Речь адвоката в прениях по убийству вину признал

Образец прений по уголовному делу в случае признании подзащитным вины

ФИО1 совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ. Данное преступление относится к категории преступлений небольшой тяжести. Вину в совершенном преступлении ФИО1 признал, в содеянном раскаялся. ФИО1 судимостей не имеет, ранее к уголовной ответственности не привлекался, преступление совершил впервые.

Согласно ответу на запрос главному врачу Республиканского психоневрологического диспансера (л.д. 58) на учете не значится. Согласно справки-характеристики от УУП ОУУП и ПДН УМВД России по г. Кызылу капитана полиции Манчик В.Н. (л.д. 60) ФИО1 по месту жительства характеризуется с положительной стороны, на момент проверки от соседей и родственников жалоб и заявлений в отношении ФИО1 не поступало. В нарушении общественного порядка и злоупотреблении спиртных напитков не замечен. К административной ответственности не привлекался. В специальный приемник распределитель Управления МВД РФ по г. Кызылу не поступал. На учете в УПП № 5 УМВД России по г. Кызылу не состоит.

Вот видите, какое это трудное дело. Может быть, было бы хорошо, если бы все шло прямо, по одной определенной линии, но события ____ мая 201___ года возле клуба «Питер» не шли по прямой. Они проделывали причудливые зигзаги, и никто до конца не мог из участников угадать, что будет.

Следовательно, справедливы показания Кирьяновой Елены Леонидовны, которая показала, что нападавшие бросили палки и пошли. Да она отходила от окна, однако была ночь, тихо. Слышимость хорошая, окна открыты. Если бы что-то происходило – она непременно бы услышала. Была тишина.

О работе адвоката в прениях сторон по уголовному делу

На законодательном уровне прения сторон по уголовным делам регламентированы достаточно скудно, что, по всей видимости, связано с тем, что законодатель понимал исключительно творческий характер данной работы.
Порядок проведения прений сторон определен в ст. 292 УПК РФ. В ней говорится, что прения сторон состоят из выступлений обвинителя и защитника. Кроме того, в прениях могут участвовать потерпевший и его представитель. Гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, подсудимый вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон. Практика идет по пути того, что, если подсудимый изъявляет свое желание принять участие в прениях сторон, то такое право ему судом предоставляется. Во всяком случае, с иным порядком мне сталкиваться не доводилось.
Последовательность выступлений в прениях устанавливается судом. При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последними − подсудимый и его защитник. Гражданский ответчик и его представитель выступают в прениях сторон после гражданского истца и его представителя. Как мы видим, выбор последовательности выступлений нескольких защитников законодатель относит к компетенции председательствующего по делу. Практика в данном случае разнится. Я сталкивался со случаями, когда председательствующий предлагает защитникам самим определиться, кто из них в какой последовательности будет выступать, и когда он по собственному усмотрению определяет последовательность, ставя защитников перед фактом. Безусловно, возможность для защитников самостоятельно определять последовательность выступлений несколько облегчает процесс подготовки, поскольку наличие договоренности между адвокатами, работающими на одной стороне, о содержании выступлений (а к такой договоренности необходимо стремиться) позволит избежать ненужных повторов и сделать выступление каждого из защитников ярким и интересным для слушателя. Вместе с тем, в любом случае необходимо быть готовым к принудительному назначению вас в качестве выступающего вне зависимости от желаемой вами последовательности. Естественно, на практике лучше выяснить у председательствующего то, какой порядок он выберет, при подготовке к прениям.
Законодателем установлен прямой запрет на ссылку в прениях сторон на доказательства, которые в ходе судебного разбирательства не исследовались, и доказательства, которые признаны судом недопустимыми. Вместе с тем ничто (за исключением выступления перед присяжными заседателями) не запрещает защитнику затрагивать вопрос оценки того или иного доказательства с точки зрения допустимости, а также вопросы оценки процессуальных нарушений, допущенных на предыдущих стадиях уголовного процесса.
Продолжительность выступлений в прениях не может быть ограничена. Однако председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они в своих выступлениях затрагивают обстоятельства, не имеющие отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательства, признанные недопустимыми. Защитник должен быть готов к тому, что при разбирательстве с участием присяжных заседателей председательствующий может реализовывать данные полномочия весьма часто и далеко не всегда оправданно, а в некоторых случаях может (со ссылкой на ст. 258 УПК РФ) удалять защитника из зала судебного заседания, фактически лишая его возможности выступить в прениях. В судебных разбирательствах без участия присяжных подобные ситуации остановок, замечаний, а тем более удаления из зала судебного заседания встречаются гораздо реже.
После произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с репликой. Право последней реплики принадлежит подсудимому или его защитнику. Мне доводилось сталкиваться с судьями, которые трактовали данную норму так, что если обвинитель отказывался от реализации права на реплику, то и защитнику выступать с репликами не разрешалось. Впрочем, подобная трактовка закона носила единичный характер и вряд ли ее можно признать правильной.
По окончании прений сторон, но до удаления суда в совещательную комнату защитник вправе представить суду в письменном виде предлагаемые им формулировки решений по вопросам, указанным в пунктах 1 — 6 части первой статьи 299 УПК РФ (вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора). Предлагаемые формулировки не имеют для суда обязательной силы.

