Примеры защитительной речи адвоката по уголовному делу

Дело Васина А

В молодости Курдов изменился, свое Я он теперь ценил больше всего на свете. Он плевать хотел на то, что там происходит с другими людьми и как у них и что. Он не стремился идти ни на какие компромиссы и не желал ни с кем считаться. Он просто хотел получать от внешнего мира то, что ему надо ничего не давая взамен. Если получить не удавалось, он применял методы силового воздействия. То есть: «или ты сделаешь так, как мне надо, или тебе я сделаю плохо».

Однако, в соответствии с показаниями Хруничева, Пронина и Васина – Рустик «Рах» ударил Курдова только один раз, кулаком в нос, у клуба «Питер». В дальнейшем в конфликте не участвовал. Следовательно, объективную сторону преступления, предусмотренную ст. 111 УК РФ не выполнял.

Защитная речь по уголовному делу об убийстве ёвой

Итак, приступим к рассмотрению обстоятельств дела. 17 октября 2006 года в стенах собственной квартиры была убита Королёва Татьяна Сергеевна. В убийстве обвиняется Фишер Алексей Иванович, встречавшийся с Королёвой на протяжении нескольких месяцев. Известно, что в день убийства между Фишером и Королёвой произошла серьезная ссора. Обвинение полагает, что Фишер весь последующий после ссоры день вынашивал планы мести, а ночью, между 22:00 и 23:00 часами, вооруженный ножом и топором, пришел к Королёвой, нанес ей многочисленные повреждения не совместимые с жизнью и исчез с места преступления. Я же попытаюсь доказать суду несостоятельность данной версии.

топором. Но на месте преступления был найден только нож с отпечатками пальцев подсудимого. Куда делся топор? Все дело в том, что мой подзащитный живет в коммунальной квартире, поэтому взять на общей кухне нож, которым недавно пользовался Алексей Иванович и оставил на нем отпечатки, не составляло большого труда. Другое дело топор. Мой подзащитный, выросший в городе, никогда не брал в руки топора, следовательно он не мог оставить отпечатков пальцев на орудии убийства. Убийца знал, что у следствия появятся подозрения по поводу наличия отпечатков пальцев только на ручке ножа, поэтому он прихватил топор с собой. Где был мой подзащитный во время совершения преступления. Свидетель Демидов, выгуливавший в этот вечер собаку, видел, как Фишер выходит из подъезда около 21:00. Сам Алексей Иванович утверждает, что он всю ночь гулял по набережной. Это косвенно подтверждается свидетелем Ивановой: будучи продавщицей круглосуточного киоска, она до самого утра наблюдала на набережной одинокую фигуру. Следы преступления. Такое преступление подразумевает, что одежда убийцы будет довольно сильно испачкана, однако ни на одежде, ни под ногтями, ни в квартире моего подзащитного не обнаружено никаких следов крови. Теперь мотив. Да, имела место ссора. Но по словам свидетелей, это была не первая ссора между Королёвой и Фишером, почему же она закончилась так трагически? Ведь мотив для совершения преступления был и у другого лица. Свидетель Чинякин поведал нам, что соседка Фишера по коммунальной квартире Лузина любила моего подзащитного и испытывала к Королёвой открытую неприязнь. А всем нам известно, что делает с женщиной ревность. К тому же Лузиной не составляло большого труда похитить с кухни нож с отпечатками пальцев Фишера. И это только

Понятно по-человечески, что у моего подзащитного возникло желание защитить свою честь и достоинства, ранее грубо попранные В.Н и его друзьями, избившими его в присутствии жены и друзей, понятно и то, что разумнее было оставить любые действия на более позднее время — однако поведение моего подзащитного было обусловлено фактически сильнейшим эмоциональным возбуждением, что также объяснимо.

С другой стороны, показания А.С., А.В. , В.Н.в этой части следует оценивать критически, поскольку они являются позицией их защиты в случае привлечения их к уголовной ответственности за побои, причиненные моему подзащитному. Считаю, что показания А.С., А.В, В.Нв части первоначального конфликта с Ф., а равно показания В.Н. в части обстоятельств так называемого незаконного проникновения в жилище нельзя рассматривать как объективные и соответствующие реально происходившему и истине, и, в силу этого, брать за основу при вынесении решения по данному уголовному делу по следующим причинам.

Речь адвоката-защитника подсудимого по уголовному делу о незаконном обороте наркотических средств

В связи с изложенным, при задержании Иванова П.С. 26 марта 2103 года оперативными сотрудниками Чалтырьского УФСКН проводилась оперативная деятельность с целью выявления, раскрытия преступления, а не административная деятельность, осуществляемая на основаниях и в порядке, предусмотренном КоАП РФ.

Но уважаемый суд, если Вы сочтете мои доводы неубедительными, то при назначении наказания просил бы учесть положительные характеристики Иванова, наличие у него на иждивении малолетнего ребенка, что является смягчающим наказание обстоятельством, его полное признание своей вины.

Составы вменяются лишь на предположениях и подтверждаются лишь показаниями потерпевшей, которая сама сомневается в точности предоставляемой следствию информации. Так, в заявлении в правоохранительные органы потерпевшая указывает на эпизоды преступлений, которые по ее мнению были 6-7 раз, а, следовательно, уверенности нет даже у самой потерпевшей, при этом следствие уверовало в то, что составы имели место быть именно в большем объеме, а не в меньшем. При этом со стороны обвинения грубо нарушен принцип того, что «все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого».

