Сажают ли за экономические преступления в россии

Тюремные сроки за экономические преступления

Часть бизнесменов, отбывающих тюремные сроки по сфабрикованным обвинениям в экономических преступлениях, надеялись выйти на свободу по обещанной к Дню Победы амнистии. Другие предприниматели, бизнес которых приглянулся отечественным правоохранителям, ждали прекращения преследования. Однако внесенный в Госдуму проект амнистии (более подробно см. «На волю к юбилею», «Ведомости» от 22.03.2010) лишает большинство осужденных возможности вернуться к привычной деятельности.
На первый взгляд многие предприниматели, осужденные из-за размытых формулировок статей УК «мошенничество» и «растрата» и по экономическим статьям УК (а их у нас более 30) могут выйти из-за решетки или освободиться от уголовного преследования. Отдельные пункты этих статей считаются преступлениями небольшой и средней тяжести (наказание до двух и пяти лет лишения свободы соответственно). Однако среди заключенных бизнесменов лишь немногие могут надеяться на близкую свободу. Стоит вспомнить анекдот сталинских времен, в котором надзиратель говорит заключенному: «Ни за что у нас не 10 лет, а пять дают». Сейчас законопослушный предприниматель, не желающий делиться или платить взятки по повышенному тарифу, может получить больше пяти лет. Мошенничество или растрата в крупном размере (больше 250 000 руб.) или с использованием служебного положения (типичная статья для директора или главного бухгалтера) — это уже до шести лет лишения свободы, т. е. тяжкое преступление. Если же следствие докажет, что директор и главбух действовали в составе организованной группы, то им грозит уже до 10 лет. Контрабанда с сокрытием от таможенного контроля либо сопряженная с недекларированием или недостоверным декларированием (188-я статья УК) — это тяжкое преступление (до семи лет). Если в ней виновен директор и главбух, им грозит уже до 12 лет (особо тяжкое преступление), т. е. их шансы на амнистию равны нулю.
Впрочем, даже те предприниматели, которым следователи не смогли насчитать больше 250 000 руб. нанесенного ущерба, тоже не могут спать спокойно. Им грозят обвинения по статьям «легализация (или отмывание) денежных средств или иного имущества, полученного преступным путем». Эти деяния с использованием служебного положения или по предварительному сговору тянут до восьми лет, а в составе группы — все 15.
Правоохранители добавляют эти обвинения к другим статьям, чтобы повысить цену прекращения преследования. Мещанский суд, давший Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву «всего лишь» по девять лет за хищение миллиардных сумм, выглядит на фоне некоторых нынешних дел образцом гуманности. Столичный предприниматель Олег Рощин за контрабанду и отмывание 126 млн руб. (при том что таможня и налоговики не имели претензий к компании) получил в Перовском райсуде Москвы 18 лет строгого режима (!), главный бухгалтер Инна Бажибина — 15 лет лишения свободы. Они могут надеяться только на пересмотр приговора вышестоящими инстанциями. По данным Судебного департамента, за мошенничество в 2008-2009 гг. были осуждены более 69 000 человек, за присвоение или растрату — почти 23 000. За экономические преступления (без учета статей 201 и 204 — злоупотребление полномочиями и коммерческий подкуп) были наказаны около 21 500. Примерно половина этих людей, по расчетам экспертов, получили реальные сроки. Осужденные бизнесмены имеют меньше шансов на свободу, чем осужденные по той же статье наперсточники или коррумпированные чиновники.
Причудлива конструкция весов отечественной Фемиды: бизнесмен, присвоивший 126 млн руб., оказался для нее страшнее, чем чиновник, чье лихоимство нанесло казне всемеро больший ущерб. Находкинский горсуд Приморского края приговорил 9 марта 2010 г. бывшего начальника таможенного поста «Морской порт Находка» Сергея Панина за организацию канала контрабанды, из-за которого государство недосчиталось 860 млн руб., к трем годам и двум месяцам лишения свободы. Условно. Если приговор не пересмотрят, Панина амнистируют.

Еще почитать --->  Получают ли платники стипендию

Нарушения законодательных актов может происходить и со стороны простых работников, когда им неоднократно высказывались требования правильного поведения со стороны руководящего состава. Могут быть случаи получения материальных ценностей в учет заработной платы. Но при этом полученный товар будет по цене значительно ее превышать. Это будет причинять вред для финансовой составляющей всей компании.

Можно на примере рассмотреть конкретные виды наказания в зависимости от совершаемого преступного деяния. Когда будет осуществляться создание определенных препятствий в деятельности ИП, виновное ждет штраф. Аналогичным образом производиться выбор меры ответственности при несоблюдении порядка регистрации сделок на рынке недвижимости.

Верховный суд предложил смягчить наказания по; экономическим преступлениям

Теперь Верховный суд предпринимает вторую попытку, пересмотрев подходы к тому, что же следует считать уголовным проступком. Так, в категорию уголовных проступков предлагается перевести семь составов преступлений, посягающих на собственность, включая кражу и разные виды мошенничества (без отягчающих обстоятельств). В 2019 году за совершение таких преступлений было осуждено более 55 000 человек, подсчитали в Верховном суде.

