Приговор в отношении сотрудников колонии по факту вымогательства строительных материалов для ремонта колонии

«Заряженный» диктофоном Тагиев переговорил с начальником СУСа, передавшим просьбу о новогоднем подарке. Во время беседы при включенном диктофоне он напомнил ему о своих предыдущих переговорах с начальством: «Вы же знаете, сколько у меня просили, я все заплатил». Вскоре после этого двое фсиновцев — сотрудник, предоставивший диктофон, и представитель регионального управления службы — встретились с братом заключенного Мансуром Тагиевым и попросили рассказать о переданных деньгах и подарках. Этот разговор также был записан.

Следующий разговор у заключенного, по его словам, состоялся уже с начальником оперчасти Максимом Рябовым, который прямо заявил, что за покой Тагиеву нужно заплатить 4,5 млн рублей — по 500 тысяч на каждого сотрудника оперативного отдела колонии. Таких денег в семье Тагиевых не было. Родственники Назира пытались продать свою квартиру, но не нашли покупателей, который бы дали нужную сумму.

Из приговора Курганского городского суда: «С учетом высокой степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личностях подсудимых, в целях восстановления социальной справедливости и предупреждения совершения ими новых преступлений, суд приходит к выводу о том, что Лопаткину и Шмакову не может быть назначено иное наказание, кроме реального лишения свободы, поскольку никакое другое наказание не может повлиять на их исправление и способствовать достижению целей наказания».

«Через некоторое время меня вызвали сотрудники ОСБ УФСИН России по Курганской области и сказали, что я совместно со Шмаковым получил денежные средства от осужденного Саломатина Р.А. (Роман Саломатин, 1980 г.р., в 2003 году осужден Курганским областным судом за изнасилование и убийство несовершеннолетней девочки на 19 лет лишения свободы. — Е. М.) Я попросил данных сотрудников аргументировать предъявляемые мне обвинения в совершении каких-то преступлений, но в ответ услышал: «Мы сейчас надавим на горло любому зэку и получим нужные показания». После чего я подал рапорт на проведение служебной проверки в отношении сотрудников ОСБ на имя Ильясова И.Ю., затем с этим же требованием обращался в прокуратуру по надзору за соблюдением законности в ИУ по Курганской области. Также меня неоднократно вызывал Уткин О.А. и требовал, чтобы я воздействовал на Шмакова и убедил его не подавать заявления на возбуждение уголовного дела по факту мошенничества и злоупотребления должностными полномочиями со стороны Уткина. В чем я ему отказал. Спустя некоторое время Шмакова М.И. неоднократно водворяли в штрафной изолятор, сотрудники ОСБ требовали отказаться от написания заявления на возбуждение уголовного дела в отношении Уткина О.А., а также требовали, чтобы Шмаков написал явку с повинной по каким-то преступлениям и дал свидетельские показания в отношении меня, а именно, что он якобы неоднократно передавал мне денежные средства».

Пытки продолжались на протяжении четырёх лет»

Незадолго перед освобождением Болдырева «активист» Гемадеев якобы пообещал ему вернуть деньги, чтобы на них и на администрацию ОТБ-1 не было жалоб. Так, по словам жителя Калмыкии, и произошло: в день его освобождения 9 октября 2020 года на карту его супруги неизвестные зачислили 50 тысяч рублей.

По словам мужчины, «начальник ОБ» пояснил, что требуемые 300 тысяч надо передать в двух конвертах с написанной на них фамилией осуждённого через «почтовый ящик для сотрудников администрации». Родственники заключённого так и сделали, записав это на видео. Когда они звонили в ОТБ-1, чтобы узнать о состоянии арестанта, сотрудники учреждения сообщили им, что Петросян перенёс операцию. Это, по мнению мужчины, было сделано для того, чтобы близкие не видели на его теле синяков после избиений и чтобы он не мог сказать о том, что с ним произошло.

Еще почитать --->  Осмотр посещения после подара

Надзиратели-вымогатели: тарифы на спокойную жизнь в колонии

Не выдержав, заключенный объявил сухую голодовку и его перевели в находящееся через дорогу ЛИУ-17 (Лечебно-исправительное учреждение), где на него стали составлять один рапорт за другим, признали злостным нарушителем и перевели на строгие условия содержания. Затем у Тагиева снова состоялась беседа с Букреевым, который заявил ему, что это — последствия его отказа заплатить.

Следующий разговор у заключенного, по его словам, состоялся уже с начальником оперчасти Максимом Рябовым, который прямо заявил, что за покой Тагиеву нужно заплатить 4,5 млн рублей — по 500 тысяч на каждого сотрудника оперативного отдела колонии. Таких денег в семье Тагиевых не было. Родственники Назира пытались продать свою квартиру, но не нашли покупателей, который бы дали нужную сумму.