Письмо указывает, на ложь потерпевшей органам прокуратуры, так мать потерпевшей пишет моему подзащитному, что: «фото… компьютеру сделала она сама, а в прокуратуре сказала, что ты просил, ладно еще была тема с ней про Вована…». Из записей следует, что характеристика потерпевшей требует внимательного анализа как со стороны психолога так и суда, несовершеннолетняя имеет множество друзей, из которых есть условно осужденные лица, мама указывает, что бывали случае, когда потерпевшая «ушла в школу и пропала на три дня. В тот день к вечеру мы узнали, что она с Темой, но тогда не знали где он живет, Ирина сказала где-то у магазина «Монетка», и сказали просто спросите Тему наркомана… когда нашли дочь, она была в квартире, там сидели уголовники, которые уже не раз срок отбывали. Муж забрал мою дочь Вику оттуда в непонятном состоянии…она рассказала, что уже не девушка…».
… «моя дочь почувствовала свободу, начала потихоньку командовать дома… она за шкирку притащила Сашу домой окричала, стукала по голове, я на нее закричала, она в ответ…»…

Прения сторон в уголовном процессе: участие адвоката-защитника

Поскольку разобщенность между защитниками ослабляет защиту, защитники, если материалы дела позволяют, должны стремиться к единству и координации усилий по защите. Защита в процессе с несколькими подсудимыми — это не обособленные выступления отдельных защитников, а целеустремленная коллективная деятельность всех представителей защиты. Противоречивые интересы подсудимых не исключают солидарности защитников в отстаивании положений, относящихся к защите всех или ряда подсудимых. Это касается не только защитительных речей, но и заявлений и ходатайств. Например, ходатайство одного защитника может иметь важное значение для всего дела, и тогда оно в той или иной мере касается всех участников процесса, В таком случае несколько защитников могут поддержать ходатайство, хотя не к каждому из их подзащитных заявленное ходатайство имеет непосредственное отношение.

Адвокат, выступающий в прениях, произносит речь, называемую «защитительная речь». Это вид судебной речи. По определению Т.Л. Живулиной и С.В. Травина «судебная речь — это публичное выступление, которое представляет собой изложение выводов оратора по конкретному делу и его возражения оппоненту» [2].

2) сразу, массивом, путем эмоционального взрыва в тактичес­ки оправданном моменте судебного заседания. Активная тактичес­кая линия защиты может быть реализована и в начале судебного заседания, когда защитник заявляет ряд ходатайств, каждое из которых содержит аргументы в пользу невиновности или смягче­ния вины подсудимого.

В соответствии с действующим законодательством обязанность доказать на суде виновность подсудимого, обосновать правильность предъявленного ему обвинения лежит на прокуроре. Суд вправе вынести обвинительный приговор только при условии полной и не­сомненной доказанности виновности подсудимого в инкриминируе­мом ему деянии. Но это не освобождает защитника от необходимо­сти доказывать выдвигаемые им положения, обосновывать приво­димые им доводы и соображения, аргументировать свои выводы. Иначе все его утверждения останутся голословными, бездоказатель­ными и не окажут влияния на формирование внутреннего убежде­ния судей, на вынесенное ими решение.

Выступление адвоката – защитника по уголовному делу

Позиция адвоката по делу. Позиция по делу для адвоката – это единственный, выверенный, прошедший через все предварительное следствие, через судебное заседание, обязательно согласованный с подзащитным, тщательно проанализированный стержень того, о чем он будет говорить. Различают такие виды позиций адвоката в ходе уголовного дела:

Вступительное заявление адвоката по уголовному делу предусмотрено статьей 335 Уголовно-процессуального кодекса РФ, которая определяет, что судебное следствие в суде присяжных начинается со вступительных заявлений государственного обвинителя и защитника. Вступительное заявление адвоката по своему содержанию обусловлено той процессуальной позицией, которую адвокат занимает при рассмотрении уголовного дела судом.

О работе адвоката в прениях сторон по уголовному делу

Таким образом, подготовка и само выступление в прениях являются, безусловно, значимой стадией работы адвоката по уголовным делам, однако не следует излишне переоценивать ее значение для достижения успешного результата и чрезмерно расстраиваться, если что-то в этом выступлении прозвучало чуть хуже, чем вы планировали изначально.

Рекомендация № 5. Никогда не следует пренебрегать репликами, которые должны быть, прежде всего, реакцией на доводы процессуального оппонента, а не повторением ранее сказанного в прениях. Не стоит забывать, что реплики являются краткими по своей сути, то есть это короткие бьющие в цель тезисы, опровергающие слова обвинителя, а не пространные рассуждения. Самым простым построением логической конструкции является отталкивание от доводов оппонента. Например, «я согласен с этим, с этим и с этим доводом, но это ничего не доказывает, потому что…» Если же вы считаете, что вам совсем нечего сказать в репликах, хотя бы выразите отношение к запрошенному обвинителем наказанию. Уж с этим-то вряд ли вы, как защитник, будете согласны.

