Статья 137 ук рф примеры из судебной практики

3. Незаконное распространение в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях информации, указывающей на личность несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, по уголовному делу, либо информации, содержащей описание полученных им в связи с преступлением физических или нравственных страданий, повлекшее причинение вреда здоровью несовершеннолетнего, или психическое расстройство несовершеннолетнего, или иные тяжкие последствия, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

Статья 137

Отношения, которые находятся за пределами служебной и общественной деятельности человека, относятся к его частной жизни. Согласно Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч. 1 ст. 23 Конституции РФ). Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации данного конституционного права, составляют основной объект рассматриваемого состава преступления. Факультативными объектами могут быть честь, достоинство человека.

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

Защита при обвинении по ст

На данный момент, неприкосновенность частной жизни может быть нарушена посредством компьютерных технологий. Почти ежедневно мы слышим в новостях о том, что наши персональные данные собираются и анализируются различными ресурсами и компаниями. С появлением интернета, грубо говоря, уже не осталось ничего, что можно скрыть от чужих глаз или сохранить в тайне. Поэтому такое преступление, как нарушение неприкосновенности частной жизни всегда вызывает большой резонанс в обществе и привлекает много внимания. С точки зрения уголовного законодательства рассматриваемого преступление заключается в незаконном собирании или распространении сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия. Помимо прочего, оно может заключаться в публичном выступлении, которое публично демонстрируется в средствах массовой информации.

Уголовно-правовая литература под частной жизнью рассматривает совокупность как естественных прав, которые человек приобретает непосредственно в момент рождения, так и приобретенных, то есть предоставляемых государством. Крайне важно, что неприкосновенность вышеуказанных прав и свобод гарантирована Конституцией и другими законами Российской Федерации.

Принимая во внимание отсутствие фактов постановки П.Д.А. на учет к психиатру, а также то, что в судебном заседании подсудимый ведет себя адекватно и сомнений в его психическом состоянии у суда не возникает, суд приходит к выводу о том, что Пашков Д.А. может и должен нести ответственность за совершенное преступление, поскольку совершил его в состоянии вменяемости, и, в соответствии со ст. 19 УК РФ, подлежит уголовной ответственности.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах: 29 декабря 2016 года в период времени с 02 часов 00 минут по 02 часа 10 минут, находясь в кабинете № 309, расположенном в корпусе «Л» Национального исследовательского университета высшей школы экономики (далее — НИУ ВШЭ), по адресу: ***, П.Д.А. имея умысел на незаконное распространение сведений о частной жизни Н.А.Н., составляющих ее личную тайну, из мести на почве личных неприязненных отношений, без ее согласия о публичной демонстрации в средствах массовой информации, распространил 6 интимных фотографий Н.А.Н. в глобальной сети «Интернет» в социальной сети «Друг Вокруг» на странице «Слеза Любви ж. 24», зарегистрированной на Н.А.Н. Указанные 6 интимных фотографий Н. А.Н. П.Д.А. сделал на принадлежащий ему мобильный телефон марки «***» в период их совместного проживания в августе-октябре 2016 года, при этом доступа к указанным 6 интимным фотографиям кроме него ни у кого не было. В декабре 2016 между П.Д.А. и Н.А.Н. произошла ссора, в связи с чем, П.Д.А. из чувства мести, находясь 29 декабря 2016 года по месту своей работы, на охраняемом им объекте, в кабинете № 309 НИУ ВШЭ, расположенном по адресу: ***, в период времени с 02 часов 00 минут по 02 часа 10 минут, при помощи провода подсоединил принадлежащий ему мобильный телефон марки «***» к компьютерному системному блоку «***», имеющему серийный номер ***, в котором создал папку под названием «Любимая», в которой разместил вышеуказанные 6 интимных фотографий Н.А.Н., после чего вышел в глобальную сеть «Интернет», посредством интернет браузера «Yandex», где в социальной сети «Друг Вокруг» зайдя под ранее известным ему паролем и номером телефона Н.А.Н. на страницу «Слеза Любви ж. 24», зарегистрированную на потерпевшую, с целью публичной демонстрации 6 фотографий интимного характера Н. А.Н., а также с целью распространения сведений о частной жизни Н.А.Н., выложил на интернет странице «Слеза Любви ж. 24» в социальной сети «Друг Вокруг» указанные 6 интимных фотографий Н.А.Н. Таким образом П.Д.А., в нарушение ч. 1 ст. 23 Конституции Российской Федерации, согласно которой каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, а также ч. 1 ст. 24 Конституции Российской Федерации, согласно которой сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются, незаконно распространил сведения о частной жизни Н.А.Н., составляющие ее личную тайну, без ее согласия, публично демонстрируя в средствах массовой информации, чем причинил последней моральный вред.

Статья 137 ук рф примеры из судебной практики

Неприкосновенность частной жизни регламентирована в ст. 23, 24 основного закона государства, а также в ст. 137 УК РФ. Означает запрет на нежелательное вторжение посторонних лиц в персональное пространство индивида – его деловые связи, взаимоотношения с родственниками, знакомыми, семейные тайны.

