функция обвинителя на суде заключается в том, чтобы помочь суду проверить и оценить все данные следствия, весь собранный по делу доказательственный материал прокурор делает это с точки зрения обвинения

Решение Верховного суда: Определение N 8-О11-7 от Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

Утверждает, что следователь Коровкин не был полномочен проводить следственные действия ввиду ненадлежащего оформления передачи ему уголовного дела и отсутствия постановления о принятии им уголовного дела к своему производству. Считает, что доказательствами по делу являются не протоколы допросов и очных ставок, а показания свидетелей изложенные в этих протоколах, в связи с чем Коровкиным не были сфальсифицированы сведения о фактах, а лишь дополнены носители Также указывает, что его подзащитным были внесены реквизиты протокола в уже имеющиеся в деле недопустимые доказательства поскольку они были оформлены в виде опросов и до возбуждения уголовного дела.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Нестерова В.В судей Хомицкой Т.П. и Шалумова М.С при секретаре Кошкиной А.М рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу адвоката Гробова С М . на приговор Ярославского областного суда от 25 марта 2011 года, которым

Участие прокурора в рассмотрении судами уголовных дел

И. Д. Перлов подчеркивал в качестве общих признаков участников уголовного судопроизводства наличие у них прав и обязанностей, а также то, что все они в процессе выполняют определенные процессуальные функции, вступают между собой в определенные уголовно-процессуальные отношения.

Курс лекций подготовлен коллективом кафедры организации судебной и прокурорско-следственной деятельности Университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА) и предназначен для использования в учебном процессе студентами, обучающимися по направлению «Юриспруденция» по программе бакалавриата.
В данном курсе рассматриваются теоретические, правовые и организационно-практические вопросы подготовки и участия прокурора в рассмотрении уголовных дел судами первой, апелляционной, кассационной, надзорной инстанций.
Особое внимание уделено освещению вопросов подготовки и тактики представления прокурором доказательств в судебном следствии, их исследованию наряду с доказательствами защиты, участию в судебных прениях. Содержание курса ориентировано на прочное усвоение студентами их обязанности в будущей практической деятельности всемерно содействовать суду в вынесении законного, обоснованного и справедливого решения по уголовному делу, объективности в оценке доказательств, недопустимости проявления обвинительного уклона при выполнении возложенной на них функции.
Усвоению содержания курса поможет использование контрольных вопросов для самопроверки знаний по каждой теме, изучение и усвоение дополнительно рекомендуемой литературы.
Законодательство приведено по состоянию на июнь 2018 г.
Рекомендуется для студентов, аспирантов, научных и педагогических работников.

In the light of modern adversarial Prosecutor, acting as public Prosecutor in the criminal process is the active party actually bearing the burden of proof in a criminal case. However, judicial practice shows errors committed by the Prosecutor in the trial stage.

Другая ошибка — неправильное описание государственным обвинителем мотивов преступления. Так, при изучении уголовного дела по обвинению С. в нанесении тяжких телесных повреждений (ч. 4 ст. 111 УК) прокурор, излагая фабулу преступления, заявил, что преступление совершено на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений. В дальнейшем, когда прокурор излагал правовую оценку действий подсудимого, то просил суд учесть, что преступление совершено из хулиганских побуждений.

О методических рекомендациях об участии прокурора в исследовании доказательств в судебном разбирательстве

Согласно разъяснениям высших судебных инстанций, в частности постановлению Пленума Верховного Суда РСФСР от 17.04.84 «О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно — процессуальных норм, регулирующих возвращение дела для дополнительного расследования», неполнота следствия должна быть признана невосполнимой в суде, если для этого требуется проведение следственных и розыскных действий, связанных с отысканием новых доказательств, либо для выяснения существенных обстоятельств нужно произвести следственные действия в другой местности, или в ином объеме, или, наконец, такие действия, производство которых в судебном разбирательстве затруднительно или невозможно. Этими положениями и должен руководствоваться государственный обвинитель.