Еще почитать --->  Срок хранения документы по аренде

Речь защитника; составная часть судебных прений

2.2. Подготовка и произнесение защитительной речи
Подготовка защитительной речи требует от адвоката не только постоянного пополнения запаса знаний, расширения кругозора и повышения уровня культуры, но и усидчивости, кропотливого труда, поисков и умения критически оценивать сделанное. Однако вся эта работа окупится вниманием и интересом слушателей, сознанием добросовестно исполненного долга, а быть может, и согласием суда с позицией защиты.
Качество защитительной речи, её обоснованность и убедительность находятся в прямой зависимости от степени подготовленности защитника к участию в судебном процессе, от знания им рассматриваемого дела, от продуманности тех доводов, суждений и предложений, которыми он оперирует. Только тот, кто хорошо подготовлен к выступлению, кто находится во всеоружии фактов, в состоянии произнести глубокую по содержанию и безупречную по форме речь. Никакие надежды на опыт, находчивость, полемические способности не помогут, если защитник отнесётся к подготовке беззаботно, спустя рукава. Чем лучше защитник подготовлен к выступлению, чем больше труда он вложил в предварительную работу, тем свободней и уверенней он будет чувствовать себя в суде, тем содержательней и выразительней будет его речь. Таким образом, для того, чтобы успешно выступить в суде, необходима хорошая подготовка к процессу. Подготовительная работа защитника к участию в судебных прениях складывается из определённых этапов, образующих её докоммуникативную фазу: досудебного, во время судебного следствия и заключительного [20, с. 51].
Досудебная подготовка включает в себя следующие элементы: изучение материалов уголовного дела; ведение досье защитника; беседу с подзащитным; собирание дополнительных сведений для представления их суду; изучение законодательства, судебной практики и юридической литературы; выработку позиции защиты и составление плана защиты; составление текста или тезисов речи.
Итак, подготовка к судебной речи начинается с изучения материалов уголовного дела. Каким бы ясным и несложным не казалось дело, с ним следует внимательно ознакомиться. Только отличное знание дела даёт возможность произнести хорошую речь. С годами приходят опыт и навыки быстрой ориентировки в материалах дела, умение увидеть в нём главное, но, не зная дела досконально, нельзя рассчитывать на успех выступления в суде. Изучение материалов уголовного дела необходимо для того, чтобы уяснить: что будет проверяться в суде; соответствуют ли выводы обвинения материалам дела; учтены ли следователем все обстоятельства и доказательства по делу; есть ли необходимость восполнения пробелов предварительного следствия в суде. Знание дела позволяет хорошо ориентироваться в его материалах, не пойти на поводу у других участников процесса, разработать методику и тактику своего участия, определить позицию и содержание речи, составить её план [44, с.91]. Главным в содержании судебной речи является окончательный вывод по делу. Влияние на решение суда могут оказать дополнительные доказательства, для отыскания которых необходимо не только знание материалов дела, но и активная работа на судебном следствии.
При ознакомлении с делом адвокат должен делать выписки из материалов дела, которые вместе с записями, сделанными им в судебном заседании, составляют его производство. По большим и сложным делам записи предпочтительнее делать по следующим разделам: эпизоды обвинения, показания обвиняемых, документы, вещественные доказательства, заключения экспертов. Необходимо подчеркнуть, что все материалы дела должны стать объектом изучения. Так, нельзя выделять факты, бросающиеся в глаза, и оставлять в стороне обстоятельства, кажущиеся незначительными, ибо трудно заранее определить, что окажется важным, а что не будет иметь никакого значения. Следует не только прочитать показания всех участвующих в деле лиц, но и тщательно ознакомиться с документами и вещественными доказательствами. Многое для ознакомления с личностью обвиняемого и потерпевшего дают их дневники, письма, документы. В деле нет мелочей, всё подвергается тщательному изучению и анализу. В противном случае дело может преподнести нежелательные сюрпризы, и защитник окажется на суде в весьма неприятном положении. Плохое знание материалов дела подрывает авторитет адвоката, вызывает недоверие к нему, к его доводам и аргументам.
Существует определённая последовательность в ознакомлении с делом. Как правило, дело начинают изучать со справки о результатах предварительного расследования. Затем изучают постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Далее изучается протокол допроса обвиняемого, где зафиксировано отношение обвиняемого к предъявленному обвинению. Проверяется, когда и какая мера пресечения избрана; при этом особое внимание необходимо обратить на сроки содержания под стражей. После ознакомления с данными документами дело начинают изучать с листа №1 — постановления о возбуждении уголовного дела.
При изучении показаний свидетелей и заключения эксперта необходимо выделять в них главное. При ознакомлении с заключением эксперта обращается внимание не только на его заключительную часть, где, как известно, формулируются выводы, но и на ту часть, где эти выводы обосновываются. Тщательно обдумываются вопросы, которые необходимо задать обвиняемому, свидетелям, потерпевшим и эксперту. При постановке вопросов не следует увлекаться выяснением лишних подробностей в подтверждение своей позиции. К сожалению, многие адвокаты нередко забывают об этом правиле и во время судебного следствия начинают исследовать такие подробности, которые только запутывают свидетеля, подрывая доверие ко всем его показаниям. Ознакомление с делом должно носить критический характер, работа по оценке материалов дела должна идти в направлении:
1. определения истинного значения каждого доказательственного факта в общей структуре дела;
2. отделения главных фактов от второстепенных, частных;
3. разграничения между бесспорно установленными и сомнительными, вероятными фактами путём проверки достоверности доказательств, которыми эти факты подтверждаются;
4. определения полноты исследования и обоснованности сделанных выводов [13, с. 149].