Таким образом, под личной жизнью следует понимать все то, что человек стремится сохранить исключительно для себя или посвящает только конкретным людям. И если индивид не желает распространяться про себя, то такая прерогатива ему гарантируется и защищается как на уровне национального законодательства, так и международного.

ВС скорректирует практику привлечения к ответственности за нарушение конституционных прав и свобод

Уточнено, что устройства бытового предназначения (смартфоны, диктофоны, видеорегистраторы) могут быть признаны специальными техническими средствами только при условии, что им преднамеренно были приданы новые качества и свойства для негласного получения информации. В ряде таких случаев потребуется заключение специалиста или эксперта.

Разъясняется, что в случае, когда трудовой договор с работником был расторгнут по его инициативе, однако по делу имеются доказательства принуждения работника подать заявление об увольнении именно в связи с указанными критериями, такие действия также образуют состав преступления, предусмотренный указанными статьями.

В соответствии с ч.5 ст.62 УК РФ при особом порядке судебного разбирательства, наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида или размера наказания, предусмотренного за совершенное преступление. С учетом этого назначенное Кузнецову А.В. и Воробьевой Т.Н. наказание не может превышать 8 месяцев исправительных работ.

Согласно п.14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2006г. №60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» (в редакции от 24.02.2010 №4, от 23.12.2010 №31, от 09.02.2012 №3, от 05.06.2012 №10) при наличии оснований, предусмотренных статьями 62, 64, 66, 68, 69 и 70 УК РФ, наказание виновному назначается по правилам как этих статей, так и части 7 статьи 316 УПК РФ.

3. Незаконное распространение в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях информации, указывающей на личность несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, по уголовному делу, либо информации, содержащей описание полученных им в связи с преступлением физических или нравственных страданий, повлекшее причинение вреда здоровью несовершеннолетнего, или психическое расстройство несовершеннолетнего, или иные тяжкие последствия, —

1. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации —

Статья 137 ук рф — нарушение неприкосновенности частной жизни

1) судьи, а также против следователя, дознавателя, прокурора, оперуполномоченного;
2) потерпевшего и его представителя;
3) против собственного подзащитного;
4) против иных лиц, имеющих отношение к уголовному делу .
———————————
Далее, для краткости, — «объекты заинтересованности».
То есть именно эти лица могут быть потерпевшими в результате совершения адвокатом данного преступления.
По характеру, содержанию собираемых сведений о частной жизни перечисленных лиц способы преступления можно с высокой степенью условности разделить на:
1) направленные на сбор компрометирующих сведений. Это могут быть данные о совершении «объектом заинтересованности» преступлений, иных правонарушений, о судимости, действиях, порочащих соответствующее звание или должность, о компрометирующих связях с представителями криминального мира и др., о жизни «не по средствам», о скрываемом имуществе, о супружеских изменах и т.п.;
2) направленные на сбор данных о «слабостях» человека, в отношении которого ведется преступный сбор данных. Это могут быть данные об уязвимых свойствах личности, здоровья, психики (вспыльчивость, нетерпимость к чему-либо, боязливость, осторожность, страх перед конкретным начальником, комплексы неполноценности, повышенное суеверие, слабость к спиртному, к противоположному полу и т.п.), данные о родственниках и близких людях, начиная с «анкетных» данных и заканчивая их недостатками и слабостями, характеристикой взаимоотношений и проч., данные о том, от кого «объект заинтересованности» находится в служебной и иной зависимости, кому не может ни в чем отказать и т.п.;
3) направленные на сбор иных данных, в том числе и сведений о мерах безопасности, распорядке работы и жизни, посещаемых местах, привычках и т.п.
Преступления против первой и второй групп «объектов заинтересованности» чаще всего выражаются в сборе компрометирующих данных. Ведь речь идет о процессуальных противниках, а потому каждому недобросовестному адвокату трудно избежать соблазна собрать против соперника компромат.
Собрав такие материалы на судью, следователя, государственного обвинителя, защитник может использовать эти данные тайно или явно. Используя «явный» путь, недобросовестный адвокат может заявить отвод определенному участнику процесса (глава 9 УПК РФ), например «неудобному» следователю, указав, что он является близким другом одного из обвиняемых по делу, и затем добиться принятия дела к производству «нужным лицом» . С помощью компромата недобросовестные адвокаты часто пытаются добиться признания доказательств обвинения недопустимыми (ст. 75 УПК РФ). Заметим, в данном случае нет ничего незаконного в цели, преследуемой защитником. Квалифицирующее значение здесь имеет то, какими средствами он собрал компромат, исходя из каких мотивов он действовал и т.д.
———————————
Напомним, что в приводимых примерах не всегда речь идет о составе преступления. Так, в большинстве случаев совершенно правомерным является представление уполномоченному лицу сведений об основаниях для отвода следователя. Важное значение имеют вопросы: каким образом, какими средствами собирались конкретные сведения, на что был направлен умысел адвоката и т.п.? Здесь вряд ли будет возможным сформулировать какие-то общие закономерности, годные в качестве правил квалификации преступления. Все будет зависеть от конкретных обстоятельств расследуемого события.
Так, по делу об изнасиловании адвокат устроил скрытое наблюдение за потерпевшей, подслушивал ее разговоры, опрашивал соседей, коллег и т.д. В результате он собрал данные о том, что девушка якобы время от времени зарабатывает проституцией, что она легкомысленна, встречается со многими мужчинами одновременно, распивает с ними спиртное в уединенных местах и т.д. На суде он объявил об этом и сделал вывод, что показания потерпевшей недостоверны и недопустимы, поскольку она скрыла от следствия эти данные. Защитник отметил, что собранные им данные о ее личности противоречат ее показаниям о том, как она себя вела в период до и во время совершения преступления.
Ситуация с квалификацией действий защитника неоднозначна. С одной стороны, он преследует правомерную цель — защита обвиняемого. Частично он добивается ее путем проведения предусмотренных законом действий — опрос граждан (ст. 86, ч. 3, п. 2 УПК РФ). В этой части его действия не только не преступны, но и полезны, законны. Однако какую-то часть сведений о частной жизни потерпевшей адвокат собрал незаконными средствами, например путем скрытого наблюдения с применением технических средств, контроля и записи разговоров и др., то есть средствами, которые он не вправе применять .
———————————
Их проведение находится в исключительной компетенции субъектов ОРД, согласно ч. 5 ст. 6 Закона «Об оперативно — розыскной деятельности», его действия могут быть квалифицированы как нарушение неприкосновенности частной жизни.
Наиболее опасен «скрытый» способ использования недобросовестными адвокатами компрометирующих материалов.
Так, по одному из дел о коррупции в органах власти «вовлеченный» защитник собрал с помощью «кормящей» его преступной группы данные о семейных скандалах следователя, расследующего дело. Он выяснил, что следователь встречается с другой женщиной, узнал ее данные и адрес. Эти сведения он представил «объекту заинтересованности» и «порекомендовал» не проявлять активности в расследовании, а затем дело прекратить за недоказанностью.
Под сбором «иных данных» подразумеваются сведения, например, о типичных маршрутах передвижения «объекта заинтересованности», местах его отдыха и т.д. Эти данные могут быть использованы для организации посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ), применения насилия к представителю власти (ст. 318 УК РФ) и т.д.
Нередки случаи неправомерного сбора адвокатом данных о частной жизни своего же подзащитного (доверителя).
Так, часто недобросовестный адвокат из числа «неоплаченных» или «коррумпированных» из корыстных побуждений втайне от клиента собирает сведения о его материальном положении, наличии скрываемого имущества (недвижимости, автомашины и др.). Затем предъявляет собранные данные и требует, а порой вымогает, шантажирует своего клиента с целью получить это имущество или его часть в качестве вознаграждения за действительные и мнимые услуги. С этой же целью недобросовестный адвокат собирает и компрометирующие материалы, данные о «слабостях» своего клиента, чтобы затем шантажировать его разглашением этих данных в случаях неоплаты гонорара.