Рекомендация № 2. Подготовленное письменное выступление облекается в предлагаемые защитником формулировки решений по вопросам, указанным в пунктах 1-6 части первой статьи 299 УПК РФ, и передается суду по окончании выступления. Это будет гарантией того, что все доводы, которые вы приводите суду, точно окажутся в материалах уголовного дела, и затем никто не сможет утверждать, что они защитником не приводились. Кроме того, в таком случае в протоколе судебного заседания (если при этом вы передадите секретарю текст своего выступления на электронном носителе) ваша речь не будет существенно сокращена или видоизменена.
Вместе с тем в ходе прений желательно не читать подготовленный текст (за исключением случаев наличия незначительного опыта публичных выступлений), а выступать от себя, поскольку подобное выступление воспринимается слушателями гораздо лучше. Для того, чтобы не сбиться и не забыть, о чем говорить, я выписываю для себя основные тезисы выступления в виде его структуры и в дальнейшем руководствуюсь данной структурой. Это удобно еще и потому, что в прениях защитник выступает после обвинителя, а, значит, может на основании выступления последнего внести какие-то значимые изменения в собственную речь. Кроме того, желательно, как минимум, несколько раз произнести собственное выступление перед кем-то из близких, а еще лучше записать его на диктофон и затем прослушать для анализа и возможной доработки.

Еще почитать --->  Оплата дороги северянам

Судебная речь в прениях сторон в защиту Акунина А

Уже на стадии предварительного расследования Акунин полностью признал себя виновным в совершении преступления, чистосердечно раскаялся в содеянном, а затем согласился с предъявленным ему обвинением и заявил ходатайство о рассмотрении настоящего дела в особом порядке.

Исходя из смысла ч. 3 ст. 60 УК РФ просим суд учесть в приговоре чистосердечное признание как смягчающее обстоятельство, а также другие перечисленные обстоятельства, как влияющие на степень ответственности виновного. Тем более, что перечень смягчающих наказание обстоятельств не ограничивается ст. 61 УК РФ, что дает право суду учитывать все обстоятельства, улучшающие положение подсудимого.

Как рассказывал здесь Юрий Шелковников, и раньше бывали случаи, когда всю вину за проступки друзей Коля брал па себя. Эта черта характера видна и в его письме к Тане. Он признается ей: «Может быть, другой так не сделал бы, но я поступить иначе не мог…» А дальше по-мальчишески наивно и с гордостью: «Слишком велик душой». Конечно, пройдет время, и Коля поймет большой смысл и значение Дружбы, подлинную цену ей. Он уже начинает думать об этом. С чувством обиды он пишет своему близкому другу: «Сейчас я хочу написать тебе об одном обстоятельстве… за шесть месяцев, пока я под следствием, к ней (он имеет в виду свою мать) никто не зашел. Заходите к ней почаще, ведь ей очень тяжело… Моя Мать знает, что я виноват не во всем…»

Судом оглашались письма Николаева Коли к родителям, брату, товарищу, к любимой девушке. Они цитируются в обвинительном заключении. По мнению следователя, они неопровержимо доказывают вину Николаева в нанесении одного удара ножом. И действительно, в письмах есть такие слова, как «виноват не во всем». Но одно письмо было оставлено следователем без внимания, хотя именно это письмо давало возможность правильно понять смысл всех остальных. Я имею в виду то письмо Тане, где Коля пишет: «Ведь я преступник и даже хуже того, но слово, которым меня теперь называют, я не буду писать. Я его не заслужил».

