Административная преюдиция аргументы против

Скорее наоборот, именно данное направление, связанное с признанием административной преюдиции и ее активным использованием, является наиболее приоритетным при решении проблемы отграничения административных правонарушений от преступлений. Ее решение должно осуществляться за счет включения в содержание ряда норм действующего УК РФ неоднократности как необходимого условия реализации уголовной ответственности. При этом преступные последствия должны либо выступать в роли обстоятельств, отягчающих наказание, либо служить альтернативой неоднократности в диспозиции основного состава. В законе следует четко прописать положение о том, что при наличии установленного факта привлечения виновного к административной ответственности за правонарушение, например в сфере экономической деятельности, в случае повторного (либо в третий раз) совершения им аналогичного деяния, вне зависимости от размера причиненного вреда, лицо подлежит уголовной ответственности.

Прежде всего, такая законодательная неопределенность предоставляет правоприменителю возможность в каждом конкретном случае на свое усмотрение принимать принципиально различные решения, например о возбуждении уголовного дела, квалифицировав действия виновного по соответствующей статье УК РФ, или об отказе в его возбуждении, отдав предпочтение административно-правовому, а в отдельных случаях и гражданско-правовому варианту решения дела. Таким образом, квалификация действий виновного находится в полном ведении (усмотрении) лица, осуществляющего предварительное расследование или отправляющего правосудие, что приводит к так называемому альтернативному применению уголовно-правовых норм . Либо соответствующее положение уголовного закона вообще становится неприменимым («мертвым») в связи с отсутствием реального механизма учета тех последствий, которые указаны в его содержании. Нет этого механизма при определении признаков таких деяний, как недопущение, ограничение или устранение конкуренции (ст. 178 УК РФ), лжепредпринимательство (ст. 173 УК РФ) и др. Установление крупного ущерба в данных составах как минимум является сложным процессом, а в действительности приводит к тому, что ответственность за данные деяния не реализуется.

Спорные вопросы рассматриваемого явления во многом обусловлены различными трактовками общественной опасности соответствующих деяний. Так, по мнению Н. Г. Иванова [18, с. 47] и М. И. Ковалева [19, с. 12–13] административное правонарушение, независимо от повторений тождественных деяний, не способно трансформироваться в качественно новое явление, предполагающее не административно-правовые меры реагирования, а иные более строгие. Каждые из этих действий по отдельности являются административными правонарушениями, однако в совокупности они образуют деяние иного качества — преступления и только по отдельным составам преступления.

К числу плюсов административной преюдиции следует отнести четкость фиксации юридически значимых признаков. Одновременно с первоначальной квалификацией лицо официально предупреждается о возможности применения уже статьи УК РФ в случае повторения такого нарушения.

Полномочный представитель Президента РФ Михаил Кротов уточнил, что общественная опасность деяний, совершенных неоднократно, достигает степени преступления в силу систематического, умышленного игнорирования лицом требований законодательства о порядке проведения собраний и митингов. По его словам, трактовка принципа on bis in idem (никто не должен дважды нести наказание за одно преступление), как наказуемость дважды за одинаковые нарушения, практически означает невозможность применения института административной преюдиции. Следуя этой логике, из уголовного права должен быть полностью устранен институт рецидива, заключил Михаил Кротов. В ст. 212.1 УК РФ речь идет о привлечении к ответственности за впервые совершенное преступление, так как ранее лицо привлекалось за административное нарушение, лишенное той степени общественной опасности, которая характерна для преступления. Объективная сторона преступления с административной преюдицией не включает ранее совершенные предкриминальные деяния, а лишь дублирует их. Таким образом, к уголовной ответственности по указанной статье лицо привлекается в связи с вновь совершенным правонарушением, а сам факт повторности наказания за один и тот же поступок отсутствует, считает эксперт.

Еще почитать --->  Можно Ли Повысить Группу Инвалидности С 3 На 2

По ее словам, эта позиция была разделена Генеральной прокуратурой РФ, «которая не поддерживает идею составов преступления с уголовной преюдицией, поскольку основное отличие преступлений от правонарушений заключается в том, что они обладают общественной опасностью, которая является основанием для криминализации деяния. Неоднократность совершения правонарушений нельзя рассматривать как обстоятельство, повышающее степень опасности до уровня преступлений».

Административная преюдиция: понятие и значение

Как выяснилось, под преюдицией следует понимать юридический нюанс законодательства неформального характера. Как правило, в него посвящаются лишь некоторые специалисты. Так, преюдиция в административном процессе рассматривается юристами, судьями, адвокатами и так далее. Важно отметить, что любому лицу, которому предстоит принимать участие в судебном процессе, необходимо знать основную информацию о ней.

Кроме того, исследователи доказывают, что наиболее серьезные затруднения испытывают именно судьи. Почему? Дело в том, что процесс определения конкретной наказательной меры в отношении подсудимого при условии отсутствия в некотором смысле четких ориентиров, которые даны непосредственно законодателем, достаточно сложен.