Так, по одному уголовному делу об уклонении от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК РФ) за ввезенные на территорию РФ автомашины иностранного производства защитник и подозреваемый К. — специалист по ремонту «иномарок» договорились, что в качестве вознаграждения клиент сделает дорогостоящий ремонт личной автомашины адвоката. По окончании представительства К. остался недоволен работой своего защитника и отказался ремонтировать автомашину за свой счет. Адвокат шантажировал его оглашением компромата, но ничего не добился. Тогда через два месяца после того, как его, К., осудили к условной мере наказания, адвокат, из чувства мести, обратился к следователю, который расследовал это дело , и передал ему компрометирующие сведения. В том числе он рассказал о том, что осужденный скрыл от следствия еще одну незаконно растаможенную «иномарку». Он назвал не только адреса нескольких мест, где могла храниться автомашина, но и данные о том, где могут храниться спрятанные драгоценности его жены, на которые может быть наложен арест (в порядке ст. 115 УПК РФ), и другие сведения по всем трем приводимым пунктам. Следователь передал информацию об укрытой автомашине в орган дознания с целью ее проверки. В результате в отношении К. производство по уголовному делу было возобновлено ввиду вновь открывшихся обстоятельств (глава 49 УПК РФ), автомашина изъята как вещественное доказательство по делу и затем конфискована, как и часть драгоценностей, а К. был осужден к более строгому наказанию.
———————————
Им был автор этого материала.
Нарушение неприкосновенности частной жизни в отношении иных лиц, в связи с осуществлением защиты, может носить самый разнообразный характер. Иными лицами могут быть свидетели (особенно свидетели стороны обвинения), опрашиваемые защитником лица, представители гражданского истца, эксперты и др.
Как уже отмечалось, защитник не имеет никаких рычагов давления на лиц, у которых он берет объяснения. Однако он всегда, в отличие от следователя, судьи, заинтересован получить от опрашиваемого определенного рода информацию — данные в пользу клиента. Если лицо сообщает информацию не в пользу защищаемого, адвокат по меньшей мере не будет его опрашивать. Но недобросовестные защитники могут пойти и дальше, то есть на преступление. Часто бывает, что они собирают компрометирующие, иные данные о лице и, используя их, понуждают человека давать заведомо ложные объяснения, а затем и показания на следствии и в суде (налицо возможные совокупности со статьями 330 и 309 УК РФ).
Частные досье многих недобросовестных адвокатов, особенно бывших работников правоохранительных органов, наполнены не столько официальными материалами (откопированными материалами уголовных дел и т.п.), сколько компрометирующими сведениями на судей, следователей, дознавателей, прокуроров, оперуполномоченных и экспертов, то есть тех лиц, чье «заинтересованное участие» в делах такого защитника пригодится недобросовестному адвокату в будущем. Многие из работников правоохранительных органов и суда даже не подозревают, что находятся «на крючке» у «вовлеченных» защитников, что наиболее обширными сведениями об их частной жизни владеют порой не спецслужбы, а отдельные недобросовестные адвокаты.
Используя не только сведения о частной жизни, но и подкуп, угрозы и насилие, недобросовестные адвокаты, опережая следственные органы, воздействуют на свидетелей, потерпевших, экспертов с тем, чтобы они давали «нужные» показания или не давали их вообще.
Специфическим средством сбора сведений о частной жизни «объектов заинтересованности» является контроль и запись телефонных переговоров, нарушение тайны переписки и иных сообщений (ст. 138 УК РФ), а также нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139 УК РФ).
Мы не стали рассматривать эти два преступления отдельно, поскольку они не являются типичными в перечне незаконных средств и методов защиты. Вместе с тем факты совершения адвокатами этих преступлений встречаются. В основном они используются в качестве средства совершения преступлений, предусмотренных ст. ст. 137, 294, 296, 309, 310, 311, 320 УК РФ и других. Соответственно такие деяния подлежат квалификации по совокупности преступлений.
На сегодняшний день многие недобросовестные адвокаты считают необходимым обзавестись портативными средствами аудио- и видеозаписи (портативные диктофоны и видеокамеры и т.п.). Многие заведомо незаконно приобретают запрещенные к обороту специальные технические средства (СТС), предназначенные для негласного получения информации (признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 138 УК РФ).
Такие адвокаты часто ведут, во-первых, «сплошную» запись всех встреч и бесед с представителями суда и стороны обвинения, с последующей «выборкой», редактированием и перезаписью наиболее интересных для них фрагментов записей. В ходе разговоров они могут применять целую систему провокационных тем, вопросов, знаков для того, чтобы спровоцировать «объект заинтересованности» к неосторожным высказываниям, «проговоркам» (например, содержание доказательств обвинения, нелестные высказывания о начальстве и т.п.). Во-вторых, СТС используются для контроля и записи чужих разговоров за дверями кабинетов, дистанционного электронного наблюдения за «объектом заинтересованности» и т.п. В третьих, специальные технические средства передаются подзащитным, другим заинтересованным лицам, для контроля и записи разговоров «объектов заинтересованности».
Нарушение неприкосновенности жилища также иногда используется недобросовестными адвокатами как средство совершения иных преступлений. В качестве примера самоуправства (ст. 330 УК РФ) уже приводились самовольные действия адвокатов, превышающие их полномочия по сбору доказательств. Многим известно, что недобросовестные работники правоохранительных органов (следователи, оперуполномоченные, участковые и др.) под предлогом расследования преступления, розыска преступника и т.п. незаконно проникают в жилище без согласия проживающих в нем лиц.
С вступлением в силу нового УПК РФ, который наделяет защитников правами по сбору доказательств, аналогичных преступлений можно ожидать и от недобросовестных адвокатов. И у них есть удостоверения, есть право на получение предметов, документов и иных сведений, опрос лиц и т.д. (ст. 86, ч. 3 УПК РФ). Далеко не каждый обыватель, увидев в проеме двери своей квартиры человека, предъявляющего удостоверение в красной обложке, требующего дать объяснения, выдать предметы по уголовному делу, «которое он ведет», сможет разобраться, что перед ним не следователь, а адвокат. Такие его действия могут быть квалифицированы по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 139 и 330 УК РФ.
2.4. Преступления адвокатов в сфере экономики (раздел VIII УК РФ)
Из преступлений, предусмотренных разделом VIII УК РФ, недобросовестными адвокатами чаще всего совершаются общественно опасные посягательства, подпадающие под признаки следующих составов:
1) мошенничество (ст. 159 УК РФ);
2) легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ, в ред. ФЗ от 07.08.2001 N 121-ФЗ);
3) легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 174.1 УК РФ, в ред. ФЗ от 07.08.2001 N 121-ФЗ);
4) приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК РФ);
5) уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды (ст. 198 УК РФ (в ред. ФЗ от 25.06.1998 N 92-ФЗ)).
Эти преступления рассмотрим лишь вкратце, поскольку большая часть из них не относится к категории «нераспознаваемых», а значит, процесс их квалификации правоприменителями проходит, как говорится, безболезненно. Статьи УК об этих преступлениях являются достаточно «рабочими». В научной и методической литературе опубликовано довольно много работ, посвященных уголовно — правовой квалификации этих преступлений, и большинство юристов хорошо с ними знакомы. Поэтому не считаем необходимым останавливаться на уголовно — правовой характеристике этих преступлений, как сделано в предыдущих главах. Рассмотрим лишь типичные способы совершения этих посягательств

