Речь адвоката в прениях по ст 163 при особом поряке

При назначении наказания Прошу суд учесть, что мой подзащитный вину в совершении данного преступления признал в полном объёме, в содеянном раскаялся, активно способствовал раскрытию и расследованию данного преступления на стадии предварительного расследования в форме дознания; избрал особый порядок судебного рассмотрения, осознал всю тяжесть содеянного и сожалеет об этом.

М………. характеризуется только с положительной стороны, а именно: по месту постоянного места работы, по месту регистрации, имеет постоянное место жительство, на учёте у врача нарколога и психиатра не состоит; не судим, ранее к административной и уголовной ответственности не привлекался, в ведении антиобщественного и антисоциального образа жизни со стороны правоохранительных органов замечен не был; женат, на иждивении имеется малолетняя дочь К……, года рождения; ухаживает за своей матерью И………. и помогает ей по хозяйству – так как она разведена с его отцом; не курит и не злоупотребляет спиртными напитками; активно занимается спортом в области тяжёлой атлетики и т.д.

Речь защитника об оправдании подсудимого по ст

Гособвинитель полагает, что потерпевшему А. был причинен существенный вред, а именно в размере стоимости телефона, т.е. 2600 рублей, которые он заплатил, покупая телефон у потерпевшей Ф. Чем подтверждается факт того, что А. заплатил эти деньги? Показаниями самого потерпевшего. Частично и показаниями свидетеля П., который подтвердил, что действительно телефон был приобретен при обстоятельствах, описанных А. Больше ни чем.

Что же совершил подсудимый? Если коротко описать его действия, то он забрал обратно украденный у него сотовый телефон и пытался возместить себе понесенные им, в результате хищения у него телефона, а так же помочь возместить убытки, понесенные потерпевшим А.

М. обвиняется в том, что действуя группой лиц по предварительному сговору, совместно с П., Г., а также с иными неустановленными лицами, совершил покушение на мошенничество в отношении потерпевшего Л. При расследовании уголовного дела установлено, что до обстоятельств участия М. в инкриминируемых ему действиях, потерпевшим Л. обвиняемым Г., П. и другим лицам были переданы денежные средства в размере 800 000 евро. При этом М. на тот момент времени даже еще не был знаком с потерпевшим. Данные обстоятельства безусловно установлены органами следствия на основании показаний потерпевшего, П., Г., других лиц, и квалифицированы по статье 291 УК РФ.

Прежде всего хотелось бы указать, что с момента своего задержания в ноябре 2018 г. подсудимый в своих допросах никогда не отрицал свою роль в инкриминируемых ему деяниях, позже дал полностью признательные показания, которые нашли свое подтверждение на очных ставках с обвиняемыми П., Г., которые позволили наряду с другими собранными по делу доказательствами, оценить роль и степень участия каждого обвиняемого в инкриминируемом преступлении.

