Признание долга недействительность требования

Что означает признание долга и каковы его последствия

Признание долга упоминается в Гражданском кодексе РФ (далее — ГК РФ) всего несколько раз и только в контексте прерывания срока исковой давности (ст. 203, 206). Само понятие «признание долга должником» в ГК РФ законодатель не раскрывает, в связи с чем на практике возникают спорные вопросы квалификации действия как признания долга.

В любом случае действия должника каждый раз оценивает суд и с учетом конкретных обстоятельств решает, являлись ли они признанием долга. Подробнее об этом читайте в готовом решении системы КонсультантПлюс. Чтобы ознакомиться с материалом, может понадобиться временный доступ на 2 дня – оформляйте и пользуйтесь бесплатно системой 2 дня.

Например, каждый должник имеет право выдвинуть встречные требования кредитору. Если суд решит удовлетворить требования должника первоначальному кредитору, объем долга, который он обязан вернуть цессионарию, уменьшится – это общепринятая судебная практика. А значит, цессионарий может потерпеть убытки от сделки и требовать признания договора цессии недействительным.

  • Договор составлен без соблюдения правовых требований. Например, в нем не указаны необходимые сведения о сторонах, не стоит дата, подписи и пр.
  • Срок возврата долга еще не наступил.
  • Переуступка долга лицу, которое не имеет права его истребовать. Например, банк подписал договор цессии с коллекторским агентством, не внесенным в перечень ФССП.
  • Наличие в первом договоре условия, по которому кредитору запрещено передавать информацию о должнике третьим лицам.
  • Цессионарий отказывается выполнять встречные требования должника. Когда заключается первый договор, каждая из сторон приобретает свои обязательства в отношении другой стороны. После переуступки обязательства кредитора переходят цессионарию.
  • Договор цессии составлен на безвозмездной основе. Если одна организация переуступает другой право требования, новый кредитор должен за переуступку заплатить и этот факт необходимо отразить в договоре, т.к. дарение между коммерческими организациями запрещено.

Действие совершено непосредственно должником либо уполномоченным им лицом — представителем (п. 22 постановления № 43). Например, ответ на претензию будет оценен судом как ПД, если он подписан генеральным директором компании, но не руководителем юридического отдела. Подписанный главным бухгалтером акт сверки также не является признанием долга (определение ВС РФ от 25.04.2016 № 301-ЭС 16-2972 по делу № А 28-3311/2015).

При совершении должником свидетельствующих о признании долга действий срок исковой давности начинает исчисляться заново. Срок, истекший до момента ПД, в давностный срок не засчитывается, и кредитор имеет больше времени для того, чтобы взыскать задолженность в судебном порядке.

Арбитражный суд Республики Коми

Отказывая истцу в удовлетворении иска, суд пришел к выводу о незаключенности договора цессии. При этом суд указал, что в договоре цессии не определен его предмет, так как договор не содержит сведения, позволяющие определить основание (обязательство), из которого возникло соответствующее требование: первый акт сверки расчетов не содержит реквизитов (наименование, дата, номер и т.п.) первичных документов, послуживших основанием для его составления; второй акт сверки составлен в отношении не той суммы, которая указана в договоре цессии, в наименовании операций содержит ссылки на первичные документы, которые суду не представлены.

При заключении договора о переводе долга, возникшего в рамках длящегося договорного обязательства, каким является договор на энергоснабжения (электрическая энергия), договор должен содержать ссылку на период образования задолженности либо документы, позволяющие определить этот период.

Иск о признании отсутствия задолженности как способ защиты

Доктринальное обоснование признания права отсутствующим как негативного иска о признании представлено в работах Р. С. Бевзенко[8], М. И. Брагинского, В. В. Витрянского[9]. Иски о признании отсутствующим вещных прав в настоящее время, уже прочно вошли в судебную практику. Что же касается исков о признании задолженности, то они известны судебной практике, но порой приходится доказывать о наличии такого способа защиты.

Возможность заявления иска о признании задолженности отсутствующей соответствует требованиям ст.12 ГК РФ, в соответствии с которой, защита гражданских прав осуществляется путем пресечения действий, создающих угрозу нарушения прав, а также путем признания права и прекращения правоотношения. Признание задолженности отсутствующей – вносит правовую определенность в отношения сторон и может устранить пребывание под угрозой возможности предъявления требования задолженности при ее отсутствии и избавиться от «статуса должника». Для реализации некоторых гражданских прав наличие задолженности может быть препятствием.