Ознакомившись с делом, защитник отделяет бесспорно установленные факты от всего сомнительного, неизвестного и противоречивого. Не следует удовлетворяться оценкой доказательств, данной ранее следователем. Надо постараться адвокату найти своё объяснение доказательствам и фактам. Любые доказательства дела можно объяснить иначе, чем это сделал следователь. Разграничив сомнительные и достоверные сведения о фактах, не следует торопиться признавать другие сведения не имеющими значения для дела. Иногда в этих, на первый взгляд безразличных данных, можно найти ответы на возникшие сомнения. Нередко с помощью безразличных или необъяснимых фактов можно установить связь с главными обстоятельствами по делу.
Работа над делом протекает не только за столом и не только в рабочее время. О деле нужно думать много и постоянно. И только тогда появятся нужные мысли, только тогда наступит «озарение» и защитник увидит главное в деле. Те речи, которые кажутся произнесёнными легко, просто, без всякого труда, на самом деле являются результатом хорошего образования, опыта, постоянной работы над собой, над повышением своей квалификации, и, кроме всего этого, большой напряжённой работы над делом.
Изучение данных предварительного расследования должно вестись защитником с карандашом в руках. Защитник обязан иметь собственное производство по делу (досье), в котором сосредоточиваются все заметки, выписки, наброски, копии основных процессуальных документов по делу или выдержки наиболее важных моментов из них [32, с. 204-205].
Кроме изучения уголовного дела и ведения досье, в досудебную часть подготовки адвоката к выступлению в процессе входит также проведение личной беседы с лицом, защиту законных прав и интересов которого он будет осуществлять. В ходе этой беседы защитник подробно обсуждает с обвиняемым все обстоятельства дела, уточняет неясные вопросы, выясняет данные о личности подзащитного, его отношение к предъявленному обвинению, наличие у него каких-либо сведений или документов, оправдывающих его или смягчающих ответственность и не нашедших отражения в материалах предварительного расследования. В беседе с подзащитным адвокат излагает свою точку зрения по делу, указывает, на чём она основана, согласовывает взаимоприемлемый план защиты.
В процессе подготовки к участию в судебном рассмотрении уголовного дела защитнику следует просмотреть нормативный материал, касающийся разрешаемых вопросов, ознакомиться с судебной практикой. Полезно также проконсультироваться с соответствующими специалистами, заглянуть в юридическую литературу.
На основе критического изучения дела, анализа собранных доказательств, беседы с обвиняемым, просмотра нормативного материала и справочной литературы у защитника складывается определённое представление об обоснованности сформулированного органами расследования обвинения, вырабатывается защитительная позиция, которая определяет содержание защитительной речи. Разумеется, сложившееся мнение следует рассматривать лишь как предварительное, как рабочую гипотезу, которая в может в дальнейшем уточняться или видоизменяться в зависимости от конкретных обстоятельств. Исходя из наметившейся защитительной позиции, адвокат составляет план защиты. В нём должно быть предусмотрено следующее:
а) какие ходатайства необходимо заявить суду в целях обеспечения прав и законных интересов обвиняемого;
б) какие доказательства предоставить суду для обоснования невиновности или меньшей степени ответственности подзащитного;
в) как провести допрос подсудимого, в какой последовательности и какие вопросы поставить ему;
г) какие обстоятельства выяснить при допросе свидетелей, потерпевших, экспертов и исследовании других обстоятельств по делу.
Неотъемлемой частью досудебной подготовки защитника к выступлению в суде является работа над речью. Она заключается, прежде всего, в обдумывании всех элементов речи, в поисках наиболее убедительных доводов, аргументов, сравнений, сопоставлений. Защитник должен иметь чёткое представление о том, что он собирается сказать суду и как он намеревается сделать это. Поэтому подготовка к выступлению должна включать в себя работу и над содержанием, и над формой речи.
Как бы не относиться к известному спору о том, следует ли составлять полный текст речи, или можно ограничиться развёрнутым конспектом, подробным планом, тезисами или набросками, несомненным остаётся то, что хорошая речь — всегда плод упорного труда, длительных поисков, многократных переделок и шлифовок. А это предполагает обязательную письменную подготовку, характер и полнота которой зависят от личностных качеств защитника, его привычек и способностей. Готовясь к выступлению в суде, адвокат мобилизует все свои возможности, облекает речь в сжатую, ёмкую, хорошо отточенную форму. Этим самым он готовит суд к восприятию доводов защиты [33, с. 92].
Если обратиться к истории, то увидим, что практически все знаменитые русские адвокаты XIX века предварительно работали над речью и заранее писали свои речи или целиком, как В.Д. Спасович, или в виде конспектов, или «оазисами», как говорил о себе Ф.Н. Плевако. Кстати, Ф.Н. Плевако в последнее время тоже писал целиком свои речи и сразу после прений передавал свою рукопись в газету. При этом он рекомендовал, чтобы вся идея защиты была заранее глубоко продумана [5, с.48].
Защитник должен помнить, что неубедительная, немотивированная, наспех составленная речь не способна принести пользы ни подзащитному, ни самому адвокату, поскольку подрывает его авторитет, снижает оценку даже очень хорошей судебной работы с доказательствами. Работая над речью, адвокат должен в лаконичной, хорошо отшлифованной форме отразить в ней самое необходимое. Так, в своё время Цицерон писал: «. Всё построение убедительной судебной речи основано на трёх вещах: доказать правоту того, кого мы защищаем; расположить к себе тех, перед кем выступаем, направить их мысли в нужную для дела сторону» [52, с. 152].
Во время судебного следствия, следующего этапа подготовки защитника к выступлению в судебных прениях, основное внимание уделяется исследованию собранных по делу доказательств в целях выявления данных, говорящих в пользу обвиняемого. По мере такого исследования защитник вносит в схему своей речи соответствующие дополнения, уточнения и поправки.
И, наконец, завершающая работа по подготовке защитительной речи происходит во время выступлений других участников процесса: государственного или частного обвинителя, потерпевшего, гражданского истца или их представителей. Слушая их, защитник вносит последние поправки в текст речи, обдумывает контраргументы, отмечает те места из их выступлений, которые требуют дополнительного разъяснения, обоснования или опровержения.