На законодательном уровне прения сторон по уголовным делам регламентированы достаточно скудно, что, по всей видимости, связано с тем, что законодатель понимал исключительно творческий характер данной работы.
Порядок проведения прений сторон определен в ст. 292 УПК РФ. В ней говорится, что прения сторон состоят из выступлений обвинителя и защитника. Кроме того, в прениях могут участвовать потерпевший и его представитель. Гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, подсудимый вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон. Практика идет по пути того, что, если подсудимый изъявляет свое желание принять участие в прениях сторон, то такое право ему судом предоставляется. Во всяком случае, с иным порядком мне сталкиваться не доводилось.
Последовательность выступлений в прениях устанавливается судом. При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последними − подсудимый и его защитник. Гражданский ответчик и его представитель выступают в прениях сторон после гражданского истца и его представителя. Как мы видим, выбор последовательности выступлений нескольких защитников законодатель относит к компетенции председательствующего по делу. Практика в данном случае разнится. Я сталкивался со случаями, когда председательствующий предлагает защитникам самим определиться, кто из них в какой последовательности будет выступать, и когда он по собственному усмотрению определяет последовательность, ставя защитников перед фактом. Безусловно, возможность для защитников самостоятельно определять последовательность выступлений несколько облегчает процесс подготовки, поскольку наличие договоренности между адвокатами, работающими на одной стороне, о содержании выступлений (а к такой договоренности необходимо стремиться) позволит избежать ненужных повторов и сделать выступление каждого из защитников ярким и интересным для слушателя. Вместе с тем, в любом случае необходимо быть готовым к принудительному назначению вас в качестве выступающего вне зависимости от желаемой вами последовательности. Естественно, на практике лучше выяснить у председательствующего то, какой порядок он выберет, при подготовке к прениям.
Законодателем установлен прямой запрет на ссылку в прениях сторон на доказательства, которые в ходе судебного разбирательства не исследовались, и доказательства, которые признаны судом недопустимыми. Вместе с тем ничто (за исключением выступления перед присяжными заседателями) не запрещает защитнику затрагивать вопрос оценки того или иного доказательства с точки зрения допустимости, а также вопросы оценки процессуальных нарушений, допущенных на предыдущих стадиях уголовного процесса.
Продолжительность выступлений в прениях не может быть ограничена. Однако председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они в своих выступлениях затрагивают обстоятельства, не имеющие отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательства, признанные недопустимыми. Защитник должен быть готов к тому, что при разбирательстве с участием присяжных заседателей председательствующий может реализовывать данные полномочия весьма часто и далеко не всегда оправданно, а в некоторых случаях может (со ссылкой на ст. 258 УПК РФ) удалять защитника из зала судебного заседания, фактически лишая его возможности выступить в прениях. В судебных разбирательствах без участия присяжных подобные ситуации остановок, замечаний, а тем более удаления из зала судебного заседания встречаются гораздо реже.
После произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с репликой. Право последней реплики принадлежит подсудимому или его защитнику. Мне доводилось сталкиваться с судьями, которые трактовали данную норму так, что если обвинитель отказывался от реализации права на реплику, то и защитнику выступать с репликами не разрешалось. Впрочем, подобная трактовка закона носила единичный характер и вряд ли ее можно признать правильной.
По окончании прений сторон, но до удаления суда в совещательную комнату защитник вправе представить суду в письменном виде предлагаемые им формулировки решений по вопросам, указанным в пунктах 1 — 6 части первой статьи 299 УПК РФ (вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора). Предлагаемые формулировки не имеют для суда обязательной силы.

Рекомендация № 3. Убедительность выступления никак не зависит от его продолжительности. Очень часто начинающие адвокаты задают вопрос: а каким по времени должно быть выступление в прениях? Ответ один: оно должно быть таким, чтобы оценить все доказательства и убедить суд в необходимости удовлетворения именно вашей просьбы. В данном случае краткость или длительность не являются показателем убедительности в принципе. Более того, скорее убедительным будет казаться более короткое, но емкое по содержанию выступление, поскольку оно не утомит слушателей и не позволит им упустить какие-то важные моменты оценки доказательств. Вместе с тем стремиться к чрезмерной краткости выступления также не следует. В этом случае может пострадать его содержание в связи с тем, что какие-то важные обстоятельства будут упущены и не получат оценки защиты.

Помимо передачи каких-либо вещей, объектом требования могут быть определенные действия имущественного характера, например, подпись потерпевшего на документах о передаче преступнику или указанным им лицам права собственности на чужое имущество.При этом требования сопровождаются угрозами применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, либо угрозами распространить сведения, позорящие потерпевшего или его близких, либо иных сведения, способные причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.Уголовная ответственность за вымогательство установлена в статье 163 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ).Часть первая указанной статьи предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.По второй части, которая содержит такие квалифицирующие признаки, как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или с применением насилия, наказание может достигать семи лет лишения свободы со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.Третья часть ст. 163 УК РФ устанавливает ответственность за совершение преступления:а) организованной группой;б) в целях получения имущества в особо крупном размере (стоимостью свыше одного миллиона рублей);в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.Срок наказания по третьей части составляет от семи до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.Опытный адвокат по уголовным делам, осуществляющий защиту лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 163 УК РФ, знает о том, что данное преступление относится к категории средней тяжести, так как наказание по нему не превышает пяти лет лишения свободы.Поэтому по ч.

Еще почитать --->  Административный кодексответственность за браконьерство вбр в россии

3. Угроза убийством охватывается составом вымогательства и не нуждается в дополнительной квалификации по ст. 119 УК. Реализация угроз находится за пределами состава преступления и может потребовать дополнительной квалификации в зависимости от характера причиненного вреда.