Экс-руководитель оперативного отдела следственного изолятора Захаров осужден на 12 лет колонии строгого режима, его подчиненные — надзиратели СИЗО Павел Петран, Валентин Базаев и Антон Девятаев, а также бывший сотрудник «Матросской тишины» Анатолий Осмачко — получили 8, 9, 8 и 9 лет лишения свободы соответственно. Экс-сотрудники СИЗО были лишены своих званий и права занимать определенные госдолжности. Еще одна фигурантка дела — рентгенолог московской больницы Фатима Найфонова и Михаил Тишичкин получили самые короткие сроки — 4 года и 7 месяцев колонии общего режима и 5,5 года колонии строгого режима соответственно.

Преображенский суд Москвы признал восемь фигурантов дела, в том числе бывшего руководителя оперативного отдела СИЗО «Матросская тишина» Михаила Захарова, виновными в вымогательстве более 11 млн рублей у арестантов, пишет «Интерфакс» со ссылкой на пресс-секретаря суда Александра Савельева.

По словам потерпевшей, муж звонил ей из колонии и объяснял, какие материалы нужно покупать. После этого женщина совершала необходимые покупки. Всего госпожа Фролова потратила 20 тыс. руб. собственных средств и более 215 тыс. руб., присланных не знакомыми ей родственниками других осужденных. Потерпевшая подчеркнула, что в материалах дела есть чеки, подтверждающие факт покупки, и даже видеозапись доставки материалов в гараж, расположенный рядом с колонией. В апреле 2019 года женщина отказалась закупать стройматериалы из-за финансовых проблем и обратилась в СКР с заявлением на действия начальника колонии.

Начальник ИК-15 полковник Александр Никифоров требовал провести ремонт, при этом моему мужу не выдавали необходимые стройматериалы. Мужу давали понять, что неисполнение приказа начальства плохо скажется на условиях его содержания и характеристике для условно-досрочного освобождения»,— рассказала Евгения Фролова.

Сотрудников колонии обвиняют в вымогательстве взятки у заключенного

По версии следствия, сотрудники исправительной колонии — заместитель начальника по безопасности и оперативной работе и заместитель начальника по воспитательной работе, временно исполнявший обязанности начальника помещения, функционирующего в режиме следственного изолятора, с марта по июнь 2011 года вымогали 200 тысяч рублей у заключенного, угрожая в противном случае представить на рассмотрение административной комиссии материалы, препятствующие условно-досрочному освобождению.

В начале 2019 года Чурсин получил однокомнатную квартиру, машино-место и деньги от осужденного за мошенничество. Всего на общую сумму свыше 8,6 млн рублей. Имущество было оформлено на подставное лицо. Изначально начальник колонии требовал 10 млн за непривлечение заключенного к дисциплинарной ответственности, зачисление на работу и подписание положительных характеристик.

В 2016–2019 годах Чурсин, как следует из материалов дела, получил от состоятельных осужденных и их знакомых в общей сложности 11,8 млн рублей. Взятки передавались как наличными, так и имуществом. Взамен начальник колонии, среди прочего, обеспечивал привилегированные условия отбывания наказания. Так, двое осужденных за особо тяжкие преступления получили отдельные помещения, расположенные в цехе колонии и скрытые от посторонних. В «апартаментах» они свободно общались по телефону, смотрели телевизор, пользовались интернетом и холодильником. На сдаче помещений в аренду Чурсин заработал 2,4 млн рублей. Кроме того, один из «квартирантов» — бизнесмен, осужденный за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, — организовал в колонии торговлю продуктами питания. За это он через посредника заплатил Чурсину дополнительно 700 тыс. рублей. Продукты заключенный хранил в «апартаментах».

Еще почитать --->  Альфа страхование выплаты

Заинтересовано ли тюремное ведомство в искоренении поборов на территории свердловских колоний

«В колонии процветает вымогательство денег с родственников осуждённых. Платить необходимо за все: за возможность позвонить родственникам, получить краткосрочное или длительное свидание, не быть подвергнутым избиению, даже за возможность курить следует заплатить деньги. Самыми изощренными способами активисты заставляют заключённых просить родственников перечислять деньги на счета, номера которых настойчиво диктуют под запись…». Об этих ужасных фактах указывает в своем обращении адвокат Н. Протасова, которая обеспокоена незаконной деятельностью в государственном учреждении.

У двух осужденных, отбывающих наказание в ИК-13 г. Нижний Тагил, тоже вымогали денежные средства и они обратились с жалобами в ГУФСИН России по Свердловской области. Заключенные надеялись, что тюремное ведомство проведет проверку и прекратит незаконную практику поборов в колонии. К своим жалобам заключенные приложили номера банковских счетов и чеки о перечислении денежных средств, на указанные банковские счета.