Еще почитать --->  Паспорт надо менять до 45 или после

Что грозит за вмешательство в личную жизнь и распространение личной информации

К предмету относятся сведения, которые затрагивают личную жизнь людей. Посягать виновный будет на документацию или предметы, располагаться они могут на сайте социальных сетей, видеосъемках и прочих материалах. Статья за вмешательство в личную жизнь применяется в том случае, когда посягательство связано со сферой жизни, которая не подлежит контролю со стороны общественности и государственных органов.

  1. О. и К. на протяжении определённого периода времени состояли в сексуальных отношениях. О. дала согласие на несколько фотографий в обнажённом виде. Когда отношения указанных граждан распались – К. сказал последней, что все снимки им удалены. В последующем К. создал аккаунт в социальных сетях от имени О. и выложил туда данные снимки. Пострадавшая узнала и заявила в правоохранительные органы. Действия квалифицированы по статье 137 УК. Суд после рассмотрения материалов дела принял решение о назначении работ обязательного характера. Продолжительность – 160 часов. Кроме того, О. подала иск о возмещении морального вреда. Присуждено выплатить ей 15 тысяч рублей.
  2. Гражданин Н. на протяжении какого-то времени собирал сведения относительно своей знакомой гражданки Г. При этом последняя своего согласие на это не давала. Кроме того, Н. несколько раз рылся в вещах потерпевшей, в итоге отыскал накопитель дисковый, где были фото интимного характера. Далее он взломал электронную почту пострадавшей и распространил полученные фото в социальных сетях. По итогам рассмотрения судебный орган признал Н. виновным в совершении посягательства по статье 137 УК. Наказание – 200 часов обязательных работ.

Суду следует помнить о наличии ст. 152.2. ГК РФ «Охрана частной жизни гражданина», где не может повлечь уголовную ответственность собирание или распространение таких сведений в государственных, общественных или иных публичных интересах, а также в случаях, если сведения о частной жизни гражданина ранее стали общедоступными либо были преданы огласке самим гражданином или по его воле.

Еще почитать --->  Получить копию договора о приватизации

Из практики можно добавить, что рассматриваемые сведения иногда становятся общедоступными незаконным путем, в том числе, когда СМИ некорректно используют информацию, полученную от МВД РФ. Когда, скажем, решение или приговор суда еще не вступили в законную силу, СМИ не могут говорить об уголовной ответственности кого бы то ни было как о свершившемся публичном факте, До вступления вердикта суда в законную силу его содержание, с процессуальной точки зрения, носит внутренний характер, исходя из особенностей юридической техники, если решение в дальнейшем будет отменено, с принятием судами противоположной точки зрения, СМИ могут быть привлечены к ответственности, иногда вполне для них ощутимой.

Вторжение в личную жизнь: статья 137, 138 ук рф в 2020 году, ответственность

Такой тип вторжения характерен для рекламных компаний. Некоторые организации, рекламируя тот или иной свой продукт, используют имя или фотографии знаменитостей, чтобы привлечь покупателя. Если такие действия производятся без согласия лица, чьё имя или внешность используют, это является преступлением, предусмотренным ст.137 УК.

  • право на неприкосновенность жилища;
  • право на неразглашение семейной тайны;
  • право родственников не давать показаний друг против друга;
  • право каждого человека организовывать свой быт так, как ему хочется;
  • право на тайну переписки;
  • право на врачебную тайну;
  • право на беспрепятственное исповедание любой веры.
  • Статья 137

    Предметом преступления являются сведения о частной жизни лица, составляющие его личную или семейную тайну. Ее носителями могут быть предметы и документы, например выписки из истории болезни, фотографии, кассеты с аудиовидеозаписью указанных сведений и иные материалы.

    Частная жизнь выражается в свободе общения между людьми на неформальной основе в сферах семейной жизни, родственных и дружественных связей, интимных и других личных отношений, привязанностей, симпатий и антипатий. Частную жизнь составляет распоряжение семейным бюджетом, личной собственностью, денежными вкладами, взаимоотношения в кругу семьи, родственников, друзей и знакомых, религиозные или политические убеждения, действия в соответствии с ними и др.