Обвиняемый имеет стойкие социальные связи – проживал до задержания с семьей (у моего доверителя четыре несовершеннолетних малолетних ребенка), его работа и общественная жизнь говорит о социальной ориентированности моего подзащитного. Он поддерживает отношения и связи со своей матерью, которая поддерживает его и в настоящее время. И я считаю нельзя рушить семейные ценности, необходимо дать еще один шанс моему доверителю, право реабилитироваться, доказать обществу о своем намерении впредь быть приверженцем моральных и нравственных устоев, человеческих ценностей и законов.

Также не выяснены свидетели происшествия, которые, по мнению обвинения, имели место быть. Не установлен молодой человек, с которым потерпевшая ходила в больницу по факту травмы носа, не выяснялись свидетели по другим событиям, которые вменяются моему подзащитному по составу п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ, а также З., с которым потерпевшая имела связи интимного характера (неблагополучный молодой человек, употребляющий наркотические средства со слов допрошенных свидетелей и собранных материалов дела).

Речь адвоката в прениях при особом порядке рассмотрения уголовного дела

Уважаемое следствие добротно поработало над настоящим уголовным делом!Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК. В соответствии с ч. 1 ст.

Уважаемый суд, хочу напомнить, что в судебном заседании достоверно установлено, что в каждом из трех случаев умысла у Иванова на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, не было. Такой умысел сформировался у Иванова лишь после неоднократных требований о приобретении наркотиков со стороны Самоенко, который действовал под принуждением сотрудников полиции. Каких-либо подготовительных действий для приобретения наркотиков Иванова не совершал.

Прения сторон в суде и защитительная речь адвоката

Прения сторон по арбитражным и гражданским делам отличаются от прений по уголовным делам:
в арбитражном и гражданском процессах адвокат оперирует логически выстроенной системой доказательств, а эмоционально-психологическая сторона речи имеет значение в уголовном суде.
Защитительная речь адвоката в уголовном деле напрямую зависит от позиции подзащитного.

О том, как адвокат должен строить в прениях свою защитительную речь по содержанию, по жестикуляции, ораторским приемам и прочим манипуляциям современных технологий убеждения, — много рассказано на различных правовых порталах, а также в юридической литературе. Поскольку данный аспект находится в сфере профессионального юридического интереса, он не особо интересен доверителю либо подзащитному.
Однако, как отличить качественную защитительную речь адвоката от непроработанного непрофессионального выступления в суде?
Ответ на данный вопрос должен интересовать всех, кто доверил свою защиту адвокату в гражданском, арбитражном либо уголовном деле. Зачастую мнение об адвокате, его профессионализме складывается именно по его выступлению на судебной стадии прений сторон. Что необходимо знать доверителю, чьи интересы представляет адвокат, или подзащитному, которому также представляется последнее слово на стадии прений в суде?

Когда создавались апелляционные суды взамен кассационных, практикующие адвокаты особенным оптимизмом не пылали, понимая, что происходит лишь тривиальная смена названия. В диалектике формы и содержания мы получили как раз тот случай, когда форма на содержание никак не влияет, поскольку само содержание как совокупность сущностных признаков остается стабильным и меняться упорно не желает.

Когда защитник устно повторяет то, о чем он написал в своей апелляционной жалобе, тем самым ее содержание доводится до сведения других судей Судебной коллегии, которые чаще всего материалов дела не знают, полагаясь на докладчика. Бывает, что и сам судья-докладчик с апелляционной жалобой заранее не знакомился, а нередко случается, что он прочитал саму жалобу, но ее смысла не понял, а мог бы уяснить его только после выслушивания выступления защитника.

Речь адвоката в прениях по ст 163 при особом поряке

В УПК РФ сказано лишь о том, чего в речах участников прений быть не должно: нельзя касаться обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми ч. За пределами этих ограничений адвокат определяет содержание и объем своей речи самостоятельно.

По сложным, много эпизодным делам, с большим количеством подсудимых, уместно и целесообразно, представлять суду по окончании прений сторон, до удаления суда в совещательную комнату, в соответствии с требованиями ч. 7 ст. 292 УПК РФ, в письменном виде, предлагаемою формулировку решений по вопросам, указанным в пунктах 1-6 ст. 299 УПК РФ (Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора).