Самый ответственный момент в деятельности любого адвоката -произнесение речи, когда на суд аудитории выносятся результаты большой подготовительной работы (коммуникативная фаза) [18, с. 72-75]. Именно во время произнесения речи реализуются цели, стоящие перед защитником, поэтому с полным правом коммуникативную фазу речи можно назвать кульминацией судебного ораторского искусства. Вся огромная, предшествующая творческая работа направляется на осуществление главной деятельности оратора — выступление с речью в судебных прениях. Содержание любого выступления определяется его темой и мастерством оратора. Форма же выступления зависит от состава слушателей, конкретной ситуации и ораторского стиля.
В результате постоянной работы над собой, частых выступлений в суде, у каждого оратора складывается свой определённый стиль. Ораторский стиль — то форма и характер речи, тон и интонация, выразительность слова; он позволяет собрать воедино все выразительные средства, наиболее успешно воплощающие содержание речи. В ораторском стиле проявляются личность оратора (адвоката), его индивидуальные качества, общая культура, специальные знания, накопленный жизненный опыт; темп, сдержанность, страстность речи.
Ораторский стиль, по мнению Г.З. Апресяна, имеет несколько видов. Первый стиль характеризуется как строго логичный, внешне спокойный. Защитник, говорящий в этом стиле, свои мысли всегда аргументирует, доказывает. Второй стиль — эмоционально насыщенный и темпераментный; важнейшим элементом является ораторская субъективность, личность самого оратора. Третий стиль — средний, синтетический. В нём сливаются признаки первых двух стилей, грани между ними подвижны, относительны. Представляется, что для защитника, выступающего в судебных прениях, предпочтительнее третий стиль.
Любая устная речь рассчитана прежде всего на непосредственное слуховое восприятие. Оно во многом зависит от тона, темпа, интонации речи и дикции оратора. Интонация — это модуляционная окраска слов; тот или иной интонационный оттенок может полностью изменить смысловое значение слов, придать ему совершенно другой характер. Вот почему важно уметь правильно пользоваться интонационным богатством голоса, стремиться к единству мысли и её звукового выражения.
Небезразличен для речи и темп. Плохо, когда произносят речь чересчур медленно, вяло и тягуче, но и не лучше, когда она слишком быстрая. Характеру речи должен соответствовать её тон: спокойный, сдержанный и деловой. Недопустимы в судебной речи раздражение, запальчивость, пренебрежительный тон. В равной мере противопоказаны ей угодливость, слащавость, подчёркнутое заискивание, монотонность [44, с. 43-47]. Наконец, плохое впечатление оставляет назидательный, поучающий тон. Защитник должен обращаться к судебной аудитории как спокойный и уважительный собеседник. Ничего не навязывая им, он как бы делится с ними своими мыслями и наблюдениями, выводами и соображениями.
При произнесении судебной речи, как и любой другой, большое значение имеет начало, которое должно быть оригинальным и ярко индивидуальным. Не надо торопиться начинать речь! Получив слово, необходимо подняться со стула и немного помолчать. Начальная пауза имеет огромное значение, поскольку в эти секунды происходит знакомство судебной аудитории с адвокатом и, наконец, начальная пауза помогает освоиться и преодолеть волнение.
Каждый защитник должен уметь подавлять в себе нерешительность и нервозность. Преодолеть так называемую «ораторскую лихорадку» и приобрести уверенность в себе помогают отличное знание материалов дела, убеждённость в правильности своей позиции, хорошая подготовка к речи, а также такие личностные качества как смелость и решительность. А.Ф. Кони писал, «что размер волнения обратно пропорционален к затраченному на подготовку труду или, вернее, результату подготовки» [26, с. 108].
Во время начальной паузы опытный защитник улавливает настроение судебной аудитории, её отношение к нему, к содержанию речи, нащупывает верный тон и создаёт атмосферу сотрудничества. Немного помолчав, речь необходимо начинать спокойно, с незначительных слов, что необходимо для того, чтобы взять естественный тон. Судебная речь начинается словами «Уважаемый суд!» и лучше всего начинать защитительную речь просто, в замедленном темпе и сравнительно негромко.
Во время произнесения речи защитник смотрит на слушателей, обращается к суду, поддерживая с ним постоянный зрительный контакт. Положение тела меняется только во время речи и никогда — во время паузы. Поза определяется индивидуальным стилем адвоката, но каждый адвокат должен добиваться ощущения лёгкости, подвижности и естественности своей позы. Во время произнесения речи необходимо избегать хождения, топтания на месте, каких — либо покачиваний. Взыскательно нужно относиться к жесту, к мимике. Они уместны лишь тогда, когда дополняют переживаемое оратором чувство, подчёркивают высказываемую мысль, оттеняют её, усиливают эмоциональную выразительность сказанного.
Нельзя, чтобы жесты и мимика заменяли язык слов. Заслуживает уважения защитник, когда он, ссылаясь на статьи закона, наизусть повторяет их словами законодателя [33, с. 94]. При этом умеренно громкая, отчётливая речь, если только в ней не сквозит излишней самоуверенности, сразу располагает слушателей в пользу защитника и внушает суду убеждение, что его следует слушать внимательно. Говорить надо как можно проще.
Конец речи должен связывать её с началом, придавать всей речи композиционную завершённость. Он должен быть таким, чтобы все присутствующие в зале суда поняли, что дальше говорить нечего. Причём слушатели должны это почувствовать и по содержанию речи, и по голосу адвоката. Совершенно излишне и даже неуместно заканчивать речь в судебных прениях напыщенными фразами и громкими словами. Лучше всего кончать судебную речь формулированием просьбы к суду. Причём эта просьба должна быть высказана чётко, ясно и коротко. Например: » Защита просит суд квалифицировать действия В. по ст. 206 Уголовного кодекса БССР и назначить ему наказание с учётом всех обстоятельств дела» [51, с. 11]. И адвокат, и прокурор обращаются к суду только с просьбой, а не с требованием.

