Признание гражданско-правовых отношений и уголовное дело

В случае удовлетворения гражданского иска, предъявленного к нескольким подсудимым, в резолютивной части приговора надлежит указать, какая сумма подлежит взысканию в солидарном порядке, а какая сумма с каждого из них — в долевом, в пользу кого из гражданских истцов осуществляется взыскание.

3. Если потерпевшими по уголовному делу являются несовершеннолетний, либо лицо, признанное в установленном законом порядке недееспособным или ограниченно дееспособным, либо лица, которые по иным причинам не могут сами защищать свои права и законные интересы, гражданский иск в защиту интересов этих лиц может быть предъявлен как их законными представителями, которые привлекаются к обязательному участию в уголовном деле, так и прокурором (часть 3 статьи 44, часть 2 статьи 45 УПК РФ). В таких случаях по искам, заявленным в интересах несовершеннолетнего, взыскание производится в пользу самого несовершеннолетнего.

Нельзя подменять гражданско — правовые отношения уголовно — правовыми

Равенство участников имущественных отношений, закрепленное в ст. 1 ГК, для органов предварительного расследования должно означать, в частности, что в конфликте между участниками хозяйственного общества один из них по отношению к другому не должен восприниматься как выразитель интересов общества. Такой спор является гражданско — правовым, подлежащим разрешению в соответствии с законодательством об обществах соответствующего типа и их учредительными документами в порядке гражданского судопроизводства (ст. 11 ГК РФ, ст. 1 ГПК РСФСР, ст. ст. 1, 2, 22 АПК РФ). От имени общества могут приниматься заявления о преступлении в отношении общества только от его органов, полномочия которых должны быть подтверждены учредительными документами общества (ст. 53 ГК). Соблюдение требований этой статьи принципиально важно для исполнения нормы, содержащейся в примечании 2 к ст. 201 УК РФ.

Некоторые содержащиеся в уголовно — процессуальном законодательстве публично — правовые поводы и основания для возбуждения уголовного дела, сохранившиеся со времен единой собственности и публичности гражданского права советского государства, противоречат содержащимся в ст. ст. 34, 35 Конституции РФ, ст. 209 ГК положениям о том, что собственник по своему усмотрению совершает в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, свободно распоряжается им. Публично — правовая забота об имуществе собственника, о которой он не просил, нарушает его свободу и отрицает право частной собственности, закрепленное в ст. 35 Конституции РФ.

Вот вам пример реальной ситуации. В последнее время мошенники взяли на вооружение новую тактику, использование которой существенно затрудняет их привлечение к уголовной ответственности. Человек по объявлению на популярном интернет-сайте купил товар за 50 тысяч рублей у продавца с доставкой из другого города. По договоренности товар должен был быть отправлен после получения оплаты продавцом. Однако после получения денег продавец товар не отправил, сообщив, что он его потерял. На требование возврата денег ответил, что в настоящее время не может их отдать, попросил подождать несколько дней. Через несколько дней сам вышел на связь с покупателем, попросил реквизиты карты, сообщив что вернет деньги. Деньги вернул частично в размере 10 тысяч рублей. Остальные деньги возвращать не отказывался, но каждый раз находил причины этого не делать. Было подано заявление в правоохранительные органы о мошенничестве. В возбуждении уголовного дела отказано, поскольку полиция посчитала, что налицо гражданско-правовые отношения.

Вопрос о разграничении мошенничества и гражданско-правовых отношений возникает в том случае, когда имеется некий договор. Неважно какой – устный или письменный, но он обязательно должен быть. В основе всегда лежат какие-то взаимные отношения двух сторон: одна сторона передает деньги или имущество, другая сторона обязуется что-либо сделать или передать (продать) имущество. Таким образом, обязательства встречные.

Еще почитать --->  Полный номер социальной карты учащегося

Вместе с тем при таком подходе необходимо будет вернуться к тому, с чего мы начинали, а именно доказывать наличие у виновной стороны признаков обманного неисполнения взятых обязательств. Учитывать придется и размер извлеченной выгоды (а он может быть лишь значительным для признания действий уголовно-противоправными). Однако все же размер ущерба не может служить формализованным основанием разграничения уголовной и гражданско-правовой ответственности, ибо ущерб от неисполнения соответствующего договорного обязательства может быть гораздо больше, чем от преступления. Разграничение между преступлением и гражданско-правовым деликтом не количественное (размер дохода, ущерба), а качественное — наличие или отсутствие в конкретном случае обмана.