3. И наконец, ряд специфических этических вопросов деятельности адвоката-защитника возникает лишь при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства и характерен только для него. Выявление и анализ именно этой проблематики и являются целью данной работы.
Авторами настоящей статьи предпринята попытка представить рекомендации по тактике и этике защиты обвиняемого при рассмотрении дела в особом порядке, которые, как мы надеемся, будут полезны юристам, специализирующимся в области уголовного процесса, в первую очередь представителям адвокатского сообщества.
Рекомендация первая. Адвокат, особенно опытный, после ознакомления с материалами уголовного дела, как правило, видит его судебную перспективу. При сильной доказательственной базе обвинения и при отсутствии каких-либо убедительных доказательств невиновности или меньшей виновности рассмотрение дела в особом порядке представляется наиболее целесообразным. Однако далеко не всегда данную позицию с защитником разделяет его доверитель. Как поступать защитнику в этом случае? Некоторые авторы, в том числе американские, указывают на то, что защитник, уверенный в том, что шансы на оправдание ничтожны, а на осуждение — практически стопроцентны и, следовательно, выгоднее пойти на сделку с правосудием, влекущую ускоренное рассмотрение дела, должен убедить своего клиента дать на это согласие; при этом адвокату необходимо найти золотую середину между воздействием на обвиняемого и его просвещением (between pressure and education) . Но каковы характер и степень такого допустимого воздействия?
———————————
Glick, Henry R. Courts. Politics and Justice. 2-ed. New York: Mc Graw: Hill Publ. Co., 1988. XIV. P. 182.

Еще почитать --->  Почему ничего не платят если получил инвалидность и заболевание в период службы мвд рф

