Рб статья о вторжении в личную жизнь

Под эксплуатацией в рассматриваемой статье (а также статьях 181 1 , 182 и 187 УК) понимается незаконное принуждение человека к работе или оказанию услуг (в том числе к действиям сексуального характера, суррогатному материнству, забору у человека органов и (или) тканей) в случае, если он по независящим от него причинам не может отказаться от выполнения работ (услуг), включая рабство или обычаи, сходные с рабством.

Ч. 3 ст. 181 УК предусматривает повышенную ответственность за действия, предусмотренные частями 1 или 2 рассматриваемой статьи, совершенные организованной группой, либо в отношении заведомо малолетнего, либо повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, либо причинение тяжких телесных повреждений, либо заражение ВИЧ, либо иные тяжкие последствия

Тайна личной жизни

Беларусский закон к чувствительной информации чувствителен не очень. Понятие частной жизни в нем крайне размыто и собирается из разных документов, как пазл. Полнее всего о тайне личной жизни написано в старой, 1996 года, бумажке с бесконечным названием «Инструкция о режиме доступа к документам, содержащим информацию, относящуюся к тайне личной жизни граждан. ». Эта инструкция регулирует доступ к документам в архивах, однако дает некоторое представление о том, как очерчены границы privacy каждого беларуса(-ки).

Кажется, на Западе святость частной жизни возведена в абсолют (хотя профессия папарацци вполне себе хлебная). А что у нас? Разбираемся с понятием приватности в беларусском законе и прикидываем, как можно наказать усердного читателя твоих переписок в Facebook.

Уголовный Кодекс Республики БеларусьСтатья 179

добрй вечер.В школе со мной проводилась беседа,присутствовало несколько учителей.Один учитель снял все на телефон и выложил вконтакте в группу этой школы,якобы вот какую работу мы провели.я считаю что это нарушение моих прав и беседа была закрытой,из родителей была я одна.Как мне быть?

Школа. 7 класс. 13летние мальчики через окно в раздевалке умудрились снимать на телефон девочек в нижнем белье. Пока не известно, распространили ли эту съёмку. Попадают ли их действия под эту статью? Если нет, какими нормами предусмотренаи ответственность за такое поведение?

Таким образом, Вы вправе отказаться от дачи показаний против самого себя, членов семьи или близких родственников, но если Вы все-таки пожелаете их дать, то Вам должны будут разъяснить об ответственности за дачу заведомо ложных показаний (статья 401 УК РБ). Также у Вас берется подписка о том, что Вам разъяснены Ваши обязанности и ответственность.

Сведения имеют коммерческую ценность в случае, если обладание ими позволяет лицу при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, сократить расходы, сохранить положение на рынке товаров, работ или услуг либо получить иную коммерческую выгоду. Обязанность не разглашать коммерческую тайну нанимателя, коммерческую тайну третьих лиц, к которой наниматель получил доступ, является одной из статутных обязанностей работника, предусмотренных пунктом 10 части 1 статьи 53 Трудового кодекса Республики Беларусь (далее – ТК).

– Распространение в средствах массовой информации материалов, подготовленных с использованием аудио- и видеозаписи, кино-, видео- и фотосъемки гражданина без его согласия допускается только при принятии мер против возможной идентификации этого человека посторонними лицами. Или при условии, что распространение материалов не нарушает конституционных прав и свобод личности и необходимо для защиты общественных интересов, за исключением случаев их распространения по требованию органа уголовного преследования, суда в связи с производством предварительного расследования, судебным разбирательством, – поясняет работница прокуратуры.

– Это был явный перебор с его стороны, ведь у нас остались общие знакомые, друзья, с которыми у меня хорошие отношения. Да и внешний вид у меня в два часа ночи был не очень-то приглядный, на мне была надета лишь комбинация, – рассказывает женщина. – Я по-хорошему просила удалить видеозапись, но он лишь посмеялся надо мной.