    Для того, кто игнорирует конституционные права и не только распространяет порочащую человека информацию, но и основывает ее на домыслах и собственной фантазии, последствия могут быть и вовсе печальными. Так, в одном из городов на Урале девушка на почве ревности опубликовала фото своей соперницы в Сети с примечанием об оказании последней интимных услуг. Также она указала телефон и другие контактные данные. Дело рассматривалось не только на основании статьи о нарушении личной жизни. Учитывался также факт клеветы. Девушке грозит до двух лет тюрьмы.

    В Конституции прописаны права, которые охраняются Уголовным кодексом. Нарушение их преследуется законом. Так, в ст. 137 речь идет о защите личной или семейной тайны, разглашение которой может привести к наказанию различной степени. Субъектом здесь выступают общественные отношения, которые обеспечивают интересы каждого отдельно взятого гражданина. Частная жизнь – совокупность прав, тайн, сведений, которые имеют естественный или приобретенный характер. Любое распространение таких сведений уголовно наказуемо, за исключением отдельных случаев, предусмотренных Федеральным законом.

    1) судьи, а также против следователя, дознавателя, прокурора, оперуполномоченного;
    2) потерпевшего и его представителя;
    3) против собственного подзащитного;
    4) против иных лиц, имеющих отношение к уголовному делу .
    ———————————
    Далее, для краткости, — «объекты заинтересованности».
    То есть именно эти лица могут быть потерпевшими в результате совершения адвокатом данного преступления.
    По характеру, содержанию собираемых сведений о частной жизни перечисленных лиц способы преступления можно с высокой степенью условности разделить на:
    1) направленные на сбор компрометирующих сведений. Это могут быть данные о совершении «объектом заинтересованности» преступлений, иных правонарушений, о судимости, действиях, порочащих соответствующее звание или должность, о компрометирующих связях с представителями криминального мира и др., о жизни «не по средствам», о скрываемом имуществе, о супружеских изменах и т.п.;
    2) направленные на сбор данных о «слабостях» человека, в отношении которого ведется преступный сбор данных. Это могут быть данные об уязвимых свойствах личности, здоровья, психики (вспыльчивость, нетерпимость к чему-либо, боязливость, осторожность, страх перед конкретным начальником, комплексы неполноценности, повышенное суеверие, слабость к спиртному, к противоположному полу и т.п.), данные о родственниках и близких людях, начиная с «анкетных» данных и заканчивая их недостатками и слабостями, характеристикой взаимоотношений и проч., данные о том, от кого «объект заинтересованности» находится в служебной и иной зависимости, кому не может ни в чем отказать и т.п.;
    3) направленные на сбор иных данных, в том числе и сведений о мерах безопасности, распорядке работы и жизни, посещаемых местах, привычках и т.п.
    Преступления против первой и второй групп «объектов заинтересованности» чаще всего выражаются в сборе компрометирующих данных. Ведь речь идет о процессуальных противниках, а потому каждому недобросовестному адвокату трудно избежать соблазна собрать против соперника компромат.
    Собрав такие материалы на судью, следователя, государственного обвинителя, защитник может использовать эти данные тайно или явно. Используя «явный» путь, недобросовестный адвокат может заявить отвод определенному участнику процесса (глава 9 УПК РФ), например «неудобному» следователю, указав, что он является близким другом одного из обвиняемых по делу, и затем добиться принятия дела к производству «нужным лицом» . С помощью компромата недобросовестные адвокаты часто пытаются добиться признания доказательств обвинения недопустимыми (ст. 75 УПК РФ). Заметим, в данном случае нет ничего незаконного в цели, преследуемой защитником. Квалифицирующее значение здесь имеет то, какими средствами он собрал компромат, исходя из каких мотивов он действовал и т.д.
    ———————————
    Напомним, что в приводимых примерах не всегда речь идет о составе преступления. Так, в большинстве случаев совершенно правомерным является представление уполномоченному лицу сведений об основаниях для отвода следователя. Важное значение имеют вопросы: каким образом, какими средствами собирались конкретные сведения, на что был направлен умысел адвоката и т.п.? Здесь вряд ли будет возможным сформулировать какие-то общие закономерности, годные в качестве правил квалификации преступления. Все будет зависеть от конкретных обстоятельств расследуемого события.
    Так, по делу об изнасиловании адвокат устроил скрытое наблюдение за потерпевшей, подслушивал ее разговоры, опрашивал соседей, коллег и т.д. В результате он собрал данные о том, что девушка якобы время от времени зарабатывает проституцией, что она легкомысленна, встречается со многими мужчинами одновременно, распивает с ними спиртное в уединенных местах и т.д. На суде он объявил об этом и сделал вывод, что показания потерпевшей недостоверны и недопустимы, поскольку она скрыла от следствия эти данные. Защитник отметил, что собранные им данные о ее личности противоречат ее показаниям о том, как она себя вела в период до и во время совершения преступления.