Необходимо держать своего подзащитного в курсе всех этих переговоров, устраняя возможность даже тени предположения о том, что защитник действует за его спиной.
При улаживании с потерпевшим вопроса о возмещении вреда стоит обратить внимание на следующие моменты:
— необходимо договориться о размере суммы, которую сможет выплатить подзащитный. Если же немедленное и полное удовлетворение материальных претензий потерпевшего становится затруднительным, можно предложить комбинированный вариант: часть суммы выплатить до начала судебного разбирательства, по поводу оставшейся части согласовать график периодических платежей, письменно оформив и подписав его;
— если договоренность о возмещении вреда достигнута, но потерпевший еще не заявил гражданский иск, представляется не противоречащим правилам адвокатской этики предложить ему помочь составить исковое заявление, разумеется, предварительно обсудив этот вопрос с подзащитным: в данном случае адвокат, по сути, помогает оформить согласованную волю сторон, имеющую целью в том числе и благоприятно воздействовать на характер и размер грозящего ему наказания.
Если по делу заявлен гражданский иск, то допустимо, опять же с ведома подзащитного, оказать потерпевшему помощь в его корректировке с учетом достигнутых договоренностей.
Согласовав позиции сторон по поводу возмещения вреда, после уточнения потерпевшим или уменьшения размера исковых требований в судебном заседании, после признания подсудимым иска стороне защиты целесообразно заявить ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела документа, подтверждающего факт передачи денег (как правило, расписки). В расписке следует подробно указать, какая сумма и в возмещение чего передается, т.е. принять меры к обеспечению относимости указанного документа в качестве доказательства.
Рекомендация шестая. Потерпевший как лицо, которому причинен вред, как правило, неравнодушно, эмоционально вовлеченно относится к изложению обстоятельств происшедшего. Между тем, несмотря на согласие с предъявленным обвинением, может возникнуть ситуация противоречия между версиями обвиняемого и потерпевшего: это касается ситуаций возможной противоправности или аморальности поведения потерпевшего, являющегося в силу пункта «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающим обстоятельством.
Упоминание защиты об этом в суде в присутствии потерпевшего может вызвать негативную реакцию с его стороны вплоть до изменения позиции в вопросе о наказании. В этом случае эффект от подготовительной работы защитника в значительной степени уменьшится. Необходимо избежать данной ситуации, что возможно различными способами.
Первый состоит в том, чтобы заранее, как можно более тактично, избегая резких выражений, поставить потерпевшего в известность о том, что подсудимый и его защитник, не оспаривая обвинения, будут защищаться, обращая внимание суда в том числе на данное обстоятельство. При этом защитнику необходимо, насколько это возможно, «вывести из-под удара» своего доверителя, акцентировав внимание, что это будет делаться по его инициативе, исходя из требований профессионального долга адвоката.
Второй способ состоит в том, чтобы договориться с потерпевшим о рассмотрении дела в его отсутствие (на что нет запрета, так как в особом порядке необходимости его допроса в суде не имеется), заявив суду письменное ходатайство об этом и заранее поставив суд в известность. В данном ходатайстве целесообразно также отразить просьбу потерпевшего о приобщении документа, подтверждающего возмещение вреда (иначе в приобщении данного документа может быть отказано по причине его недопустимости) и предложения о мере наказания. Вполне уместно, если потерпевший согласен на это, отразить в данном документе сведения о раскаянии подсудимого, принесении им своих извинений, а также о том, что, по мнению потерпевшего, вред возмещен (начал возмещаться); что подсудимый встал на путь исправления; что, находясь на свободе, он будет продолжать свою трудовую деятельность и тем самым иметь возможность быстро и в срок исполнить свои обязательства по гражданскому иску и тому подобные сведения, подтверждающие наличие смягчающих наказание обстоятельств.
Стоит добавить, что помощь потерпевшему в оформлении такого рода ходатайства вполне допустима, поскольку она не противоречит действующему законодательству и нормам профессиональной этики адвоката и идет подзащитному лишь во благо.
В отсутствие же потерпевшего защита может беспрепятственно поднять вопрос об аморальном и противоправном поведении потерпевшего как о смягчающем наказание обстоятельстве.
Рекомендация седьмая. Поскольку при рассмотрении дела в особом порядке предмет доказывания в значительной мере совпадает с вопросом о мере наказания, следует приложить большие против обычных усилия в данном вопросе. Необходимо помнить, что Пленум Верховного Суда РФ в пункте 10 Постановления от 5 декабря 2006 г. N 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» разъяснил, что исследование обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, и обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, возможно в том числе путем допроса свидетелей. Часть 4 ст. 271 УПК РФ обязывает суд допросить свидетеля, явившегося в суд по инициативе сторон. Хотя ни глава 40 УПК РФ, ни указанное Постановление Пленума прямо не говорят о возможности допроса специалиста в ходе судебного разбирательства при особом порядке принятия судебного решения, представляется, что из смысла пункта 10 Постановления, разъясняющего возможность исследования обстоятельств, входящих в предмет доказывания, «всеми предусмотренными уголовно-процессуальным законом способами», допрос специалиста возможен. Так же как и по отношению к свидетелям, в силу части 4 ст. 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон.
Представляется, что защита может использовать показания и заключение специалиста, к примеру, для получения сведений, могущих повлиять на оценку доказательств, устанавливающих обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, например сведения о порядке производства наркологической судебной экспертизы, которые могут повлиять на оценку соответствующего заключения эксперта.
Необходимо помнить, что в рамках предмета судебного спора, существующего в особом порядке судебного разбирательства (в частности, все вопросы гражданского иска в той мере, в какой они не совпадают с неоспариваемым обвинением, а также все вопросы, связанные с наказанием), отсутствует запрет подвергать сомнению доказательства обвинения, в том числе посредством выявления нарушений закона при получении данных доказательств, приводящих к недопустимости последних.
Кроме того, следует подтвердить документальными доказательствами следующие обстоятельства: а) положительные черты личности обвиняемого (посредством характеристик, наградных удостоверений, почетных грамот, сведений об иных поощрениях, документов, свидетельствующих об участии в боевых действиях, и т.п.); б) состав семьи, наличие иждивенцев и иных лиц, которым подсудимый регулярно оказывал помощь (в том числе материальную), доказательства, подтверждающие необходимость в постоянном уходе за ними; в) трудоустройство (либо трудовая книжка, договор на выполнение работ; либо, если подзащитный не работал, обязательство работодателя трудоустроить данное лицо); г) неудовлетворительное состояние здоровья и отсутствие алкогольной, наркотической и токсической зависимости (если лицо страдает таковой зависимостью, имеет смысл представить документы, подтверждающие факт прохождения им соответствующего курса лечения).
Выявляя смягчающие наказание обстоятельства либо те, которые суд вправе признать смягчающими в силу части 2 ст. 61 УК РФ, а также подтверждающие их доказательства, и заявляя соответствующие ходатайства об их представлении, защитнику целесообразно ориентироваться и ссылаться на положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» , в особенности на пункт 2 данного Постановления.
———————————
Российская газета. 2009. 11 нояб. С. 20.