Гражданка К., получив от И. передачу (деньги, спортивную сумку, мобильный телефон, аудиоплейер, факс) из Италии, обязалась передать ее адресату — гражданке Х. Однако в установленные сроки К. под различными предлогами не возвращала посылку Х. Лишь при условии, что Х. вступит в агентство, возглавляемое К., последняя обязалась передать посылку Х. Вместе с тем Х. не выполнила требования К. и не вступила в агентство, а против К. было возбуждено уголовное дело.

ВС требует разрешать гражданские иски потерпевших в уголовном процессе, а не в гражданском

При этом по уголовным делам об угоне (ст. 166 УК) имущественный вред, причиненный потерпевшему последующим хищением, уничтожением или повреждением угнанного автомобиля неустановленными лицами, подлежит возмещению лицом, совершившим угон, если в судебном заседании будет доказано, что это лицо своими преступными действиями создало условия для причинения такого имущественного вреда. «Спорным на практике был вопрос гражданской ответственности угонщика транспортного средства. Предлагаемым постановлением закрывается этот вопрос: лицо, угнавшее автомобиль, будет нести ответственность за последующую гибель этого автомобиля», – прокомментировал Александр Немов.

В п. 12 разработчики напомнили, что средства, затраченные медицинской организацией на оказание медицинской помощи потерпевшему, возмещаются ей страховой медицинской организацией, а регрессный иск о возмещении этих расходов к причинителю вреда в соответствии со ст. 31 Закона об обязательном медицинском страховании предъявляется в порядке гражданского судопроизводства и в уголовном деле рассмотрению не подлежит. «Однако практике известны случаи, когда подобные требования удовлетворялись в рамках гражданского иска наряду с самостоятельными требованиями потерпевшего. Именно так поступил Ногинский городской суд Московской области в приговоре от 23 декабря 2019 г. по делу № 1-448/2019», – заметил Алексей Сердюк. Добавим, что данный пункт, как сказано в проекте, может не попасть в итоговую версию постановления.

Юридические основания — это нормы уголовно-процессуального и гражданского права, предоставляющие физическому или юридическому лицу право требовать от ответчика возмещения причиненного ему преступлением имущественного вреда (убытков) и компенсации морального вреда.

Фактические основания — это совокупность сведений о причинении вреда (убытков) преступлением, могущая быть положена в основу для заявления физическим или юридическим лицом исковых требований о его возмещении (компенсации) при расследовании или рассмотрении уголовного дела. Из теории доказывания вытекает, что любое уголовно-процессуальное решение, в том числе о подаче гражданского иска, признания лица гражданским истцом, принимается на основе достаточной совокупности фактических данных, возведенных в процессуальный статус доказательств.

Солидарная материальная ответственность не возлагается на лиц, которые осуждены, хотя и по одному делу, но за самостоятельные преступления, не связанные общим намерением.
Если материальный ущерб причинен подсудимым совместно с другим лицом, в отношении которого уголовное дело было выделено в отдельное производство, суд возлагает обязанность по возмещению ущерба в полном размере на подсудимого.

Также суд оставляет гражданский иск без рассмотрения в случаях прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 2–6 части первой ст. 24 и пунктами 2–6 части первой ст. 27 УПК РФ (за исключением прекращения уголовного дела на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ):

Уголовный иск в гражданском процессе // По каким швам расходится уголовное право в заказных делах

Мы выйдем из этого противоречия, если вспомним, что обсуждаем здесь уголовное право “курильщика”, где дела возбуждаются “по щучьему велению” и без события (его следователи настойчиво ищут после ВУД), и потому наблюдаем примеры дел, когда событием называется то, что им само по себе быть не может. И в таких случаях события преступления нет не потому, что нет факта, а потому что сам факт не может быть событием преступления.