    Ситуация с квалификацией действий защитника неоднозначна. С одной стороны, он преследует правомерную цель — защита обвиняемого. Частично он добивается ее путем проведения предусмотренных законом действий — опрос граждан (ст. 86, ч. 3, п. 2 УПК РФ). В этой части его действия не только не преступны, но и полезны, законны. Однако какую-то часть сведений о частной жизни потерпевшей адвокат собрал незаконными средствами, например путем скрытого наблюдения с применением технических средств, контроля и записи разговоров и др., то есть средствами, которые он не вправе применять .
    ———————————
    Их проведение находится в исключительной компетенции субъектов ОРД, согласно ч. 5 ст. 6 Закона «Об оперативно — розыскной деятельности», его действия могут быть квалифицированы как нарушение неприкосновенности частной жизни.
    Наиболее опасен «скрытый» способ использования недобросовестными адвокатами компрометирующих материалов.
    Так, по одному из дел о коррупции в органах власти «вовлеченный» защитник собрал с помощью «кормящей» его преступной группы данные о семейных скандалах следователя, расследующего дело. Он выяснил, что следователь встречается с другой женщиной, узнал ее данные и адрес. Эти сведения он представил «объекту заинтересованности» и «порекомендовал» не проявлять активности в расследовании, а затем дело прекратить за недоказанностью.
    Под сбором «иных данных» подразумеваются сведения, например, о типичных маршрутах передвижения «объекта заинтересованности», местах его отдыха и т.д. Эти данные могут быть использованы для организации посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ), применения насилия к представителю власти (ст. 318 УК РФ) и т.д.
    Нередки случаи неправомерного сбора адвокатом данных о частной жизни своего же подзащитного (доверителя).
    Так, часто недобросовестный адвокат из числа «неоплаченных» или «коррумпированных» из корыстных побуждений втайне от клиента собирает сведения о его материальном положении, наличии скрываемого имущества (недвижимости, автомашины и др.). Затем предъявляет собранные данные и требует, а порой вымогает, шантажирует своего клиента с целью получить это имущество или его часть в качестве вознаграждения за действительные и мнимые услуги. С этой же целью недобросовестный адвокат собирает и компрометирующие материалы, данные о «слабостях» своего клиента, чтобы затем шантажировать его разглашением этих данных в случаях неоплаты гонорара.
    Так, по одному уголовному делу об уклонении от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК РФ) за ввезенные на территорию РФ автомашины иностранного производства защитник и подозреваемый К. — специалист по ремонту «иномарок» договорились, что в качестве вознаграждения клиент сделает дорогостоящий ремонт личной автомашины адвоката. По окончании представительства К. остался недоволен работой своего защитника и отказался ремонтировать автомашину за свой счет. Адвокат шантажировал его оглашением компромата, но ничего не добился. Тогда через два месяца после того, как его, К., осудили к условной мере наказания, адвокат, из чувства мести, обратился к следователю, который расследовал это дело , и передал ему компрометирующие сведения. В том числе он рассказал о том, что осужденный скрыл от следствия еще одну незаконно растаможенную «иномарку». Он назвал не только адреса нескольких мест, где могла храниться автомашина, но и данные о том, где могут храниться спрятанные драгоценности его жены, на которые может быть наложен арест (в порядке ст. 115 УПК РФ), и другие сведения по всем трем приводимым пунктам. Следователь передал информацию об укрытой автомашине в орган дознания с целью ее проверки. В результате в отношении К. производство по уголовному делу было возобновлено ввиду вновь открывшихся обстоятельств (глава 49 УПК РФ), автомашина изъята как вещественное доказательство по делу и затем конфискована, как и часть драгоценностей, а К. был осужден к более строгому наказанию.
    ———————————
    Им был автор этого материала.
    Нарушение неприкосновенности частной жизни в отношении иных лиц, в связи с осуществлением защиты, может носить самый разнообразный характер. Иными лицами могут быть свидетели (особенно свидетели стороны обвинения), опрашиваемые защитником лица, представители гражданского истца, эксперты и др.
    Как уже отмечалось, защитник не имеет никаких рычагов давления на лиц, у которых он берет объяснения. Однако он всегда, в отличие от следователя, судьи, заинтересован получить от опрашиваемого определенного рода информацию — данные в пользу клиента. Если лицо сообщает информацию не в пользу защищаемого, адвокат по меньшей мере не будет его опрашивать. Но недобросовестные защитники могут пойти и дальше, то есть на преступление. Часто бывает, что они собирают компрометирующие, иные данные о лице и, используя их, понуждают человека давать заведомо ложные объяснения, а затем и показания на следствии и в суде (налицо возможные совокупности со статьями 330 и 309 УК РФ).