Защитительная речь адвоката по уголовному делу

Кроме не проведения экспертизы по делу о необходимости которой указывается выше в настоящей позиции по делу — не истребована информация из социальной сети «В контакте» и «Одноклассники». В материалах дела в качестве доказательства обвинения имеется фотографические изображения эротического содержания, на которых изображена потерпевшая. Следствие вменяет моему подзащитному, что именно с его компьютера данные были опубликованы в социальной сети «Одноклассники» и В контакте». Также данный факт утверждает сама потерпевшая, считаю, что в рамках расследования по делу было бы необходимым запросить информацию о том, с какого IP-адреса или аккаунта в социальной сети «Одноклассники», «В контакте» появилась страничка «Виктория» и с привязкой к какому номеру мобильного телефона была создана данная страничка.

Мой подзащитный имеет постоянную регистрацию по месту своего жительства, где проживал большую часть своей сознательной жизни. Согласно бытовой характеристики по месту жительства характеризуется положительно «У. проживает по указанному адресу. За период проживания жалоб и перереканий от соседей не поступало, общественный порядок не нарушал. В ссорах с детьми замечен не был. На просьбы о любой помощи отзывался положительно. Проживает с семьей: женой и четырьмя детьми: три сына и дочь. Содержит семью в достатке, доброжелательно относится к родным.

Знаете, что меня еще смущает во всем этом? Вот прокурор говорит вам о том, что Тихонов-де просто избрал такую тактику: все отрицать. Хорошо, предположим. Но в таком случае непонятно, почему Тихонов признает факт торговли оружием? У обвинения нет ничего – ни покупателей, ни отпечатков пальцев Тихонова на оружии, ни зафиксированных фактов продажи. Тем не менее, Тихонов это признает и заявляет о своей готовности нести ответственность за это преступление. Чем бы следствие доказывало факт торговли оружием, если бы Тихонов заявил о том, что большую часть этого арсенала ему подкинули при обыске?

Согласно показаниям Ермаковой и Мурашкина, рост Тихонова составляет 178-180 см. в то время как фактически – 185 см. Телосложение описывается как худое, «одежда на нем болталась», а Тихонов даже после полуторагодичного пребывания в тюрьме выглядит вполне упитанным. На этом собственно и все описание, которое удалось услышать от свидетелей. Но не слишком ли это мало для уверенного опознания человека, которого свидетели видели всего несколько мгновений почти два года назад?

Судебная речь по уголовному делу об убийстве одного лица и причинении тяжкого вреда здоровью другому

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 27.01.99г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» при рассмотрении дел об убийстве суды обязаны неукоснительно выполнять требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела; по каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного.

Убежден, что указанный органом следствия и поддержанный обвинением мотив совершения преступления в отношении Гергеля и Беликова, инкриминируемый Чекушкину – личные неприязненные отношения – является надуманным и не нашел своего подтверждения в судебном заседании. Все это домыслы и фантазии, не имеющие ничего общего с реальностью.

Прения сторон в уголовном процессе: участие адвоката-защитника

В защитительной речи внимание суда обращается, прежде всего, на обстоятельства, оправдывающие, исключающие или смягчающие ответственность подсудимого. Но при этом адвокат должен также подвергнуть критическому разбору доводы и доказательства, на которые ссылается обвинение. Свою речь защитник строит так, чтобы полемика не перерастала в личные выпады против процессуального противника.

В связи с этим уместно сослаться на пример, приведенный вышеуказанными авторами. «В одном из процессов, — рассказывают они, — адвокаты, представлявшие интересы подсудимых, позиции которых противоречили друг другу, так разошлись в пылу красноречия и желания постоять за интересы своих подзащитных, что взяли на себя роль прокурора и в прениях указывали даже на те обстоятельства, которые не упоминались представителем обвинения. Воспользовавшись правом реплики, последний сказал, обращаясь к суду: «Уважаемый суд! Не только я, но и представители защиты убедительно доказали Вам, что лица, находящиеся на скамье подсудимых, виновны» [4].

Образец выступления адвоката в прениях по ч

Более того, инкриминируемые преступления по данному уголовному делу квалифицирован ы юридически неверно , так как по версии следствия: « с целью хищения денежных средств граждан путем обмана, создали устойчивую преступную группу, характеризующуюся согласованностью действий участников, стабильным ее составом, постоянством методов преступной деятельности, длительным периодом существования и совершения преступлений ». То есть организаторы и участники организованной группы изначально осознают преступность своих деяний, имеют единую цель (получения денежных средств), при этом продолжают свою незаконную преступную деятельность в виде хищения денежных средств путём обмана. Соответственно преступление совершённое организованной группой носит продолжаемый характер, то есть преступление продолжаемое .