Еще почитать --->  Срок уплаты транспортного налога за 2021 год для юридических лиц оренбург

В таком случае мы попадаем в противоречие: если мы признаем, что критерий правомерности содеянного – это о составе преступления (напр., прим.1 к ст.158 УК РФ), то тогда и следователю не может быть дано усмотрение в квалификации факта как события преступления в зависимости от его мнения о действии как о противоправном в каком-то конкретном случае (то есть, если подача иска не является событием преступления вообще и для всех, то не может и являться для отдельного человека, потому что в конкретном случае следователь его так квалифицирует). Противоправность – это о наличии или отсутствии состава преступления, а не события (см., наприм., П. Яни. Противоправность как признак хищения. «Законность», № 6, 2014).

В правовой системе; Консультант Плюс; размещена статья адвоката Поляк М

Преюдициальность приговора представляет собой обязательность выводов суда об установленных лицах и фактах, содержащихся во вступившем в законную силу приговоре по делу, для иных судов и других правоприменительных органов, рассматривающих и разрешающих те же самые фактические обстоятельства в отношении тех же лиц, при этом правовое значение приговора суда состоит в том, что вследствие его принятия ранее спорное материально-правовое отношение обретает строгую определенность, устойчивость, общеобязательность (Определение Верховного Суда РФ от 31.05.2016 N 4-КГ16-12).

Следует отметить, что действие преюдиционного судебного решения не будет распространяться на обстоятельства, вынесенные и вступившие в законную силу в соответствии со ст. ст. 226.9, 316 или 317.7 УПК РФ. Речь идет о приговорах и постановлениях по делам, дознание по которым осуществлялось в сокращенной форме, а также принятых в особом порядке (гл. гл. 40, 40.1 УПК РФ). В первую очередь это касается участия лица в совершении преступления в качестве соучастника. В данной ситуации не распространяется действие приговора, вступившего в законную силу и вынесенного в отношении одного из соучастников в особом порядке, на другого соучастника, совершившего преступление в соучастии, уголовное дело которого рассматривается в обычном порядке, в соответствии с гл. гл. 36 — 39 УПК РФ.

В соответствии со ст. 44 УПК РФ гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Приведенная здесь норма закона – это наглядная иллюстрация того, что в законе случайных слов или выражений не бывает. Мы, конечно, здесь имеем в виду слова «непосредственно преступлением». Дело в том что преступления могут иметь отдаленный, опосредованный вред, в первооснове которого лежит, между тем, вредоносность преступного деяния. Приведенная норма закона регламентирует, что гражданский иск в уголовном процессе может и должен заявляться лишь тогда, когда вред причиняется непосредственно совершенным преступлением. Только такой гражданский иск подлежит принятию и рассмотрению. Не является гражданским истцом по уголовному делу, к примеру, лицо, обратившееся с регрессным требованием. Или лицо, пострадавшее от отдаленных последствий преступления.

Общепринято под физическим вредом понимать вред, причиненный жизни и здоровью. Имущественный вред (ущерб) обусловлен лишением имущества, материальных благ и выражается в денежной сумме. Моральный вред определен в ст. 151 ГК РФ как физические и нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на другие принадлежащие гражданину нематериальные блага.

Гражданский спор или уголовное дело

Так, одним из районных судов был вынесен оправдательный приговор по делу гражданина С., который завладел вещами своего знакомого, оставившего их на временное хранение обвиняемому. Такая позиция суда была мотивирована отсутствием в подобных действиях признаков преступления, и действия С. были квалифицированы как нарушение гражданско-правовых обязательств.

В доктрине уголовного права существует положение (кстати, закрепленное во многих постановлениях различных судебных инстанций), согласно которому уголовная ответственность за мошенничество исключается, если на момент заключения договора сторона, нарушившая условия сделки, намеревалась их выполнить. Это положение еще больше усугубило ситуацию и породило новые коллизии, поскольку, по мнению некоторых криминалистов (и правоприменителей в том числе), у потерпевшей стороны в данном случае возникает лишь право требовать исполнения обязательства в гражданско-правовом порядке. К слову, в приведенном выше примере 3 суд, вынося приговор, буквально указал, что даже когда одной стороной переданы деньги другой для обеспечения сделки, отказ возвратить полученные денежные средства после наступления соответствующего срока, не может являться преступлением, так как в этом случае нарушение правил использования денежных средств, невозвращение их в установленный срок влечет лишь гражданско-правовые последствия. Этот тезис можно подтвердить и другими подобными примерами из судебно-следственной практики.