Еще почитать --->  Нужно Ли Отдавать Домовую Книгу При Продаже Дома

Первейшее условие выполнения требований закона о всестороннем, полном и объективном рассмотрении обстоятельств дела, выявлении истины — исчерпывающее исследование доказательств, проверка их достоверности. Именно в судебном следствии закладывается в своей основе позиция государственного обвинителя. Если на этом этапе не создан фундамент в виде совокупности надлежаще исследованных доказательств, однозначно подтверждающих обвинение (при условии, конечно, что оно действительно нашло подтверждение в судебном разбирательстве), прокурору не поможет никакое красноречие в судебных прениях, он не сможет убедительно обосновать свое мнение по вопросу о виновности подсудимого и рискует ввести в заблуждение суд. Неисследованность обстоятельств дела — главная причина постановления необоснованных приговоров. Именно поэтому повышение активности и качества участия прокурора в исследовании доказательств выдвигается сейчас на первое место в числе задач совершенствования государственного обвинения.

Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судом

Свои функции государственный обвинитель осуществляет самостоятельно. В силу этого прокурор, утвердивший обвинительное заключение (обвинительный акт), как и вышестоящий прокурор, не вправе отменить или изменить принятое государственным обвинителем то или иное решение. К примеру, несогласие государственного обвинителя с ходатайством обвиняемого о применении особого порядка судебного разбирательства исключает возможность постановления судом приговора без проведения судебного разбирательства в полном объеме, и прокурор, утвердивший обвинительное заключение, не вправе изменить данное решение государственного обвинителя.

Роль государственного обвинения в деле борьбы с преступностью и обеспечению законности в правосудии всегда была неоспоримой в теории и практике. Нельзя забывать, что в судебном разбирательстве — центральной части уголовного судопроизводства, где исследуются все собранные доказательства и решается вопрос о виновности или невиновности подсудимого, не будут созданы условия для постановления законного и обоснованного приговора, если суд не вынесет такой приговор, то вся предшествующая, нередко длительная, сложная и трудоёмкая работа по раскрытию и расследованию преступления окажется напрасной, не даст ожидаемых результатов в борьбе с преступностью.

«По делам о взыскании неосновательного обогащения на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения или сбережения имущества ответчиком, а на ответчика — обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения или сбережения такого имущества либо наличие обстоятельств, при которых неосновательное обогащение в силу закона не подлежит возврату», — поясняет ВС.

Высшая инстанция рассмотрела неприятную ситуацию, с которой могут столкнуться вкладчики банка: у клиентки через личный онлайн-кабинет увели полмиллиона рублей, указав все необходимые персонифицированные данные. Верховный суд РФ рассказал о правах и обязанностях всех участников подобных споров — потерпевшей, кредитной организации, а также человека, на счёт которого поступил спорный перевод.

Самая полная инструкция по судебным и следственным ошибкам чтобы для того чтобы избежать уголовной ответственности

Как выяснилось в последующем, по показаниям приближенных к потерпевшему лиц, Ж. и Т. неоднократно встречались после совершения преступления, хотя ранее не были знакомы друг с другом. У нас имелись все основания полагать, что Ж. просто избежал уголовной ответственности, вынудив потерпевшего Т. сказать на опознании о его непричастности к совершению преступления путем запугивания свидетеля или обещанием вознаграждения за дачу ложных показаний. Однако данный факт нами доказан не был.

Как бывший сотрудник уголовно-судебного отдела государственных обвинителей аппарата прокуратуры города Москвы, поддержавшего обвинение более чем по 1500 уголовным делам различных категорий, изучившего более 2000 уголовных дел перед направлением в суд на предмет следственных ошибок, предлагаю вам ознакомиться с сутью моей бывшей работы, уголовного процесса в целом, а также остановиться на ряде типичных ошибок, допускаемых следователями (дознавателями) в ходе производства предварительного расследования по уголовным делам.