Примечательно, что до вступления в силу Федерального закона от 27.12.2018 года № 509-ФЗ «О внесении изменений в статьи 31 и 35 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указанная категория дел рассматривалась мировыми судьями, однако, начиная с 8 января 2019 года, она находится в юрисдикции районных (городских) судов.

Такая конструкция применена на сегодняшний день в рамках нескольких уголовных составов, в частности, при повторном нанесении побоев (ст.116.1 УК РФ), неоднократной розничной продаже алкоголя несовершеннолетним (ст.151.1 УК РФ), длительной неуплате алиментов (ст.157 УК РФ), нарушении правил дорожного движения лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние (ст.264.1 УК РФ) и др.

Административная преюдиция в уголовном праве

Введение так называемой «административной преюдиции» обсуждалось с 2009 года, когда президент РФ Дмитрий Медведев в послании Федеральному Собранию предложил искать пути к совершенствованию уголовного закона, привлекая к ответственности за преступления небольшой и средней тяжести только в случае неоднократного совершения лицом административного правонарушения со схожим составом. С 15 июля 2016 года вступили в силу новые редакции статей 116, 157, 158 УК РФ также добавлены ст.ст. 116.1 и 158.1. Соответствующие изменения были внесены в КоАП РФ и УПК РФ [1].

В соответствии с данными изменениями сохранена уголовная ответственность за нанесение побоев близким лицам, а также побоев из хулиганских побуждений по мотивам ненависти или вражды (ст. 116). С другой стороны, если побои или иные насильственные действия не имели последствий, указанных в ст. 115, а также признаков преступления, предусмотренного ст.116 УК РФ, лицо понесет уголовную ответственность по ст.116.1 УК РФ в случае, если ранее привлекалось к административной по ст. 6.1.1. КоАП РФ. Неуплата алиментов также признается административным правонарушением (ст. 5.35.1 КоАП РФ), только неоднократное совершение которого может повлечь уголовную ответственность (ст.157 УК РФ). Лицо считается подвергнутым административному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о его назначении до истечения одного года со дня окончания исполнения постановления (ст. 4.6 КоАП РФ).

В отличие от гражданских судов арбитражные суды трактуют преюдицию более широко. Кредитор вправе предъявить иски одновременно к должнику и поручителю, либо только к должнику или только к поручителю. При этом в последнем случае суд вправе по своей инициативе привлекать к участию в деле в качестве третьего лица соответственно поручителя или должника (ст. 51 АПК РФ, Постановление Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»).

Аналогичные нормы действуют в отношении уголовных дел. Согласно п. 4 ст. 69 АПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.

Еще почитать --->  Права и обязанности супругов возникают с момента

Такое определение субъекта преступления с административной преюдицией породило соответствующую судебную практику: факт отбытия лицом, ранее совершившим аналогичное административное правонарушение, наказания, назначенного ему в соответствии с законом, не исследуется. В приговорах обосновывается лишь сам факт наложения административного взыскания[4].

Между тем для назначения справедливого наказания по уголовному делу крайне важно выяснять, исполнил ли подсудимый административные наказания, назначенные за ранее совершенные административные правонарушения, а если нет, то по какой причине уклонился от его исполнения.

Некоторые проблемные аспекты применения административной преюдиции в уголовном законе на примере уголовной ответственности за мелкое хищение и побои

В связи с либерализацией уголовного законодательства и введением в УК РФ ст. 116.1 значительно изменилась ст. 116 УК РФ, устанавливающая ответственность за побои. Согласно новой редакции уголовная ответственность связывается с нанесением побоев или совершением иных насильственных действий в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Диспозиция ст. 116.1 УК РФ предусматривает ответственность за нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, не содержащих признаков состава преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ, лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние. Проблема применения данной нормы может возникнуть при решении вопроса о привлечении лица к ответственности за побои, совершенные до вступления в силу соответствующих изменений.

Наряду со ст. 158 УК РФ «Кража» в уголовном законе теперь действует ст. 158.1 УК РФ «Мелкое хищение, совершенное лицом, подвергнутым административному наказанию». Данная криминализация повлекла за собой изменение ст. 7.27 КоАП РФ, которая стала включать две части: часть первую, предусматривающую ответственность за мелкое хищение чужого имущества, стоимость которого не превышает одну тысячу рублей, и часть вторую, предусматривающую ответственность за мелкое хищение чужого имущества стоимостью более одной тысячи рублей, но не более двух тысяч пятисот рублей. Таким образом, в рамках либерализации уголовного закона степень общественной опасности хищений имущества стоимостью от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей была значительно снижена до категории административного правонарушения. Конструируя ч. 2 ст. 7.27 КоАП РФ, законодатель усилил административную ответственность за хищение, совершенное в более крупном размере, чем одна тысяча рублей. Возникает вопрос о правильной законодательной формулировке данного вида хищения. По смыслу статьи такое хищение должно называться «мелко-крупным» или «мелко-значительным», что само по себе содержит логическое противоречие: не могут быть истинными два суждения, одно из которых отрицает другое.