    Частные досье многих недобросовестных адвокатов, особенно бывших работников правоохранительных органов, наполнены не столько официальными материалами (откопированными материалами уголовных дел и т.п.), сколько компрометирующими сведениями на судей, следователей, дознавателей, прокуроров, оперуполномоченных и экспертов, то есть тех лиц, чье «заинтересованное участие» в делах такого защитника пригодится недобросовестному адвокату в будущем. Многие из работников правоохранительных органов и суда даже не подозревают, что находятся «на крючке» у «вовлеченных» защитников, что наиболее обширными сведениями об их частной жизни владеют порой не спецслужбы, а отдельные недобросовестные адвокаты.
    Используя не только сведения о частной жизни, но и подкуп, угрозы и насилие, недобросовестные адвокаты, опережая следственные органы, воздействуют на свидетелей, потерпевших, экспертов с тем, чтобы они давали «нужные» показания или не давали их вообще.
    Специфическим средством сбора сведений о частной жизни «объектов заинтересованности» является контроль и запись телефонных переговоров, нарушение тайны переписки и иных сообщений (ст. 138 УК РФ), а также нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139 УК РФ).
    Мы не стали рассматривать эти два преступления отдельно, поскольку они не являются типичными в перечне незаконных средств и методов защиты. Вместе с тем факты совершения адвокатами этих преступлений встречаются. В основном они используются в качестве средства совершения преступлений, предусмотренных ст. ст. 137, 294, 296, 309, 310, 311, 320 УК РФ и других. Соответственно такие деяния подлежат квалификации по совокупности преступлений.
    На сегодняшний день многие недобросовестные адвокаты считают необходимым обзавестись портативными средствами аудио- и видеозаписи (портативные диктофоны и видеокамеры и т.п.). Многие заведомо незаконно приобретают запрещенные к обороту специальные технические средства (СТС), предназначенные для негласного получения информации (признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 138 УК РФ).
    Такие адвокаты часто ведут, во-первых, «сплошную» запись всех встреч и бесед с представителями суда и стороны обвинения, с последующей «выборкой», редактированием и перезаписью наиболее интересных для них фрагментов записей. В ходе разговоров они могут применять целую систему провокационных тем, вопросов, знаков для того, чтобы спровоцировать «объект заинтересованности» к неосторожным высказываниям, «проговоркам» (например, содержание доказательств обвинения, нелестные высказывания о начальстве и т.п.). Во-вторых, СТС используются для контроля и записи чужих разговоров за дверями кабинетов, дистанционного электронного наблюдения за «объектом заинтересованности» и т.п. В третьих, специальные технические средства передаются подзащитным, другим заинтересованным лицам, для контроля и записи разговоров «объектов заинтересованности».
    Нарушение неприкосновенности жилища также иногда используется недобросовестными адвокатами как средство совершения иных преступлений. В качестве примера самоуправства (ст. 330 УК РФ) уже приводились самовольные действия адвокатов, превышающие их полномочия по сбору доказательств. Многим известно, что недобросовестные работники правоохранительных органов (следователи, оперуполномоченные, участковые и др.) под предлогом расследования преступления, розыска преступника и т.п. незаконно проникают в жилище без согласия проживающих в нем лиц.
    С вступлением в силу нового УПК РФ, который наделяет защитников правами по сбору доказательств, аналогичных преступлений можно ожидать и от недобросовестных адвокатов. И у них есть удостоверения, есть право на получение предметов, документов и иных сведений, опрос лиц и т.д. (ст. 86, ч. 3 УПК РФ). Далеко не каждый обыватель, увидев в проеме двери своей квартиры человека, предъявляющего удостоверение в красной обложке, требующего дать объяснения, выдать предметы по уголовному делу, «которое он ведет», сможет разобраться, что перед ним не следователь, а адвокат. Такие его действия могут быть квалифицированы по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 139 и 330 УК РФ.
    2.4. Преступления адвокатов в сфере экономики (раздел VIII УК РФ)
    Из преступлений, предусмотренных разделом VIII УК РФ, недобросовестными адвокатами чаще всего совершаются общественно опасные посягательства, подпадающие под признаки следующих составов:
    1) мошенничество (ст. 159 УК РФ);
    2) легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ, в ред. ФЗ от 07.08.2001 N 121-ФЗ);
    3) легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 174.1 УК РФ, в ред. ФЗ от 07.08.2001 N 121-ФЗ);
    4) приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК РФ);
    5) уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды (ст. 198 УК РФ (в ред. ФЗ от 25.06.1998 N 92-ФЗ)).
    Эти преступления рассмотрим лишь вкратце, поскольку большая часть из них не относится к категории «нераспознаваемых», а значит, процесс их квалификации правоприменителями проходит, как говорится, безболезненно. Статьи УК об этих преступлениях являются достаточно «рабочими». В научной и методической литературе опубликовано довольно много работ, посвященных уголовно — правовой квалификации этих преступлений, и большинство юристов хорошо с ними знакомы. Поэтому не считаем необходимым останавливаться на уголовно — правовой характеристике этих преступлений, как сделано в предыдущих главах. Рассмотрим лишь типичные способы совершения этих посягательств

    Еще почитать --->  Можно Уволить Главного Бухгалтера По Сокращению