Еще почитать --->  Проверяют ли соцслужбы доход при назначении пособия

Таким образом, изложенная система поступков федерального судьи Рожкова однозначно свидетельствует о совершении федеральным судьей дисциплинарного проступка, выражающегося в очевидной приверженности указанного должностного лица к потерпевшему, а также о систематическом существенном и умышленном нарушении прав и законных интересов подсудимых Старовойтова Д. и Сиухина Р. в виду личной заинтересованности федерального судьи в исходе дела.

Третий раз судье заявлялся отвод 04.03.2014 г. в соответствии со ст.ст. 61 п.2, 63 и 64 УПК РФ и снятия препятствий для справедливого правового рассмотрении очередного ходатайства следствия о продлении срока содержания под стражей моему подзащитному Сиухину Р.Н., за отказ допрашивать ветерана ВОВ, отца обвиняемого Н.Н.СИУХИНА по дачи характеризующих признаков обвиняемого Сиухина Р.Н., возникли подозрения, дающее основание полагать, что судья лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела, за это заявляем отвод суду.

— выявление при разрешении экономических и иных споров, возникающих из гражданских отношений, обстоятельств, свидетельствующих о направленности действий участников оборота на придание правомерного вида доходам, полученным незаконным путем, может являться основанием для вывода о ничтожности соответствующих сделок как нарушающих публичные интересы и для отказа в удовлетворении основанных на таких сделках имущественных требований, применении последствий недействительности сделок по инициативе суда. Суд, установив, что действия (сделки) участников оборота вызывают сомнения в том, не связаны ли они с намерением совершения незаконных финансовых операций, определяет круг обстоятельств, позволяющих устранить указанные сомнения, в частности имеющих значение для оценки действительности сделок, и предлагает участвующим в деле лицам дать необходимые объяснения по этим обстоятельствам и представить доказательства;

«Выявление подобных фактов требует реагирования со стороны судов, поскольку укрепление законности и предупреждение правонарушений является одной из задач судопроизводства (часть 3 статьи 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статья 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, часть 4 статьи 3 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, далее – АПК РФ, ГПК РФ и КАС РФ соответственно)», — говорится в обзоре.

Стратегия защиты по уголовному делу (Часть II)

С указанного времени закон наделяет того, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, комплексом процессуальных полномочий для юридической защиты. Одновременное ограничение прав может выражено в применении мер пресечения – подписки о невыезде, домашнего ареста, заключения под стражу.

Наконец, существует категория лиц, для которых условия досудебного соглашения действовать не будут. Это обвиняемые в умышленном преступлении сотрудники органов внутренних дел. Их статус сам по себе признаётся отягчающим обстоятельством в силу п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ. Как уже отмечалось, наличие хотя бы одного отягчающего обстоятельства исключает заключение досудебного соглашения.

При рассмотрении возможности заявления стороной защиты ходатайств о признании доказательств недопустимыми в стадиях предварительного расследования или подготовки к судебному заседанию государственному обвинителю следует, однако, иметь в виду, что обвиняемые и их защитники, как правило, не проявляют большой активности в попытках исключить из материалов уголовного дела доказательства, полученные с нарушением закона. Не без оснований они полагают более выгодным для себя активизировать свою деятельность в данном направлении главным образом при рассмотрении уголовного дела по существу.

этого доказательства. Исходя из данной правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, все возможные основания признания доказательств недопустимыми можно классифицировать, разбить на определенные группы. В теории уголовного процесса высказаны также суждения о возможности различных классификаций собственно нарушений законности при получении доказательств, в зависимости от которых могут, так или иначе, решаться вопросы восстановления допустимости доказательства (его юридической силы)(1).