Еще почитать --->  Придут ли деньги за квартиру с налоговой если уволилась с работы

В соответствии с п. 5 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации о 27 декабря 2007 года № 51 г. Москва «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» — о наличии умысла, направленного на хищение, могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществлении деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий , выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

Действительно, прения сторон – это одна из важных частей судебного разбирательства. Ограничение права на судебные прения есть нарушение права на защиту, что неоднократно признавалось Верховным Судом РФ существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Когда создавались апелляционные суды взамен кассационных, практикующие адвокаты особенным оптимизмом не пылали, понимая, что происходит лишь тривиальная смена названия. В диалектике формы и содержания мы получили как раз тот случай, когда форма на содержание никак не влияет, поскольку само содержание как совокупность сущностных признаков остается стабильным и меняться упорно не желает.

Рекомендация № 5. Никогда не следует пренебрегать репликами, которые должны быть, прежде всего, реакцией на доводы процессуального оппонента, а не повторением ранее сказанного в прениях. Не стоит забывать, что реплики являются краткими по своей сути, то есть это короткие бьющие в цель тезисы, опровергающие слова обвинителя, а не пространные рассуждения. Самым простым построением логической конструкции является отталкивание от доводов оппонента. Например, «я согласен с этим, с этим и с этим доводом, но это ничего не доказывает, потому что…» Если же вы считаете, что вам совсем нечего сказать в репликах, хотя бы выразите отношение к запрошенному обвинителем наказанию. Уж с этим-то вряд ли вы, как защитник, будете согласны.