Еще почитать --->  Обжалование Приговора За Мягкостью Наказания

Рб статья о вторжении в личную жизнь

Ограничения по использованию изображений также содержит Закон Республики Беларусь «О рекламе». В рекламе не допускается использование образов или высказываний граждан Республики Беларусь без их согласия или согласия их законных представителей, говорит п.9 ст.10 данного нормативного акта.

В соответствии со ст.18 Закона «Об информации, информатизации и защите информации» «сбор, обработка, хранение информации о частной жизни физического лица и персональных данных, а также пользование ими осуществляется с согласия данного физического лица, если иное не установлено законодательными актами Республики Беларусь».

В случае незаконного ознакомления со сведениями, составляющими коммерческую тайну, или незаконного использования этих сведений, а также разглашения коммерческой тайны физические и юридические лица, государственные органы и их должностные лица обязаны: прекратить действия, связанные с незаконным ознакомлением со сведениями, составляющими коммерческую тайну, или с незаконным использованием этих сведений, а также с разглашением коммерческой тайны; возместить убытки (включая упущенную выгоду), причиненные владельцу коммерческой тайны в результате незаконного ознакомления со сведениями, составляющими коммерческую тайну, или незаконного использования этих сведений, а также разглашения коммерческой тайны.

Неразглашение данных предварительного расследования направлено на недопущение распространения информации, которая способна причинить непоправимый ущерб делу, создать условия для воспрепятствования установления истины, фальсификации доказательств, угроз свидетелям обвинения, сокрытия имущества и документов, уклонения виновных от следствия и суда.

Рб статья о вторжении в личную жизнь

Личная и семейная тайна являются одним из элементов частной жизни. К личной и семейной тайне можно отнести тайну усыновления, тайну частной жизни супругов, личные имущественные и неимуще­ственные отношения, существующие в семье и другие сведения. Со­держание права на личную и семейную тайну составляют правомочия члена семьи требовать неразглашения соответствующих сведений и правомочия распоряжаться соответствующей информацией по свое­му усмотрению либо с согласия других членов семьи.

В случае наличия данных о частной жизни лица, а также иной ин­формации, затрагивающей права и свободы человека и гражданина, у органов государственной власти и местного самоуправления, их долж­ностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомле­ния с соответствующими документами и материалами, если иное не предусмотрено законом.

Следует отметить, в любой регламентированной Стандартами ситуации журналист имеет возможность (а в некоторых случаях обязан) согласовать свои действия с рекомендациями юристов и ответственных менеджеров — в помощь журналистам работают специально созданные ВВС службы, чего, к сожалению, практически нет в белорусских СМИ.

Пресса постсоветских государств и стран с неокрепшими демократическими традициями часто нуждается в определении рамок общественного интереса, действительно мотивирующего вторжение в интересы частного лица. «К общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде», — такое толкование даёт Верховный Суд Российской Федерации. В России «сведения о частной жизни, и персональные данные, и изображения людей можно распространять без их согласия при наличии важной цели — защиты общественного интереса, — отмечает Светлана Кузеванова, юрист российского Центра защиты прав СМИ. — Но есть серьёзная практическая проблема: ещё нужно доказать, что информация является значимой для общества. Медиаюристы сталкиваются с ней (проблемой. — Ред.) в судебных процессах регулярно».

Минская городская коллегия адвокатов

Таким образом, преступление, связанное с изготовлением и распространением порнографических материалов или предметов порнографического характера с изображением несовершеннолетнего (детская порнография), является более тяжким преступлением по сравнению с преступлением, предусмотренным ст.343 УК Республики Беларусь.

Считаем необходимым отметить, что в состав РЭК включены высококвалифицированные представители государственных органов, специалисты организаций и учреждений: учреждения образования «Белорусский университет культуры и искусств», Института журналистики Белгосуниверситета, Белорусской медицинской академии последипломного образования, управления киновидеоискусства Министерства культуры Республики Беларусь, Белорусской государственной академии искусств, Национальной государственной телерадиокомпании, Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь.

