Они не выигрышны для защиты: исход дела едва ли не на 100% предопределен заключением экспертизы.
Тем ценнее успешный опыт защиты по таким делам. Ведь несмотря на оптимистичные заявления лоцманов судебной реформы, оправдательные приговоры и сегодня так же редки, как и прежде, когда словосочетание «правовое государство» воспринималось как происки «проклятого империализма». Речь, предлагаемая вниманию читателей, была произнесена по делу, которое, бесспорно, закончилось бы иначе, если бы не умелая защита.
Главным доказательством обвинения в рассматриваемом деле было заключение экспертизы о технической возможности для водителя предотвратить наезд. Именно поэтому главное место в речи отведено анализу заключения эксперта. Защитник, кажется, и не спорит с экспертами.
Он говорит, что «арифметика у экспертов правильная». Оказывается, однако, говорит защитник, что жизненные ситуации не исчерпываются четырьмя правилами арифметики: «арифметика» правильная, а результат не верен, потому что не верны исходные данные. И здесь адвокат проявляет недюжинное знание Правил дорожного движения и практики автовождения (подозреваем, что А. Куприянов — сам опытный водитель), т.е. того, что обязан знать следователь, назначая экспертизу, и обязан знать и понимать эксперт, который по закону вправе (и, конечно же, обязан) запросить у следователя дополнительные данные. При этом защитник делает, казалось бы, недопустимую вещь — не соглашается с утверждениями подзащитного, фактически изобличая его в даче «ложных» показаний. Но таков в этом случае его долг — ибо этими показаниями подсудимый себя изобличал в том, в чем, по мнению защитника, виноват не был. А в этом случае защитник не связан позицией подзащитного.
Речь не украшена тем, что П. Сергеич называл «цветами красноречия». Но это, пожалуй, в данном случае скорее достоинство, чем недостаток. Специфика дела, необходимость противостоять заключению экспертизы требуют именно такого делового стиля. Изощренное красноречие мешало бы слушателю — судье правильно воспринимать тезисы защиты, могло бы создать вредный психологический настрой: знаю, мол, вас, адвокатов, за красивыми словами прячется отсутствие мысли.
Конечно, «цветы красноречия» нужны для обеспечения определенного эмоционального состояния слушателя, но они как ораторский прием эффективны в более-менее массовой аудитории. В судебном зале, может быть, и была публика, но не она адресат судебной речи. Защита ориентирована на суд — судью, единолично рассматривающего дело.
Защитнику необходимо было преодолеть негативно окрашенное по отношению к подсудимому эмоциональное состояние профессионального юриста — судьи, вызванное тяжестью последствий: человек погиб, причем, возможно, из-за «лихачества» подсудимого. Ведь именно это следовало из заключения специалистов! Здесь надо было противопоставить эмоциям логику, скрупулезный разбор профессиональных выводов и оценок. И надо сказать, что защитнику это вполне удалось.
Есть в речи, как нам кажется, и определенные недочеты: неточны, например, рассуждения о преступной небрежности и преступном легкомыслии (бездействие, т.е. непринятие мер к предотвращению последствий, бывает характерно для обеих форм неосторожной вины). Нам представляются не очень уместными следующие рассуждения защиты о субъективной возможности вовремя обнаружить опасность для движения: «Тут нельзя стричь всех «под одну гребенку». Один водитель в состоянии обнаружить, а другой — не в состоянии». Вряд ли это суждение верно, ибо любой водитель должен отвечать по своим психофизическим данным установленным стандартным требованиям. Именно поэтому и водительские права дают только тем, кто успешно прошел медкомиссию, и запрещается управление автомобилем в нетрезвом состоянии.
Но ничто, что выходит из рук человеческих, не бывает вообще без недостатков. Речь хороша, и оправдательный приговор тому подтверждение.

Еще почитать --->  Провека платежа по уин

Вот случайно нашел статью в Гаранте, в которой приводится речь адвоката, защищаещего водителя, сбившего на смерть пьяного пешехода от тюрьмы и возмещения ущерба в полмиллиона рублей. Не дай бог попасть в такую ситуацию, но лучше быть готовым. Да и аргументы адвоката можно приминить к большинству ДТП

3) Меня обвиняют по статья 160 часть 3 УК РФ сумма 238000 р особый порядок и готов часть денег погасить 30000 р и по статья 264 часть 1 УК РФ бес пострадавших подскажите что мне грозит вину признал следствию помогал есть малолетний ребёнок алименты плачу.

5) Возбуждено уголовное дело по статья 264 часть 1 УК РФ, сказали, что будет особый порядок, потерпевшая сторона претензий не имеет, вред возмещен в полном объеме, но заявление о прекращении дела еще не написано потерпевшей. Только собирается писать, не поздно еще для примирения? (дело направлено в суд)