Еще почитать --->  Скачать согласие на регистрацию ооо от собственника квартиры образец

ГЛАВА 3. Требования, предъявляемые к форме защитительной речи
3.1. Языковые средства в речи защитника
Для судебного оратора умение говорить грамотно и культурно приобретает особое значение, поскольку выступление защитника в суде носит публичный характер и связано с осуществлением правосудия. Нередко культуру речи отождествляют с понятием правильной речи, то есть речи, соответствующей общепринятым языковым нормам. Обязательным условием грамотной и культурной речи является правильное произношение слов, строгая взыскательность к соблюдению правил фонетики. Всякие искажения в произношении слов, неправильные ударения производят отталкивающее впечатление. Безусловно, язык любого публичного выступления должен отвечать общепринятым требованиям. Вместе с тем бывают случаи, когда речь защитника отличается от литературных канонов, но, тем не менее, оказывает сильное воздействие на слушателей, и, наоборот, безупречно правильная и даже красивая, но пустая или бесстрастная речь прозвучит, не затронув ни рассудка, ни сердца слушателей.
От грамотности и культуры речи зависит её точность, выразительность, логическая стройность и убедительность. Наличие в речи неправильных словосочетаний, неверных оборотов невольно искажает речь, затрудняет её восприятие. Необходимо стремиться к тому, каждое слово, каждое выражение, использованное в речи, было употреблено в точном соответствии с его смысловым значением. Только в этом случае речь будет безукоризненной в отношении грамотности и чистоты стиля, будет отличаться высокой речевой культурой. К сожалению, многие защитники в своих речах совсем не заботятся о точности выражений.
Судебная речь имеет целью убедить судей, а для этого она, прежде всего, должна быть понята составом суда и другими слушателями. Значит, первое важное требование к защитительной речи — ясность. О «необыкновенной, исключительной» ясности на суде писал П.Сергеич: «. Не так говорите, чтобы мог понять, а так, чтобы не мог не понять вас судья» [44, с.35]. Так с помощью чего достигается ясность? Прежде всего, глубоким знанием материала, чёткой композицией речи, логичностью изложения, убедительностью аргументов. Нередко доступность называют простотой речи. Простота изложения способствует тому, что речь понимается легко, однако не следует путать простоту и примитивность. Простота речи предполагает использование и сложных синтаксических конструкций, и риторических приёмов. Вовремя и кстати приведенное сравнение, яркая метафора, риторический вопрос и фразеологизм оживляют выступление, делают его более доходчивым. Достигнуть простоты и ясности можно только настойчивой работай над каждой защитительной речью.
Речь становится неясной вследствие недостаточного знания материалов дела и низкой культуры мышления [19, с. 57]. Также причиной неясности является неуместное использование в речи иноязычных слов и узкоспециальных терминов. К неясности речи обязательно приведёт неуместное использование местоимений, многословие. Ясность выражения мысли ведёт к такому требованию, предъявляемому к речи, как точность. Ясное, точное слово- основное оружие судебного оратора. Поэтому кроме знания предмета речи необходимо хорошо знать и свой родной язык, обладать большим запасом слов, а для этого требуется постоянная работа над языком, изучение художественной литературы и лучших судебных речей.
Выдающийся судебный оратор А.Ф.Кони настойчиво призывал изучать свой родной язык. «Нужно хорошо знать свой родной язык и уметь пользоваться его гибкостью, богатством и своеобразными оборотами. Пусть не мысль ищет слова и в этих поисках теряет время и утомляет слушателей, пусть, напротив, слова покорно и услужливо предстоят перед вашей мыслью в полном её распоряжении» [26, с. 142-144]. Таким образом, критерием точности высказывания следует считать его соответствие замыслу оратора.
Что может вызвать неточности в судебной речи? Довольно часто юристы путают паронимы продоставить- представить, вина- виновность. Также неточность создаётся недоговариванием суффикса -ся в возвратных причастиях, употреблением «модных» слов, небрежным обращением с частицей «не». Из- за неточности языка, из- за неточных формулировок и употребления слов лишь приблизительно отражающих мысль защитника, судьи не смогут составить чёткого представления о сути выступления, о целях речи и позиции, занимаемой оратором.
Точность, то есть соответствие высказывания замыслу оратора и явлениям действительности, является необходимым качеством судебной речи. Речевые неточности, вызванные слабым знанием предмета речи, вызывают негативное отношение судебной аудитории к оратору. Какими способами достигается точность речи? Ответ на этот вопрос даёт Н.Н. Ивакина, указывая, что точность речи достигается, во-первых, употреблением юридических терминов и клише, таких, как мотивы преступления, а не побуждения; возбудить уголовное дело, а не начать; применить меры пресечения, а не принять; во- вторых, употреблением повторов [19, с.24- 28].
Точно обозначенные понятия, ясно выраженные мысли должны быть поданы логично, то есть должны отражать логику отношений и зависимостей между явлениями. Логичность — ещё одно требование, предъявляемое к защитительной речи. Мыслить и рассуждать логично — значит мыслить точно и последовательно, доказательно и убедительно, не допускать противоречий в рассуждении. Это необходимо помнить судебным ораторам, так как их речи требуют обоснованности выводов.
Важным качеством судебной речи является её уместность, то есть соотнесённость языковых средств с целевой установкой, с содержанием речи, умение построить её соответственно теме, задаче, времени, месту и оратору. Уместная речь обладает следующими признаками:
1) соразмерность языковых средств и содержания, то есть слова должны точно передавать определённое содержание. Например, определяя степень тяжести причинённого телесного повреждения, не следует выражать мысль приблизительно: очень тяжелые повреждения, а нужно использовать юридический термин «тяжкие телесные повреждения»;
2) соответствием языковых средств обстановке. Например, неуместным будет такое словосочетание слов в зале суда как «в один прекрасный день девушка- работница в пьяном виде зарезала мать»;
3) соответствие языковых средств оратору. Это означает, что защитник, выступая в судебных прениях, должен употреблять слова в соответствии с официальной обстановкой и своим служебным положением [19, с. 31].