Однако возможны не только пассивные основания (когда должник не настаивает на том, чтобы последствия истечения срока исковой давности были использованы) применения закона, но и определенные действия противоположной стороны, в связи с которыми применяются другие правила.

Еще почитать --->  Сравнительный калькулятор кредит или лизинг в эксель

Действующий закон детально регулирует порядок исчисления периода, представленного для судебной защиты права. В рамках него, истец обладает безусловной возможностью инициировать рассмотрение своего заявления по существу. Каковы же правила, если имеет место истечение срока исковой давности?

Официальный сайтВерховного Суда Российской Федерации

При этом соглашение об отступном может быть исполнено и в будущем времени. Тогда оно становится факультативным обязательством, а у должника появляется выбор — исполнить первоначальное обязательство или предоставить отступное. У кредитора выбора в таком случае не остается — он обязан принять любое исполнение.

Пленум ВС выделяет понятия активного и пассивного требований. Активное — это требование лица, которое заявляет о зачете. Пассивное — это требование к самому заявителю. «Такое разделение необходимо, поскольку при совершении зачета для каждого из этих требований предъявляются разные условия», — объяснил Иван Разумов, судья экономколлегии ВС. Например, для активного требования обязательно должен наступить срок — потребовать исполнения заранее с помощью зачета не выйдет. Зато для пассивного требования такой критерий не устанавливается — то есть, сторона, заявляющая о зачете, вправе исполнить свое обязательства досрочно. Также по пассивному требованию может быть пропущен срок исковой давности — а по активному нет.

Признание судом недействительности зачета влечет восстановление между сторонами обязательств, а именно восстановление у одной стороны актива в виде дебиторской задолженности, а у другой — права предъявить свои требования в порядке, установленном Законом о

Как следует из материалов дела, ООО «Маркон» (цедент) и ООО «Ромекс-инвест» (цессионарий) заключили договор уступки права (требования) от 16.03.2009 N 16-03-09/ЦМР. По условиям указанного договора цедент уступает цессионарию, а цессионарий принимает в объеме и на условиях договора права (требования) на денежные средства, возникшие у цедента на основании договора генерального строительного подряда от 11.02.2008 N К-ГП-0-02/08, заключенного между ООО «Маркон» и обществом с ограниченной ответственностью «Дженк Иншаат Санайи Ве Тиджарет Лимитед Ширкети» (далее — ООО «Дженк Иншаат Санайи Ве Тиджарет Лимитед Ширкети»). Согласно пункту 1.2 договора уступки от 16.03.2009 сумма уступаемого права составила 115 000 000 руб. За уступленное требование цессионарий должен был выплатить цеденту 115 050 000 руб. в срок до 31.12.2009 (пункты 4.1 и 4.2 договора).

Мудров Владимир Николаевич, внешний управляющий общества с ограниченной ответственностью «Ромекс-инвест», место нахождения: 190005, Санкт-Петербург, 1-я Красноармейская ул., д. 15, лит. «А», ком. 17, пом. 19Н, ОГРН 1027806894940 (далее — ООО «Ромекс-инвест», Общество), обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании недействительными сделок: договора от 26.07.2010 N 26/07-Ц, заключенного между ООО «Ромекс-инвест» и обществом с ограниченной ответственностью «Маркон», место нахождения: 190005, Санкт-Петербург, 1-я Красноармейская ул., д. 15, лит. «А», ком. 18, пом.19Н, ОГРН1027810233769 (далее — ООО «Маркон»), и акта о проведении зачета однородных встречных требований от 26.07.2010 между ООО «Ромекс-инвест» и ООО «Маркон» на сумму 117 290 000 руб.

Отсутствие у должника признаков неплатежеспособности на момент совершения сделки

Отсутствие у должника признаков неплатежеспособности на момент совершения сделки не позволяет признать ее недействительной по основаниям п. 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), но не исключает возможности ее оспаривания по правилам п. 1 ст. 10, п. п. 1, 2 ст. 168 ГК РФ.