На практике прокуроры редко используют право составлять обвинительное заключение, предпочитают возвращать дело с соответствующими указаниями следователю (90% опрошенных прокуроров). При этом побудительной причиной к составлению обвинительного заключения чаще служит несоблюдение требований, предъявляемых к его форме (14%), чем сущность обвинения (10%). На практике опыт прокурора успешно используется при составлении обвинительного заключения по сложным, многоэпизодным делам, расследуемым следственной группой, в состав которой входит прокурор.

Еще почитать --->  Перестали платить проценты многодетной семьи за коммунальные услуги что делать

Возвращение дела прокурором на доследование после ознакомления с обвинительным заключением, с одной стороны, способствует своевременному восполнению пробелов следствия, с другой — препятствует направлению в суд дела, исследованного без должной всесторонности и полноты.

Участие прокурора в стадии судебного разбирательства

Во-первых, мы полагаем, что оглашение в суде показаний, данных ранее либо на стадии предварительного расследования, либо в судебном разбирательстве может быть только как исключение из общего правила при определенных, разработанных и строго выполняемых рекомендациях. Исключить такой принцип как непосредственность из арсенала судебных органов нельзя. Суд должен принимать судьбоносное решение, только на основании тех материалов, доказательств, которые он непосредственно исследовал, видел, оценил.

Так по уголовному делу № 976146, подсудимый С. обвиняемый в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105. в целом был согласен с обвинением и заявлял ходатайства о рассмотрении уголовного дела в особом порядке, что оказалось невозможным, однако оказывал противодействие при выяснении мотива преступления, но при предъявлении государственным обвинителем орудия преступления С. попросил о рассмотрении дела в закрытом режиме. Оказалось, что подсудимый С. состоял в интимных гомосексуальных отношениях с убитым П. и именно поэтому не называл мотив убийства. Предъявление в любой последовательности всех доказательств целесообразно не только для оказания воздействия на допрашиваемого, но и для демонстрации суду обоснованности позиции государственного обвинителя, доказанности обвинения, которое он поддерживает. Этот способ может применяться в том случае, когда совокупность имеющихся доказательств, бесспорно, устанавливает те факты, которые отрицает допрашиваемый.

Требование объективности во многом определяет не только позицию прокурора в судебных прениях, но и все его поведение в процессе, отношение к другим участникам судебного разбирательства. В подготовительной его части, главная задача которой состоит в создании условий для полного и всестороннего исследования доказательств на судебном следствии, прокурор обязан прежде всего правильно, непредубежденно отнестись к разрешению ходатайств подсудимого, защитника, потерпевшего об истребовании дополнительных доказательств. Как бы ни был обвинитель убежден в виновности подсудимого, он не может не считаться с тем, что осуществление права обвиняемого требует удовлетворения его ходатайства о выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела. Лишь при условии, что подсудимому были предоставлены все возможности защищаться от обвинения, у прокурора будет не только юридическое, но и моральное право поддерживать обвинение, требовать наказания подсудимого.

Эти основные требования должны определять не только нравственно допустимые пределы характеристики подсудимого в речи прокурора, но и вообще отношение его к подсудимому на всем протяжении судебного разбирательства. При всей настойчивости прокурора в изобличении виновного это отношение не может быть лишено гуманности, человечности. Обвинителю должны быть чужды злорадство, насмешка, стремление унизить человека.

Обвинительная речь и речь защиты строятся на основе анализа собранных по делу доказательств, главным критерием которого является истина. По этому же принципу выносится приговор по делу. Деятельность судьи, прокурора, адвоката в судебном заседании не ограничивается формально-логической группировкой и оценкой полученных данных и результатов, она существует и в области этических взаимоотношений, поскольку объективность — это принцип столь же юридический, сколь и этический.

При отправлении правосудия недопустимо прибегать к недозволенным методам, в частности, требовать осуждения позиции адвоката, не соглашающегося с обвинением, настаивать на этом основании на вынесении судом частного определения для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности и т. п. Если государственный обвинитель не согласен с позицией защитника, то он должен доказать необоснованность его утверждений, опираясь на факты и букву закона.