Еще почитать --->  Пенсия работающим пенсионерам проживающих в чернобыльской зоне

Наказание за вторжение в личную жизнь могут смягчить

Народные депутаты от оппозиции зарегистрировали законопроект «О внесении изменений в статью 182 Уголовного кодекса Украины (относительно гуманизации ответственности за нарушение неприкосновенности частной жизни)» (№ 2612). В частности, статья предусматривает ответственность за незаконный сбор, хранение, использование, уничтожение, распространение конфиденциальной информации о лице или незаконное изменение такой информации.

Предлагается гуманизировать ответственность за преступление, предусмотренное статьей 182 «Нарушение неприкосновенности частной жизни» Уголовного кодекса Украины, отменив такие виды наказания, как ограничение свободы и лишение свободы, при этом оставив штраф, исправительные работы и арест.

В Беларуси все острее проблема по обеспечению прав граждан по защите неприкосновенности их частной жизни, персональных данных. Опасности увеличиваются с углублением развития информационного общества, использованием новых технологий, с ростом киберпреступности, а также со стремлением спецслужб контролировать сферы активной деятельности граждан. Вспомним случаи, когда становились общедоступными данные клиентов мобильных операторов, банков, провайдеров. Единожды опубликованные в сети Интернет персональные данные с большой сложностью поддаются какому-либо контролю. Например, при запросе у социальной сети Facebook всей информации о себе выясняется, что на серверах FB хранятся персональные данные, включая удаленные ранее самим же пользователем фото и сообщения. И хотя имеются конституционные, законодательные нормы, регулирующие в Беларуси право на неприкосновенность частной жизни, на практике они слабо гарантируют защиту данного права. Согласно Конституции Республики Беларусь «каждый имеет право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на тайну его корреспонденции, телефонных и иных сообщений, на его честь и достоинство» (ст. 28). Часть вторая ст.34 Конституции предусматривает, что «государственные органы, общественные объединения, должностные лица обязаны предоставить гражданину Республики Беларусь возможность ознакомиться с материалами, затрагивающими его права и законные интересы». «Пользование информацией может быть ограничено законодательством в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав» (ч. 3 ст. 34 Конституции). Однако белорусское законодательство в области защиты персональных данных отличается крайней запутанностью, имеет разрозненный характер. При этом оно не соответствует международным стандартам. Республика Беларусь среди нескольких европейских государств, которые не подписали и не ратифицировали Конвенцию Совета Европы о защите физических лиц при автоматической обработке персональных данных от 28 января 1981 года.

В Беларуси отсутствует комплексный закон, специально регулирующий защиту персональных данных. При этом даже нет четкого определения информации, относящейся к «частной жизни», как и нет единого определения термина «персональные данные«. Это не позволяет с надлежащей точностью установить, какие сведения относятся к информации о частной жизни, персональным данным, и все чаще приводит к непринятию надлежащих мер по их защите. Закон Беларуси «Об информации, информатизации и защите информации» определяет лишь базовые положения, направленные на создание механизма защиты персональных данных. В законе закреплен основной принцип обработки персональных данных – получение согласия физического лица, к которому относятся персональные данные, на любое с ними действие. Последующая передача персональных данных, также как и любые меры по их разглашению, разрешаются только с согласия физического лица. Но в законодательстве не уточняется, каким способом может быть получено такое согласие, в частности, предполагается ли получение согласия в устной либо письменной форме, подразумевается ли согласие при заключении различных видов договоров. Исходя из практики, пункты о согласии на операции персональными данными часто содержатся в тексте договоров на оказание услуг. Но наши граждане им не уделяют должного внимания. Между тем, сбор и обработку персональных данных осуществляет большое количество различных субъектов, включая государственные органы и организации, органы местного самоуправления, негосударственные организации. Четкий же, единый порядок сбора, обработки, распространения, предоставления персональных данных не определен. Как нет в Беларуси и независимого экспертного органа по защите персональных данных. В статье 32 указанного Закона закреплены меры по защите персональных данных от разглашения, действующие с момента предоставления, предусматривающие порядок обезличивания этих данных, вплоть до их уничтожения. Однако их невыполнение может остаться безнаказанным. Ведь в Беларуси в отношении незаконного распространения и использования персональных данных на сегодняшний день нет специальных составов правонарушений. Соответствующие незаконные деяния могут с трудом охватываться общими составами административного и уголовного законодательства (статья 22.6 КоАП, статьи 179, 212, 349, 352 УК Республики Беларусь). Поэтому беларусские правозащитники должны указывать на проблемы законодательного регулирования, способствовать его соответствию международному праву, а также призывать граждан к повышению их внимания к защите своих персональных данных от многочисленных угроз.