Слова характеризуют оратора как личность, поэтому его речь должна быть чистой. Чистой признаётся такая речь, в структуре которой нет чуждых литературному языку фразеологизмов, диалектной, жаргонной и просторечной лексики. Довольно часто речь может быть засорена словами типа: крутые, кинуть, балдеть, прикид, тусовка, разборки, наехать, пьянка.
Одним из основных качеств судебной речи, определяющих её эффективность, является правильность, которая предполагает соблюдение общепринятых норм литературного языка. Языковые нормы — это наиболее распространённые, общепринятые правила произношения, употребления слов, правописания, постановки знаков препинания и словообразования. Важно соблюдение лексических норм, обеспечивающих точность словоупотребления; орфоэпических (произношение); акцентологических (норм ударения); грамматических норм (морфологические и синтаксические). Важно также соблюдение стилистических норм, которые обеспечивают уместность в речи эмоционально и функционально окрашенных языковых средств. Умение говорить грамотно — обязанность судебного оратора. Казалось бы, внимание судей и присутствующих на суде граждан сосредоточено на содержании речи, однако любое нарушение нормы языка вызывает негативную реакцию, отвлекает от восприятия материала. Какой должна быть речь: длинной или короткой? Существуют различные точки зрения по данному вопросу. «Речь должна быть коротка и содержательна», — указывал П.Сергеич [44, с.56]. Некоторые авторы считают, что «лаконизм речи достигается употреблением коротких фраз, ибо они легче воспринимаются» [42, с. 118]. К месту будет привести классический пример самой короткой речи Ф.Н.Плевако, произнесённой им в защиту священнослужителя: «Он столько раз отпускал вам грехи, неужели вы не отпустите ему его грех?» [38, с. 132]. Речь была короткой, простой и убедительной. Известно, что после этой речи суд присяжных священнослужителя оправдал. Конечно, короткие высказывания воспринимаются легче, чем длинные построения, однако лучшие судебные ораторы использовали и продолжают использовать сложные синтаксические конструкции с причастными и деепричастными оборотами.
Существует мнение, что простота — это важнейшее требование, предъявляемое к судебной речи. Простота и доходчивость речи — это умение говорить доступно о сложных и серьёзных вещах, учитывая особенности аудитории. А поскольку цель судебной речи — установление истины, то соответственно она должна быть простой, доходчивой и понятной как судьям, так и обвиняемому и всем присутствующим в зале судебного разбирательства [37, с11О- 111]. Простота судебной речи в первую очередь зависит от того, насколько хорошо защитник знает предмет своего выступления, аудиторию и, конечно, насколько он владеет словом. Защитнику необходимо помнить, что зал судебного заседания — это не место для словесных упражнений. Здесь неприемлемы пустословие, высокопарность, кокетство.
Следует отметить, что выступать перед судьями и остальной аудиторией кратко и ёмко совсем непросто: этому надо учиться. Как правило, лаконичная судебная речь — следствие отличного знания материалов дела, общей эрудиции и тщательной подготовки. Многословие же часто как раз свидетельствует об отсутствии чёткого представления о предмете и целях выступления. Иногда бывает, что некоторые ораторы пытаются утопить в море слов отсутствие ясной мысли и собственной точки зрения. Многословие — это бич многих прокуроров и адвокатов. Лишние слова засоряют речь, лишают её живости и естественности. Это приводит к тому, что главная мысль с трудом пробивается сквозь «густые заросли» словесных сорняков и слов — паразитов. Одной из причин многословия является употребление вводных слов — паразитов типа «как говорится», «вообще «, «так», «вот», «короче говоря», «ну», «значит», «так сказать». Другая причина — повторение сказанного теми же словами, нередко однокоренными. Однако самый злейший враг судебной речи — это пространные рассуждения, «разжёвывание» всем известных истин. Известно, что современная судебная аудитория автоматически отключается от восприятия речи, которая не содержит ничего нового.
Судебная речь должна быть лаконична и сочетаться с её содержанием, чему содействуют эмоциональность и экспрессивность [33, 107]. Эмоции вызывает сам материал судебной речи. Экспрессивность (выразительность) выступления защитника зависит от самостоятельности его мышления, от его интереса к тому, о чём говорит; от умения контролировать свою речь. Выразительная речь вызывает интерес у судей и присутствующих в зале суда граждан, поддерживает интерес к предмету разговора. Созданию экспрессивности и эмоциональности служат языковые средства, с помощью которых защитник выражает эмоционально — волевое отношение к предмету речи и тем самым воздействует на эмоции судей.
Существует ещё одно немаловажное требование, предъявляемое к судебной речи — индивидуальность (самобытность), то есть умение говорить о самых знакомых фактах своими словами, не употребляя речевых штампов. Штампы — это шаблонные, часто употребляемые в речи и надоевшие слова и выражения с потускневшей семантикой. Штампы люди используют бездумно, по привычке, лишая тем самым свою речь индивидуальности.
Очень важным и необходимым качеством судебной убеждающей речи является её богатство, или разнообразие. Это максимальное использование разнообразных средств языка, которые необходимы для эффективной передачи информации. Иными словами, если в речи не повторяются одни те же слова, словосочетания, если в ней большой словарный запас, то такую речь называют богатой, или разнообразной.
В защитительной речи можно и нужно пользоваться цитатой, которая подтверждает точку зрения защитника и более убеждает слушателей, так как исходит от авторитетного лица. Оратору следует не только вводить цитаты в своё выступление, но и комментировать их, высказывать своё отношение к ним. Это позволяет лучше донести свою мысль до сознания судебной аудитории. Но не всегда и не везде цитаты уместны. Так, загромождение речи цитатами снижает её выразительность и восприятие. Слушатель не может понять, где же мысли самого защитника и, естественно, начинает испытывать к нему недоверие. Не следует увлекаться длинными цитатами, так как это расхолаживает слушателей.
Художественными и эстетическими элементами языка являются эпитеты, метафоры и крылатые слова, наличие которых в защитительной речи является обязательным. Спорным в литературе является вопрос о применении юмора в речи. Думается, что при пользовании им необходимы строгое чувство меры, такт, высокий художественный вкус, знание специфики аудитории.