Обоснование: Пунктом 1 ст. 10 ГК РФ установлен запрет на осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
Как разъяснено в п. п. 7, 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», если совершение сделки нарушает запрет, установленный п. 1 ст. 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной на основании положений ст. 10 и п. п. 1 или 2 ст. 168 ГК РФ, а при наличии в законе специального основания недействительности — по этому основанию.
Пунктом 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве установлено специальное основание недействительности сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, если она состоялась в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).
В п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Постановление Пленума N 63) содержатся разъяснения о том, что для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности следующих обстоятельств: а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
Согласно абз. второму — пятому п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абз. вторым — пятым п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. При этом установленные абз. вторым — пятым п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве презумпции являются опровержимыми — они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки (п. 6 Постановления Пленума N 63).
Буквальное толкование приведенных выше норм права и разъяснений Верховного Суда РФ оставляет неясность в том, исключает ли отсутствие у должника признаков неплатежеспособности возможность признания сделки недействительной по основаниям п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве либо только лишает истца права ссылаться на опровержимую презумпцию совершения должником такой сделки в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, предполагая свободу доказывания указанного признака иными средствами.
Суды разрешают этот вопрос достаточно однозначно.
Так, в Определении Верховного Суда РФ от 12.10.2015 N 304-ЭС15-13145 по делу N А02-727/2014 выражена позиция, по смыслу которой отсутствие у должника на момент совершения сделки признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества препятствует оспариванию сделки по специальным основаниям, предусмотренным ст. 61.2 Закона о банкротстве (см. также Определение Верховного Суда РФ от 22.08.2017 N 308-ЭС17-11302 по делу N А32-21438/2011).
Аналогичный подход содержится в Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19.04.2019 N Ф03-1268/2019 по делу N А80-394/2014, Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 05.02.2019 N Ф09-8083/18 по делу N А60-63428/2016, Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 25.05.2018 N Ф06-32832/2018 по делу N А49-5707/2016.
В каждом из приведенных примеров суды пришли к выводу о том, что отсутствие признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника на момент совершения оспариваемых сделок не позволяет признать их недействительными на основании ст. 61.2 Закона о банкротстве. Фактически этот признак является необходимым элементом состава недействительности сделки — совершение сделки с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов.
При этом само по себе наличие на момент совершения сделок признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества в отсутствие доказательств несоразмерного встречного исполнения, а также при недоказанности цели причинения вреда имущественным интересам кредиторов не может являться основанием для признания сделки недействительной на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 03.04.2018 N Ф01-772/2018 по делу N А79-10357/2015, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 18.06.2019 N 01АП-4101/2019 по делу N А79-1563/2017).
Кроме того, имеется правовая позиция о том, что даже при наличии у должника на момент совершения сделки признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества, а равно осведомленность стороны сделки о финансовом состоянии должника, даже будучи доказанными, при отсутствии такого условия, как причинение в результате совершения сделок вреда имущественным правам кредиторов, не могут являться основанием для признания сделок недействительными по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 04.07.2019 N Ф02-2907/2019 по делу N А33-17843/2017).
Между тем следует иметь в виду, что отсутствие у должника на момент совершения сделки признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества не препятствует ее оспариванию по общим основаниям п. 1 ст. 10, п. п. 1, 2 ст. 168 ГК РФ.
Например, в обоснование требований о признании недействительным заключенного должником договора залога конкурсный управляющий сослался в том числе на подозрительность оспариваемой сделки, а также на совершение ее вопреки установленному ст. 10 ГК РФ запрету на злоупотребление гражданскими правами. Не усмотрев оснований для признания сделки недействительной в порядке, предусмотренном ст. 61.2 Закона о банкротстве, суды сочли доказанным допущенное должником злоупотребление правом и признали сделку недействительной по основаниям ст. ст. 10 и 168 ГК РФ (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.03.2018 N Ф02-1042/2018 по делу N А19-16009/2015).
В то же время недопустимо злоупотребление процессуальными правами со стороны лиц, представляющих интересы должника. Применение положений ст. ст. 10 и 168 ГК РФ не может подменять собой применение специальных положений ст. ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве и служить основанием для обхода ограничений в применении указанных норм, в том числе в случае пропуска срока исковой давности для оспаривания сделок по специальным положениям Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.06.2019 N Ф05-24525/2018 по делу N А40-150727/2016).

Еще почитать --->  База для обложения ндфл в 2021 году

Арбитражный суд Республики Коми

Обязательным условием договора уступки права требования является его возмездность. В соответствии с пунктом 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Из смысла закона, уступка права (требования) между юридическими лицами является возмездной сделкой, по которой цессионарий, приобретая право (требование), предоставляет цеденту встречное эквивалентное исполнение.

2.8. Поскольку новому кредитору по договору уступки права требования переданы все права, которые существовали к моменту перехода права, новый кредитор имеет право на начисление и взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами с момента возникновения права на начисление процентов за пользование чужими денежными средствами у первоначального кредитора, а не с даты заключения договора цессии.