— если суд установил, что на момент проведения ранее состоявшихся общих собраний лицо обладало правами акционера, это не имеет преюдициального значения при оспаривании решений других собраний (Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.02.2008 N 18АП-750/2008 по делу N А76-3844/2006 по делу N А76-3844/2006-16-131);

— обстоятельства, установленные в деле по спору кредитора с поручителем, в котором не участвовал должник, учитываются судом при рассмотрении споров с участием поручителя и должника (п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»);

Уголовный проступок или административная преюдиция

Замдекана факультета права НИУ ВШЭ Сергей Меркунцов, выступивший в ходе дискуссии в «Деловой России», заявил, что введение уголовного проступка позволит быстрее реагировать на деяния, представляющие большую опасность. Может разрешиться проблема необоснованных отказов в возбуждении уголовного дела. Также упразднится категория малозначительных деяний и возникнет более высокая дифференциация уголовной ответственности. Наконец, не будет последствия в виде судимости.

Как отбирать преступления, подпадающие под категорию уголовного проступка? Долотов предложил практический подход: анализ правоприменительной практики по условному осуждению за последние 10 лет. Нужно отобрать статьи, по которым судьи наиболее часто дают условные сроки, будто бы не воспринимая их серьезно. По этим статьям, сказал Долотов, судьи даже не дают штрафов, видя это как слишком жесткую меру наказания. Именно эти статьи нужно положить в основу определения проступков, заключил он.

Еще почитать --->  Предъявляемой к взысканию

Сторона злоупотребляет преюдицией

Пример: компания подала иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Суд в решении подтвердил факт, что ответчик удерживал имущество истца. Компания инициировала второе дело. В нем пыталась представить как преюдициальный факт, что ответчик нанес ущерб имуществу, пока оно было у него.

Поясните суду, что оппонент подменяет один юридический факт другим, допускает подмену понятий, то есть нарушает закон тождества. Например, если в первом деле суд не нашел основания привлечь к административной ответственности лицо, это не тождественно отсутствию причинно-следственной связи между действиями лица и каким-либо обстоятельством.

Однако, в данном случае суды путают фактические обстоятельства и оценку, данную таким обстоятельствам. Оценка фактов принимается во внимание другим судом, но не обязательна для него. Суд, рассматривающий более позднее дело, вправе оценить преюдициальные фактические обстоятельства не так, как их оценил суд, вынесший преюдициальное решение. Таким образом, оценка обстоятельств может пересматриваться, сами обстоятельства — нет (постановление Президиума ВАС РФ от 25.03.2008 № 12664/07).

Так, в одном из дел суд указал, что преюдициальное значение судебного акта следует воспринимать с учетом особенностей ранее рассмотренного дела — предмета и основания заявленных требований, предмета доказывания, доводов участников спора, выводов суда по существу спора в связи с конкретными доказательствами, представленными участниками дела и исследованными и оцененными судом (постановление АС Поволжского округа от 11.02.2015 по делу № А55-9251/2014). Подобная позиция изложена и в других судебных актах (постановления 9ААС от 28.01.2015 по делу № А40-16941/14; АС Центрального округа от 27.12.2017 по делу № 14–5347/2017; АС Восточно-Сибирского округа от 20.10.2017 по делу № А19-19565/2014; АС Западно-Сибирского округа от 24.01.2018 по делу № А46-1949/2013).

Административная преюдиция

В соответствии с данными изменениями сохранена уголовная ответственность за нанесение побоев близким лицам, а также побоев из хулиганских побуждений по мотивам ненависти или вражды (ст. 116). С другой стороны, если побои или иные насильственные действия не имели последствий, указанных в ст. 115, а также признаков преступления, предусмотренного ст.116 УК РФ, лицо понесет уголовную ответственность по ст.116.1 УК РФ в случае, если ранее привлекалось к административной по ст.

Так, Постановлением N Ф09-9937/06-С7 от 07.11.2006 Федеральный арбитражный суд Уральского округа отменил решение суда первой инстанции от 29.05.2006 и Постановление суда апелляционной инстанции от 02.08.2006 Арбитражного суда Оренбургской области по делу N А47-4200/06 и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда ввиду следующих обстоятельств.

Кассация не учла, что при рассмотрении дела апелляцией юридически значимые обстоятельства дела уже установили, акт вступил в законную силу, и оспариванию эти факты не подлежат, считает Верховный суд. То, что решение по параллельному делу не вступило в силу к моменту принятия решения по этому процессу, на преюдициальность не влияет.

В 2012 году Вадим Хапаев* и Наталья Шаповалова* заключили договор товарного кредита. По его условиям, Хапаев передавал Шаповаловой шерстяные изделия на 308 350 руб. Она написала расписку, в которой обязалась вернуть кредит 15 сентября 2015 года. А Михаил Кулешов* обязался возместить 300 000 руб., если Шаповалова не вернёт эту сумму. Эти деньги женщина так и не вернула, и Хапаев обратился с иском в суд.