В разряд уголовных проступков также не стали включать налоговые преступления и преступления в сфере экономической деятельности, если по ним в УК уже предусмотрена возможность освобождения от уголовной ответственности при условии возмещения причинённого ущерба. Но в законопроекте говорится, что от уголовной ответственности за такие преступления также могут освободить, если виновник возместил ущерб или каким-то другим способом загладил причинённый преступлением вред.

Многочисленные обещания властей защитить бизнесменов от произвола правоохранителей потихоньку начинают обретать реальные очертания. Согласно свежеиспеченным законам, предпринимателей, уличенных в экономических преступлениях, будут наказывать менее строго. Памятуя о том, что кроме непосредственно нормотворчества существует еще и правоприменительная практика, разберемся, достойны ли такие потуги законодателей всеобщего ликования? Ведь, как иронизируют адвокаты, у нас сама формулировка «ведение бизнеса уже образует состав преступления.

Если в 2013 году правоохранители зарегистрировали 225,2 тыс. преступлений по экономическим статьям, то в 2014 году — уже на 12 тыс. меньше (212,3 тыс.). Можно говорить о «постепенном снижении давления правоохранительных органов на бизнес и постепенном снижении количества зарегистрированных преступлений, с 2008 года — на 77%», говорится в документе. В тюрьму не будут сажать за экономические преступления? Одновременно выросло число осужденных по экономическим статьям: в целом незначительно (на 186 человек, до 36 389 в 2014 году по сравнению с 2013 годом), при этом на 5%, до 7141 человека, выросло число осужденных к лишению свободы. Закон касается и предпринимателей, которые вовремя погасили долги по выплате зарплат, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат в течение 2-х месяцев со дня возбуждения уголовного дела.

Когда за экономические преступления грозит реальный срок

Предлагаю к просмотру видео о том, в каких случаях бизнесмены и предприниматели могут быть заключены под стражу, а в каких случаях закон запрещает заключать под стражу, привожу примеры из своей судебной практики: ст. 159 УК РФ (мошенничество), ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов) и по другим экономическим статьям.

  • невозвращение долгов, неисполнение обязательств по договорам, включение в договор заведомо ложных сведений, таких, например, как отсутствие обременений отчуждаемого имущества, принадлежность имущества на праве собственности, когда имущество таким не является;
  • незаконный возврат суммы НДС из бюджета;
  • в других случаях.

Правоохранительные органы «не хотят» признавать указанные выше преступления «экономическими» и считают их общеуголовными.

Путин: «Нет необходимости по экономическим статьям человека сажать за решетку»

Выбирать в качестве меры пресечения содержание под стражей по экономическим статьям нет необходимости, заявил президент Владимир Путин во время встречи с представителями общественности Дальнего Востока, куда он прибыл для участия в Восточном экономическом форуме.

Еще почитать --->  Правовые задачи по административному праву

Владимир Путин во время встречи с представителями общественности по вопросам развития Дальнего Востока в рамках V Восточного экономического форума. Фото: Михаил Метцель/ТАСС —>

Некоторые эксперты связывают подобные заявления Дмитрия Медведева с нашумевшим делом юриста фонда Hermitage Сергея Магнитского, которого продержали в СИЗО под следствием 11 месяцев и который умер в тюрьме 16 ноября 2009 года, так и не дождавшись суда. Он был арестован по обвинению в уклонении от уплаты налогов. Коллеги и адвокаты юриста возложили ответственность за его смерть на тюремную администрацию.

Слова президента Макаров расценивает как поддержку депутатских планов. Однако список статей УК, по которым нельзя будет заключать в СИЗО, пока не готов, говорит он: это могут быть преступления, ответственность за которые смягчает новый законопроект о гуманизации наказаний, который сейчас готовится в Госдуме.

«Предприниматели не всегда сидят по экономическим статьям. Например, 201-я статья УК РФ (злоупотребление полномочиями). Она — «стражная» (по ней может избираться мера пресечения в виде заключения под стражу, а один из видов наказания — лишение свободы). Многие бизнесмены привлекаются по ней или по обычной 159-й УК РФ (мошенничество), которая тоже не является экономической», — объяснил Иван Миронов.

Сообщения и материалы информационного издания Daily Storm (зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70379) сопровождаются гиперссылкой на материал с пометкой Daily Storm.

При определении степени наказания опираются (КоАП гл.4) на характер административного проступка и его потенциальные последствия для общества, но обязательно учитывают личность провинившегося (статус предприятия, если в роли виновного выступает ЮЛ), его материальное положение, смягчающие и отягчающие обстоятельства дела.

Второй вариант классификации — по сфере действия субъекта. К основным из них относятся преступления в сфере налогообложения, кредитно-расчетной сфере, служебные преступления, связанные со злоупотреблением полномочиями, в сфере внешней экономики, с использованием бюджетных средств, а также иные варианты, относящиеся к экономике страны.