Еще почитать --->  Нужен Ли Снил Продавца Для Продажи Квартиры Через Ипотеку В 2021 Году

Ведомство не сумело доказать суду, что физические лица выполняли работы по должности в соответствии со штатным расписанием организации-ответчика, получали за работу суммы, соответствующие размеру заработной платы согласно действующей системе оплаты труда, а также компенсационные и стимулирующие выплаты.

Компания заключила с физлицами договоры подряда на кирпичную кладку стен, уборку территории, строительно-монтажные и электромонтажные работы, охрану строящегося дома и пр. Оплата производилась только после подписания акта приема-сдачи выполненных работ по каждому виду и этапу работ отдельно.

Кроме того, необходимо учитывать, что лицо, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, «не освобождается от обязательств по возмещению причиненного им ущерба». В свою очередь, потерпевший имеет возможность защитить свои права в порядке гражданского судопроизводства с учетом сроков исковой давности.

Граждане В. Глазков и В. Степанов оспаривали конституционность положений п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ «Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела», согласно которым уголовное дело не может быть возбуждено, а уже возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Также они оспаривали п. 1 ст. 254 УПК «Прекращение уголовного дела или уголовного преследования в судебном заседании», согласно которому суд прекращает уголовное дело в судебном заседании при тех же обстоятельствах.

Установление трудовых отношений: практика судов общей юрисдикции

Таким образом, на трудовой характер отношений сторон могут ссылаться любые заинтересованные третьи лица, однако наличие таких отношений с точки зрения ч. 4 ст. 11 ТК РФ может быть установлено исключительно судом. Следовательно, до вынесения соответствующего решения суда финансовые органы не вправе самостоятельно переквалифицировать гражданско-правовые договоры в трудовые.

Действие гражданско-правового договора. Ни КС РФ, ни ВС РФ не разъяснили, продолжает ли к трудовым отношениям применяться гражданско-правовой договор, поскольку он не противоречит трудовому праву. В то же время в практике судов общей юрисдикции принята позиция: к трудовым отношениям применимо только трудовое право, отчего гражданское законодательство применяться не должно. Именно ею и следует руководствоваться, когда спор рассматривается в суде общей юрисдикции 10 .

Гражданский спор или уголовное дело

Безусловно, уголовно-правовой обман по форме действия внешне имеет некоторое сходство (причем весьма существенное) с невыполнением обязательств по договорам гражданско-правового характера, поскольку собственность является объектом охраны как гражданского, так и уголовного законодательства. Поэтому установить грань, которая четко определяла бы признаки наказуемого обмана, весьма непросто, и в большинстве случаев правоприменитель, разрешая данную коллизию, руководствуется не четко сформулированным правилом, а своим внутренним убеждением (а оно порой весьма разное) и пониманием тех или иных процессов или же вовсе интуицией.

Таким образом, при возникновении спора о том, была ли сделка совершена устно, сторона, настаивающая, что этот факт имел место, в подтверждение его имеет право использовать ограниченный круг доказательств (объяснения сторон, письменные и вещественные доказательства, заключения экспертов), за исключением свидетельских показаний. Согласно положениям гражданского законодательства запрет использования свидетельских показаний распространяется только на случаи, когда оспаривается сам факт совершения сделки. Если же спор касается ее содержания или факта исполнения (неисполнения) стороной, устная форма сделки не препятствует допуску свидетелей. Иначе говоря, если вопреки закону, требующему письменной формы, сделка совершена устно, то при утверждении «денег не брал» другая сторона не вправе оспаривать это утверждение ссылкой на свидетельские показания. В то же время утверждение «деньги брал, но не отдал» можно оспорить, используя любые доказательства, включая свидетельские показания.