  • штрафные санкции возрастут до 350 тыс. руб. (как вариант – полученный доход за период до 3 лет),
  • лишение должности, запрет деятельности на период от 2 до 5 лет,
  • работы принудительного характера на период до 5 лет с/без лишения должности, ограничения деятельности до 6 лет,
  • также могут арестовать на полгода или же посадить за решетку на срок до 5 лет (в последнем случае лишив должности и ограничив деятельность до 6 лет),
  • виновнику грозит штраф до 80 тыс. р. (могут истребовать и в сумме зарплаты или прочего дохода за период до 6 мес.),
  • назначают также работы обязательного характера продолжительностью до 360 ч.,
  • иногда наказывают исправительными работами длительностью 12 мес.
Еще почитать --->  Положительная характеристика ученика начальной школы для органов опеки

Ответственность за вторжение в частную жизнь

  • денежное взыскание в размере 100-300 тысяч рублей;
  • обязательные работы до 480 часов;
  • привлечение виновного к труду в местах, определенных органами уголовно-исправительной системы до 4 лет;
  • заключение под стражу до 4 месяцев;
  • тюрьма сроком до 4 лет.

Случай 2. Сотрудник одной из московских фирм, находясь на рабочем месте, решил посмотреть, что находится в компьютере у его коллеги. Найдя его личные фотографии, где тот ведет не совсем здоровый образ жизни, проводит время в компании сомнительных лиц, он распечатал их и принес руководству для того, чтобы те, увидев, как живет их сотрудник, отказались от решения повысить его по службе, а его должность была передана ему. Потерпевшее лицо подало заявление в полицию на нарушение его частной жизни. Человека признали виновным и назначили ему наказание в виде принудительных работ сроком на 1 год.

Фото без разрешения – вторжение в частную жизнь? Точку поставит суд…

Означает ли это, что с принятием поправок в ГК могут запретить фотографировать людей на улице, размещать такие фото в СМИ, сети Интернет? Что будут четко определены случаи, когда необходимо получать согласие гражданина на использование его изображения, а когда – нет? Появится ли у нас категория «публичных персон» (известных людей в сфере политики, бизнеса, шоу-бизнеса и т.п.), право на изображение которых может быть ограничено в связи с общественным интересом? Баланс между правом на свободу выражения одних и правом на частную жизнь других предстоит определить законодателю. Мы же давайте посмотрим на опыт в этих вопросах других стран.

Примером разбирательства по поводу обнародовании изображений публичных персон может быть известное Решение ЕСПЧ от 24.06.2004 по делу фон Ганновер против Германии. Каролина фон Ганновер, старшая дочь принца Монако Ренье II, подала в суд на власти Германии. В иске она указала, что решения немецких судов по ее делу нарушили ее право на уважение частной и семейной жизни. Истица пыталась через суд предотвратить публикацию фотографий, касающихся ее частной жизни, в бульварной прессе нескольких европейских стран. При рассмотрении ее дела Верховный федеральный суд ФРГ указал, что лицо, являющееся «фигурой нашего времени», должно терпеть публикацию своих фотографий, отснятых в общественных местах, даже если они являются фотографиями сцен его обыденной жизни, а не фотографиями при исполнении им официальных обязанностей. Общество имеет законный интерес в том, чтобы знать, где находится принцесса Ганноверская и как она себя ведет на публике.