Исследователи из Школы права Нью-Йоркского университета недавно опубликовали свою работу «Сколько американцев сидят в тюрьме без необходимости?». Их ответ — 39%, или 576 тыс. человек. При этом 25%, или 364 тыс. человек, — это люди, не представляющие угрозы обществу, держать их за колючей проволокой и тратить на них деньги бюджета неоправданно (содержание одного заключенного в США стоит 31 тыс. долларов в год). С гораздо большей пользой они могли бы искупить свою вину, если бы были заняты на альтернативных видах работ, например уходом за больными, на коммунальных работах.

Бывшему председателю правления обанкротившегося торгово-туристического концерна Arcandor (куда входили в том числе сеть универмагов Karstadt и предприятия посылочной торговли Quelle GmbH) Томасу Миддельхоффу повезло меньше. Его признали виновным в 27 случаях злоупотребления доверием и трех случаях уклонения от уплаты налогов и приговорили к трем годам лишения свободы. Потери возглавляемой им компании составили 500 тыс. евро. «Он отсидел положенный ему срок в тюрьме общего режима, несмотря на плохое состояние здоровья», — уточняет Шмидт.

В США в зависимости от обстоятельств дела о присвоении и растрате имущества могут подпадать под один из параграфов раздела 31 Кодекса США, куда также входят параграфы о краже. Суммарно по делам о присвоении и растрате в 2015 году в Штатах было вынесено 342 приговора, 97% из которых обвинительные. Реальные сроки получили 37% осуждённых, средняя продолжительность срока — 12 месяцев.

Релевантных статистических данных по Британии нет. Максимальный срок за взяточничество для физических лиц там составляет десять лет, однако, как правило, более чем к восьми годам не приговаривают. Для юридических лиц предусмотрено наказание в виде штрафа, верхний предел которого не установлен.

Еще почитать --->  Не Показывает Телевизор От Антенны Куда Звонить Спб

Законопроектом расширяется круг лиц, в отношении которых не может быть избрана такая мера пресечения, как содержание под стражей. Как следует из документа, речь идет в первую очередь о привлекаемых к ответственности за экономические преступления предпринимателях.

«Заключение под стражу… не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 частями первой — четвертой, 159.1 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165 и 201 Уголовного кодекса РФ, если эти преступления совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, а также статьями 159 частями пятой — седьмой, 171, 171.1, 171.3 — 172.3, 173.1 — 174.1, 176 — 178, 180, 181, 183, 185 — 185.4 и 190 — 199.4 УК РФ», — говорится в законопроекте.

Медведев призвал не сажать в тюрьму за экономические преступления

Вчера во время своей беседы с тремя руководителями федеральных телеканалов, президент РФ Дмитрий Медведев сказал, что по некоторым видам экономических преступлений нет необходимости помещать людей в следственные изоляторы. По мнению экспертов, это заявление президента может быть связано с громким делом юриста Сергея Магнитского, скончавшегося в тюрьме до суда после 11 месяцев следственных работ по его делу.

«Во всем мире развиты меры наказаний, не связанные с лишением свободы, — сказал Дмитрий Медведев. — Есть ограничения свободы, есть просто контроль за действиями лица, которое, допустим, подверглось такому наказанию. Браслеты те же самые. Почему нам это не использовать? Вполне можно. Несколько раз приносили мне документы о помиловании. Ну, грустно на это глядеть. Гражданин там украл шапку за 500 рублей, ему сразу два года тюрьмы. Зачем? Он что, лучше оттуда выйдет?»

По итогам прошлого года российские суды вынесли рекордное количество приговоров по экономическим статьям: 7,7 тыс. человек против 6,4 тыс. годом ранее (рост на 20%). Это связывали с активизацией борьбы против фирм-однодневок и введением уголовного наказания за незаконный оборот алкоголя.

По его словам, необходимости «излишне прибегать» к таким мерам, как содержание под стражей, нет. Путин отметил, что уже к сегодняшнему дню разработан и принят целый ряд мер, который связан с либерализацией, разговоры об этом президент вел с Генпрокуратурой и председателем Верховного суда.

Встает вопрос, почему вообще к нему возникли претензии уголовного характера, если все данные заказы входили в обычную хозяйственную деятельность организации Обоянского, в процессе которой он постоянно выполнял заказы клиентов? Да в отношении вот этих, что-то пошло не так, как с менеджером, который перепутал коробки с товаром и послал их еще на большую сумму. Но это также вошло как эпизод мошеннических действий Обоянского, то есть хищения!

Много воды утекло с момента произнесения эпохальной фразы венценосцем о том, что не надо «кошмарить бизнес». Эта фраза с одной стороны показывала хищническую специфику деятельности госструктур по отношению к простым предпринимателям, а с другой стороны на долгое время определила специфику их уголовного преследования. Когда оно превратилось только в метод наезда и отъема бизнеса, об отдельных случаях чего я уже здесь писал. По обычным же делам мошенничеств в отношении простых граждан возбудить уголовное дело практически не реально. Отказ всегда следует со стандартной формулировкой— гражданско-правовые отношения, просто потому что экономических уголовных дел у нас нет. Нет и все, а если есть, надо смотреть подоплеку.