Еще почитать --->  Подлежит ли замене школьный билет

Примеры защитительной речи адвоката по уголовному делу

Если же в настоящем деле эксперты вторили обвинению, то произошло это по очень простой причине, они давали свое заключение, вдоволь начитавшись об уликах. Власть подобного чтения на нашу мысль может быть безгранична: благодаря ей весьма легко увидишь то, чего никогда не бывало. В таком случае эксперт попадает в рабство к своему собственному предустановленному взгляду, который затем помыкает им точно так же, как принц Гамлет помыкал министром Полонием. Принц говорит: «Видишь это облако? Точно верблюд». Министр отвечает: «Клянусь, совершенный верблюд. — Или хорек! — Спина как у хорька. — Или как у кита? — Совершенный кит!»

Эта обязанность вас ждет. Поспешим к ней навстречу. Чтобы исполнить ее, изучим действующих лиц печальной трагедии и переживем ту жизнь и те встречи, что были между ними. Может быть, старая истина — кто понял, тот простил — оправдается еще раз на живом примере настоящего дела.

Примеры защитительной речи адвоката по уголовному делу

Указанные свидетели указывают на то, что потерпевший Р.Х. пытался изнасиловать , при этому у него в руке по показаниям был нож, Р.Х. наносил лишь несколько ударов по лицу Р.Х. для того чтобы остановить его противоправные действия в отношении , при этом Р.Х. не наносил удары по телу Р.Х. ногами или табуреткой, крови у Р.Х. не было.

5. Следует особо подчеркнуть, что версия Р.Х. о его непричастности к совершенному в отношении Р.Х. преступлении, повлекшем его смерть, подтверждается допрошенным на предварительном следствии свидетелем Б.Н., показания которого были оглашены в ходе судебного заседания. Так, показал, что 22 февраля 2009 г. около 05-30 проснулся от шума, вышел из своей квартиры, зашел в к. XXX, увидел там мужчину ростом примерно 160 м. с рыжими кудрявыми волосами, женщину высокого роста с короткими волосами, а также мужчину, который пытался встать с , а у него на была кровь. Примерно в 07-00 утра шум прекратился. Затем чуть позже начался опять шум, вышел и увидел девушку с синяками на лице и двоих мужчин. В ходе судебного заседания установлено, что Р.Х. по состоянию на 22 февраля 2009 г. и на настоящий момент не подходит под описание данное . Таким образом, рано утром 22 февраля 2009 г. свидетель видел в квартире по адресу г. Уфа, ул. Батырская, 8/1-108, в которой впоследствии был обнаружен труп Р.Х. неустановленного в ходе следствия мужчину и женщину, при этом потерпевший Р.Х. был жив. Эти показания согласуются с показаниями его жены – свидетеля Р.А. подсудимого Р.Х. и свидетелей и о том, что в квартире постоянно собирались различные лица и употребляли спиртные напитки. Данные показания согласуются с показаниями Р.А., оглашенных в ходе судебного заседания и показаниями свидетелей , и самого Р.Х. о его непричастности к смерти Р.Х.