Прения адвоката при особом порядке

Уважаемый Сергей Валерьевич, у меня было такое дело с переквалификацией со сбыта на пособничество в приобретении. Так до сих пор не могу его выложить — начинаю писать — зашкаливают отрицательные эмоции. Но дополнительную аргументацию связанную с правильной квалификацией, которую я приводил завтра добавлю, может будет полезным.

Еще почитать --->  Мрэо На Московском Шоссе 16 Реквизиты Для Госпошлины

Вопрос о рассмотрении дела в особом порядке является чрезвычайно значимым для обвиняемого, поскольку с одной стороны может помочь снизить вид или размер наказания, а с другой фактически лишает его возможности оспорить фактические обстоятельства, установленные в ходе предварительного расследования.

391 ч. 4 УПК РФ) . Таким образом, Конституция РФ гарантирует действие презумпции невиновности до вступления приговора в законную силу, а значит и на стадии кассационного и апелляционного обжалования соответственно. Обжалуемая норма (ст. 317 УПК РФ) во первых содержит ошибку, отсылая к пункту 1 ст. 379 УПК РФ, не называет при этом часть указанной статьи, так как текст ст.

Прения сторон и последнее слово подсудимого как один из важнейших этапов судебного разбирательства. Характеристика главных задач и целей защитительной речи адвоката. Подготовка выступления в прениях, исходя из позиции, что подсудимый не признал свою вину.