Мы уже определились, что выступление в прениях – это исключительно творческий процесс, а любое творчество очень тяжело поддается какому-либо упорядочиванию, а тем более регламентации. Это означает, что со временем каждый адвокат вырабатывает свои принципы подготовки и выступления в прениях, и далеко не у всех они будут совпадать, а у некоторых даже диаметрально отличаться. У кого-то с учетом его личностных характеристик работают одни приемы, у кого-то другие. Поэтому предлагаю сразу договориться, что это не обязательные каноны выступления и не следует оценивать их в качестве таковых. Те рекомендации, о которых пойдет речь ниже, являются принципами работы в прениях сторон конкретного адвоката – Гривцова А.А., и не факт, что все из них вы найдете для себя абсолютно применимыми. Как обычно, буду рад откликам, обсуждениям и рекомендациям от других коллег.
Рекомендация № 1. Выступление в прениях сторон не может быть спонтанным, а всегда должно являться подготовленным и продуманным. В моем случае подготовка заключается в написании полного текста выступления, обычно состоящего из следующих блоков:
1. Вступительная часть.
Вступительная часть носит краткий характер, выражается в изложении в нескольких предложениях существа дела, а также благодарности всем участникам процесса за совместно проделанную работу по исследованию его обстоятельств. В моем случае слова благодарности не являются обычной формальностью, а выражают отношение уважения к каждому из участников, вне зависимости от моего согласия или не согласия с избранной им процессуальной позицией. Я всегда благодарю всех участников процесса и всегда делаю это искренне. На мой взгляд, это настраивает и меня, и слушателей на необходимую волну взаимоуважения, показывая, что, если мы о чем-то спорим и с чем-то не соглашаемся, это не повод переводить наши процессуальные взаимоотношения в личные. Мне кажется, работает. Но не факт, что сработает у всех и всегда. Зачастую вступление начинается с эпиграфа: цитаты, стихотворного отрывка, яркого образа, которые в эмоциональной, но корректной форме показывают отношение защитника к обстоятельствам уголовного дела, существу данного дела, настраивая при этом слушателя на нужный лад и задавая тон всему выступлению.
2. Оценка процессуальных нарушений по делу и вопроса недопустимости отдельных доказательств.
Данный блок содержится в выступление далеко не всегда. В случаях, когда вы не усматриваете процессуальных нарушений и оснований для признания доказательств недопустимыми (а такое бывает нередко), вы на это не ссылаетесь. Также вы не приводите данные аргументы в суде присяжных (это запрещено законом), и в тех случаях, когда вы абсолютно уверены, что какой-то из них следует придержать для разбирательства в последующих судебных инстанциях с учетом тактики ведения конкретного уголовного дела. Естественно, подробно разобрать данный блок в настоящей статье и привести случаи наиболее типичных процессуальных нарушений, допускаемых по уголовным делам, не представляется возможным, поскольку они настолько разнообразны, что подобному разбору можно посвятить не одну книгу. Оговорюсь лишь, что, как правило, какие-то процессуальные нарушения я обозначаю в письменном виде путем заявления ходатайств уже на стадии расследования уголовного дела, какие-то оставляю на стадию ознакомления с материалами уголовного дела, ставя вопрос о возвращении дела следователю, какие-то – на стадию предварительного слушания, ставя вопрос о возвращении дела прокурору, а какие-то придерживаю вплоть до прений сторон. Это вопрос тактики защиты, и он также всегда индивидуален и зависит от множества факторов. В большинстве ситуаций я составляю и выверяю отдельную часть данного блока, которая может копироваться из заявлявшихся ранее ходатайств, если они, конечно, не были удовлетворены, и обозначенные нарушения не устранялись.
3. Анализ всех имеющихся доказательств с точки зрения их достаточности и достоверности. Собственные выводы по оценке этих доказательств в совокупности.
Данный блок, как правило, является самым обширным. Самым простым способом начала построения логической цепочки при позиции подсудимого о невиновности и оценке доказательств является работа от обратного, то есть выражение согласия с теми доказательствами или фактами, на которые ссылается сторона обвинения, но которые, на самом деле, не свидетельствуют о виновности подсудимого. В большинстве случаев при таком подходе выясняется, что в реальности спор обвинения и защиты строится вокруг вопроса о достаточности или достоверности одного-двух-трех доказательств. При этом для того, чтобы качественно защищаться от выдвинутых обвинений и делать выводы о том, почему они не состоятельны, прежде всего необходимо разложить это обвинение на молекулы, определить, в чем именно, по версии противоположной стороны, выражается состав преступления и чем это подтверждается. Лично мне в этом помогает подготовка справки о доказательствах со стороны обвинения, в которую я вношу краткое изложение своими словами содержания постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а также краткое содержание всех имеющихся доказательств. На этом этапе в большинстве случаев и выявляются все «дыры» обвинения.
После того, как вы обозначите, вокруг каких доказательств идет спор между сторонами, вы должны будете сконцентрироваться на опровержении (с точки зрения достоверности, достаточности или отсутствия влияния на наличие состава преступления по иным моментам) именно этих доказательств. При этом я всегда в своем выступлении стараюсь анализировать и опровергать каждое, даже самое сильное доказательство обвинения. Защитник не должен бояться каких-либо доказательств, прятаться от них, поскольку умолчание однозначно будет трактоваться, как слабость позиции. Давая оценку доказательствам с точки зрения их достоверности и достаточности, я рекомендую оценивать и те доказательства, которые ранее просил признать недопустимыми с соответствующей оговоркой. Это связано с тем, что решение о признании доказательств недопустимыми принимает суд и далеко не всегда (а на практике с учетом нынешнего обвинительного подхода судей практически никогда) он согласится с вашими доводами о допущенных нарушениях.
Ссылки на письменные доказательства приводятся с указанием на лист и том дела, в котором соответствующий документ находится, а в отношении показаний свидетелей указывается дата допроса данного свидетеля в судебном заседании.
После разбора доказательств в этом же блоке следуют итоговые выводы, которые в зависимости от обстоятельств могут заключаться в недостаточности доказательств, отсутствии события или состава преступления, непричастности к деянию. При этом в некоторых случаях целесообразно (а в суде присяжных, на мой взгляд, крайне желательно) предложить слушателям собственную версию исследуемых по делу событий, выстроив ее из исследованных доказательств.
Во многом при подготовке данного блока я пользуюсь заготовками – ходатайствами, которые в зависимости от тактики заявлялись мною на предыдущих стадиях судебного разбирательства, например, при ознакомлении с материалами уголовного дела. Естественно, данные ходатайства (если они, конечно, заявлялись), перерабатываются, дополняются или сокращаются под текст выступления уже с учетом результатов судебного следствия.
4. Данные о личности подсудимого.
В данном блоке приводятся данные о личности подсудимого, оценке наличия смягчающих и отягчающих обстоятельств, иных обстоятельств, имеющих значение для формирования позиции суда по вопросу вынесения итогового судебного решения и возможного назначения наказания. Данный блок я включаю в свои выступления вне зависимости от того, на какое итоговое решение планирую ориентировать суд, поскольку не могу знать, согласится ли председательствующий с моими доводами о невиновности подсудимого, но точно знаю, что при назначении наказания он обязан учесть все данные о личности. То есть, если какие-то данные не будут учтены, но я при этом на них сошлюсь в своем выступлении, мною будет получен дополнительный аргумент для возможного апелляционного обжалования. Как и в случае с иными доказательствами ссылки на данные о личности подсудимого, смягчающие и иные значимые обстоятельства приводятся с указанием на конкретный лист и том дела, в котором соответствующий документ содержится.
Следует отметить, что в ситуациях признания подсудимым своей вины и отсутствия убежденности в самооговоре подробный анализ доказательств с точки зрения их достаточности и достоверности не требуется.
5. Заключение.
Заключение при выступлении в прениях в моем случае всегда содержит просительную часть, то есть конкретные просьбы к суду, касающиеся содержания формулировок решений по вопросам, указанным в пунктах 1 — 6 части первой статьи 299 УПК РФ. При этом данная часть, как и вступление, является более эмоциональной, выражает отношение защитника к уголовному делу, личности подсудимого, значению решения, о котором просит адвокат для формирования юридической практики, будущего подзащитного или его семьи, иным моментам, которые могут повлиять на оценку председательствующим и слушателями обстоятельств дела. В данном случае, как и при вступлении, допускается использование каких-либо цитат, стихотворных отрывков, образов, которые достаточно эмоционально, но в корректной форме выразят отношение защитника к рассматриваемой ситуации.