Суд обратил внимание, что ссылаясь на ничтожность договоров цессии по основаниям статей 10 и 168 ГК РФ, суд округа не учел, что признанные недействительными в рамках другого дела, не являлись сделками должника либо сделками, совершенными за счет должника. В связи с чем констатация факта об их совершении при наличии признаков злоупотребления правом не имеет правового значения при разрешении настоящего обособленного спора.

Основанием для обжалования послужил довод кредиторов о том, что зная о ничтожности сделок — заключенных договоров цессии, общество не было лишено возможности своевременно заявить свои требования к должнику до закрытия реестра; кроме того, конкурсный управляющий обществом, оспаривая сделку на основании п. п. 1, 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, при недобросовестном исполнении возложенных на него обязанностей злоупотреблял правом, поскольку не мог не знать последствий признания сделки недействительной, при этом объективных причин, препятствующих подаче в срок заявления о включении в реестр требований кредиторов должника суду не представлено.

Еще почитать --->  Административное правонарушение мелкое хищение через год аннулируется или нет ?

Причины признания кредитного договора недействительным

  • нарушение императивного (не предусматривающего исключений) законодательного акта или нормы;
  • заключение соглашения с лицом, не отвечающим за свои действия – если в виде заемщика выступает недееспособное лицо, либо лицо с психическими расстройствами, либо малолетний ребенок (до 14 лет);
  • заключение договора посредством ввода в заблуждение, под действием угрозы применения насилия, или путем применения насилия;
  • использование беспомощного состояния заемщика – когда соглашение заключалось против его воли под действием неблагоприятных обстоятельств;
  • кабальный характер соглашения – условия договора являются заведомо неподъемными для заемщика или противоречат рекомендательным предписаниям Банка России;
  • сторона, предоставляющая средства в кредит, не имеет право заниматься кредитной деятельностью ввиду отсутствия соответствующей лицензии.

Brobank.ru: Серьезные нарушения в составлении договоров банки допускают все реже, так как над их разработкой трудится целый штат профильных юристов. Допущение ошибок невыгодно самому банку – за это он может подвергнуться серьезным санкциям со стороны контролирующих органов. Но каждое кредитное соглашение перед подписанием должно тщательно проверяться на соблюдение элементарных правил.

  • должник сообщил, что не признает эту часть долга, либо ничего не сообщил о ней — в III квартале (октябре) 2017 г. (срок исковой давности начнет течь с 11.10.2014 и истечет 10.10.2017, то есть 11.10.2017 уже можно будет сделать запись о списании 5 );
  • должник написал, что остаток будет погашен позже, — по истечении 3 лет со дня, следующего за днем получения такого письма.

Отметим, что ранее частичное признание претензии об уплате основного долга прерывало течение срока исковой давности по долгу в целом 6 .

В частности, он разъяснил, что течение срока исковой давности не прерывает ответ на претензию, не содержащий указания на признание долга. К примеру, если должник прислал вам ответное письмо, в котором сказано, что претензия получена или что она рассматривается, то это не означает, что срок исковой давности прервался.

В любом случае действия должника каждый раз оценивает суд и с учетом конкретных обстоятельств решает, являлись ли они признанием долга. Подробнее об этом читайте в готовом решении системы КонсультантПлюс. Чтобы ознакомиться с материалом, может понадобиться временный доступ на 2 дня – оформляйте и пользуйтесь бесплатно системой 2 дня.

Признание долга упоминается в Гражданском кодексе РФ (далее — ГК РФ) всего несколько раз и только в контексте прерывания срока исковой давности (ст. 203, 206). Само понятие «признание долга должником» в ГК РФ законодатель не раскрывает, в связи с чем на практике возникают спорные вопросы квалификации действия как признания долга.

Аналитика Публикации

Дабы не пропустить исковую давность из-за ложного предположения о перерыве, надо понимать, каким ключевым условиям соответствует поведение должника, подтверждающее признание долга по смыслу ст. 203 ГК РФ. С учетом принципа состязательности именно истец должен доказать, что состоялся перерыв исковой давности (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ № 43). Однако информация будет полезной и для должника, желающего минимизировать риски оттянутого на долгий период судебного спора. Поскольку вопрос носит скорее прикладной характер, рассмотрим требования к поведению должника через призму судебной практики.

Вместе с тем другие суды полагают, будто бы оттиск печати на акте сверки означает, что полномочия работника явствуют из обстановки (постановления АС Западно-Сибирского округа от 15.08.2016 по делу № А27-13820/2015, АС Северо-Западного округа от 22.12.2016 по делу № А56-84165/2015, АС Дальневосточного округа от 08.02.2017 по делу № А51-4411/2016).