Уважаемый суд, присутствующие в зале! Что можно сказать, резолютируя данное уголовное дело. С формальной точки зрения это уголовное дело не представляло никакой сложности как в расследовании, так и в рассмотрении его в суде по существу: стандартный перечень простых и понятных следственных действий, полное признание вины обвиняемым, раскаяние, и, как итог, рассмотрение дела в особом порядке. Казалось бы, ничего особенного, если не считать, что за каждым преступлением стоит судьба, и не одного человека, а многих судеб, связанных в единую цепочку. …преступлением… Преступление — есть виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания! Как мы знаем тот же закон гласит, что виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности. В свою очередь, применительно к нашей ситуации, преступления, совершенные по неосторожности, подразделяются на совершенные по легкомыслию или небрежности. Таким образом, согласно букве закона подсудимый не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия. То есть подсудимый мог предвидеть, что его автомобиль может потерять управление, следуя с разрешенной для данного участка скоростью. Следуя логике законодателя, любой из большинства людей, управляющих автомобилем, является потенциальным преступником, поскольку никто не застрахован от трагической ситуации, тем более в неблагоприятных дорожных условиях. Разве подсудимый двигался на неисправном автомобиле? Разве он следовал с превышением скорости? Разве он не был трезвым? Разве он уснул за рулем? Нет! Именно неблагоприятные погодные условия привели к цепи факторов, повлекших неконтролируемый занос микроавтобуса под управлением подсудимого и его столкновение с другими транспортными средствами, что послужило причиной гибели восьми человек и причинение телесных повреждений различной степени тяжести пассажирам и водителям других транспортных средств, в том числе и подсудимому. Так кто же стоит перед нами: преступник, потерпевший или счастливец, которому удалось среди немногих обойти злой рок судьбы и продолжать свой век. В каком-то смысле по этому поводу нельзя высказаться однозначно и от части подсудимый наделен всеми этими статусами: одними в процессуальном плане, другими – фигурально. Да, по букве закона он формально является преступником, но так называемое преступление его умышленным не является, он также мог оказаться в числе погибших, но по Божьей воле выжил!Мне думается, и я уверен, что многие согласятся со мной, что никакие меры государственного принуждения не могут затмить то счастье, которое родные и близкие подсудимого испытывают от осознания того, что он выжил в этой страшной катастрофе, и рано или поздно все-равно воссоединиться со своей молодой женой, с семьей, с близкими ему людьми, с теми, кто все это время поддерживал его, помогал не сломаться морально и физически, выдержать тот пресс, который свалился на законопослушного человека, впервые столкнувшегося с правоохранительной машиной, да еще в таком жесткой форме — оказавшись в местах изоляции от общества.А теперь давайте вернемся к тому определению, которое дает уголовный закон преступлению – это виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания… Звучит зловеще! Но насколько точно эта формулировка подходит к деянию подсудимого? Если и подходит, то только с большой натяжкой! В заключении выступления хочу обратить внимание участников процесса, что вину в инкриминируемом преступлении О. признавал полностью на всем протяжении предварительного следствия и в суде, в содеянном раскаялся. При активной помощи местных властей республики родные и близкие обвиняемого приняли исчерпывающие меры к принесению своих извинений и заглаживанию морального вреда родственникам погибших, благодаря понимаю ситуации которыми представлены заявления об отсутствии претензий и прекращении уголовного преследования в отношении подсудимого. Кроме того, необходимо принять во внимание, что О. женат, характеризуется положительно, имеет на иждивении родителей-инвалидов, о чем в уголовном деле имеются документы, и нахождение его под стражей затрудняет возможность оказания помощи родственникам погибших. По Божьей воле О. суждено было выжить в результате этой страшной автокатастрофы, и те душевные муки, слезы и страдания совести, которые выпали на его долю в качестве наказания за гибель его земляков не идут ни в какое сравнение с мерой государственного принуждения за совершение неумышленного преступления в результате неконтролируемого заноса при отсутствии факта превышения скоростного режима во время дорожно-транспортного происшествия.Эта трагическая ситуация свела всех нас в этом зале. Если бы не эта авария, эта трагедия, унесшая жизни многих людей, ушедших из жизни раньше срока, если бы в результате этого несчастного случая не выжил бы мой подзащитный – мы бы никогда не оказались в этом месте. Но он выжил, в числе немногих пассажиров микроавтобуса, и сейчас стоит перед нами по ту сторону решетки, заключенный под стражу. Бог даровал ему вторую жизнь, но расплата за это, в качестве «компенсации» государства – арест, изоляция от общества, лишь по тому основанию, что ему посчастливилось родиться в соседнем с Россией государстве! Насколько это справедливо решать не нам, но давайте не будем забывать, что наказание в уголовном праве призвано исправлять поведение виновного, расплачиваясь за совершенное преступление! А теперь зададим себе простой вопрос: что и какое наказание должно исправить поведение подсудимого. Разве наказывают детей за то, что они, нечаянно задев вазу, разбивают ее? Я думаю, что на этот нелогичный вопрос сложно ответить, а особенно судье, который, как заложник ситуации, вынужден вынести окончательный вердикт… Все задействованы в этом процессе, у каждого своя роль: судья, прокурор, адвокат, подсудимый, потерпевшие… Но цель в этом процессе одна – справедливое решение! Конечно, в ходе недавних изменений законодатель перевел эту статью в разряд тяжких, что делает затруднительным прекращение данного уголовного дела в связи с примирением сторон, несмотря на изъявление воли потерпевших о примирении с подсудимым, однако я прошу уважаемый суд очень внимательно отнестись к данной ситуации и с учетом всех изложенных обстоятельств в случае назначения наказания подсудимому решить вопрос о применении к нему меры наказания, не связанной с реальным лишением свободы!

Защитительная речь в пользу лиц совершивших кражу группой лиц по предварительному сговору

Уважаемый суд, далее хотелось бы обратить внимание на следующее обстоятельство, которое по своей сути не меняет квалификации действий моих подзащитных, однако, говорит о том было ли данное преступление запланировано заранее или нет, а значит, может свидетельствовать об уровне общественной опасности данного деяния.

Другим, важным, по мнению защиты, обстоятельством смягчающим наказание является погашение в полном объеме гражданского иска со стороны в размере 9 619 рублей 76 копеек, что подтверждается заявлением Генерального директора . В соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления признается обстоятельством смягчающим наказание.