Еще почитать --->  Сурдлимпийские игры получают стипендия

Адвокат добился повторного оправдания присяжными обвиняемого в убийстве бездомного

В документе отмечается бездействие председательствующего судьи, который, по мнению прокуратуры, не всегда в нужный момент пресекал неправильные действия защиты и не всегда давал соответствующие разъяснения присяжным о необходимости не принимать к сведению слова адвоката.

При первом рассмотрении дела судом интересы подсудимого представлял защитник по назначению, адвокат АП г. Москвы Михаил Соловьев (связаться с ним «АГ» не удалось). В прениях (есть в распоряжении редакции) защитник указал на противоречия в показаниях свидетелей, подчеркнув, что приятели потерпевшего знали настоящего убийцу под именем Андрей, и он был опознан ими на видео с камер наблюдения близлежащего супермаркета. Предполагаемый убийца был выше Шевченко почти на 20 см, что следовало как из показаний свидетелей, так и из видеозаписи, являющейся ключевым доказательством по делу. Кроме того, адвокат отметил, что на изъятых с места убийства уликах не было обнаружено ДНК его подзащитного.

Поскольку разобщенность между защитниками ослабляет защиту, защитники, если материалы дела позволяют, должны стремиться к единству и координации усилий по защите. Защита в процессе с несколькими подсудимыми — это не обособленные выступления отдельных защитников, а целеустремленная коллективная деятельность всех представителей защиты. Противоречивые интересы подсудимых не исключают солидарности защитников в отстаивании положений, относящихся к защите всех или ряда подсудимых. Это касается не только защитительных речей, но и заявлений и ходатайств. Например, ходатайство одного защитника может иметь важное значение для всего дела, и тогда оно в той или иной мере касается всех участников процесса, В таком случае несколько защитников могут поддержать ходатайство, хотя не к каждому из их подзащитных заявленное ходатайство имеет непосредственное отношение.

Процессуальная позиция и содержание защитительной речи предопределены процессуальной функцией защитника. Защитник нужен в процессе для защиты. Поэтому приходится решительно возражать против речи, в которой защитник просит вынести более мягкий обвинительный приговор, в то время как подсудимый виновным себя не считает.

Расшифровка речи адвоката Дмитрия Динзе в прениях

Стороне обвинения нужно было введение понятия «панки» Софронова и Темникова, чтобы оправдать внезапно возникший умысел на убийство и причинение телесных повреждений со стороны Константинова. Эта искусственно введенная категория, которая оправдывала бы внезапный умысел и цель на убийство по причине внезапно возникшего спровоцированного конфликта.

18. Психофизиологическим исследованием на предмет наличия у них информации о дате и событиях на 03.12.2011 года, свидетелей Ионовой, Константиновой Г. А., Константинова И. В., Ольденбург-Свинцовой М. В., Ольденбург-Свинцова С. В., которое указало, что они располагают информацией, на основании которой усматривается, что Константинов праздновал вместе с ними день рождения своей матери.