Аналогично, исключительно в интересах руководства колонии, применяются оперативные подразделения при организации рабского труда заключенных. При формальном трудоустройстве на предприятии колонии, к примеру, 500 человек, фактически трудится более 1000, это повсеместная практика. В задачи оперативных подразделений входит получение заблаговременной информации о визитах «проверяющих», отслеживание настроений осужденных, пресечение проявлений недовольства, обеспечение отсутствия каких-либо обращений осужденных в надзорные структуры. В свою очередь, прокуроры и иные надзирающие не задаются вопросами о том, в связи с чем, к примеру, в посещенном ими швейном цехе установлено 500 функционирующих рабочих мест с явными признаками постоянной работы в текущий момент, в то время как официально в данном цехе трудоустроены 200 человек. При таком существенном объеме несвойственных функций оперативные подразделения колоний неспособны осуществлять задачи, установленные законом. Это относится и к курирующим колонии подразделениям оперативных управлений ФСИН и его территориальных органов, в которых, в основном, служат выходцы из колоний, достоверно владеющие информацией о реальном состоянии дел.

Оперативные уполномоченные, в чьи задачи входит выявление и предупреждение преступлений, установление лиц, их совершивших, фактически заняты постоянным, рутинным и системным их сокрытием. Большая часть рабочего времени оперативного уполномоченного занята именно оформлением материалов, скрывающих преступления в отношении осужденных. Среднестатистический ​оперативный уполномоченный российской колонии осуществляет на практике следующие задачи:

Начальника казанской ИК-19 приговорили к 9 годам колонии и штрафу в 40 млн рублей за вымогательство денег у заключенных

Приволжский районный суд Казани приговорил начальника исправительной колонии № 19 Алмаза Тазеева и начальника оперативного отделения Сергея Герасимова к 9 годам колонии строгого режима и 3,5 годам колонии общего режима соответственно, сообщает «Вечерняя Казань». Кроме того, Тазееву назначили штраф в 40 млн рублей.

По версии обвинения, с 2013 по 2016 год Тазеев за счет заключенных и их родственников занимался ремонтом в колонии — те покупали стройматериалы и инструменты в обмен на дополнительные длительные свидания или содействие в условно-досрочном освобождении. Как отмечает «Вечерняя Казань», среди вынужденных пожертвований был в том числе живой павлин — с транспортировкой он обошелся супруге одного из заключенных в 25 тысяч рублей. Помимо этого, некоторых осужденных вынуждали покупать в кабинет Тазееву бытовую технику.

Осужденные колонии для бывших силовиков жалуются на вымогательства со стороны экс-сотрудников спецучреждения, отбывающих срок в родной ИК

Нижегородским правозащитникам приходят анонимные жалобы из спецколонии № 11 в городе Бор, где наказания отбывают бывшие полицейские и сотрудники спецслужб. В письмах зэки жалуются на вымогательства со стороны двух экс-сотрудников ИК-11, которые теперь там же отбывают наказания за причастность к гибели полковника ФСБ, которого забили насмерть по их приказу в той же колонии.

Еще почитать --->  Акт према-передачи закладной

Осужденного предпринимателя Пронина перевели в борскую колонию после громкой акции протеста заключенных в Льгове Курской области. Там 900 зэков одновременно вскрыли себе вены. Контингент тогда развезли на время разбирательств, а ИК-11 еще только начали превращать в спецколонию для бывших сотрудников. Как рассказал Пронин, Бобриков возглавлял тогда оперативный отдел, но на деле фактически руководил колонией. В его ведении были агенты в среде заключенных, а также контроль за секцией дисциплины и порядка (СДиП) — отряд заключенных, приближенных к администрации, частично выполнявший функции охраны.

Таким образом, доводы кассационных жалоб о недоказанности вины Головина, Гераськина и Чеснокова в совершении вымогательства, а Головина и Чеснокова также в грабеже следует признать несостоятельными. 11 Действия Головина, Гераськина и Чеснокова правильно квалифицированы судом по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ как вымогательство, совершенное организованной группой.

«а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 161 ч. 3 п. «а» и 161 ч. 3 п. «а» УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначить Головину М В 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Как рассказала «URA.RU» член ОНК Свердловской области Ольга Вековшинина, Жарский и другие осужденные, пожаловавшиеся о пытках в ИК-2, начали говорить только после того, как их перевели в колонию №53 Верхотурья. Якобы, находясь в «двойке», они опасались за свою безопасность.

Жарский продолжает свой рассказ ОНК: «Меня вызвал к себе Савельев и спросил, все ли нормально. Никто ли не обижает? Я начал говорить, что вы сами знаете, что из меня выбивают явки. Что когда придет адвокат, я все буду описывать, жаловаться. Он говорит, что разберется с этим. Пришел адвокат и написал заявления в Москву, в прокуратуру. Через два дня после этого меня вызвали в каптерку, и сотрудники вытащили у меня из сумки два лезвия. Это было в феврале 2017 года. За это меня отправили в штрафной изолятор. В конце февраля инспектор вывел меня из камеры к двум «активистам». Они избили меня, вытащили на улицу.

— Ещё два уголовных дела возбуждены по нашим материалам и заявлениям о коррупции, пытках и вымогательстве в пермской . Теперь уже экс-заключённый и один из самых главных разоблачителей той пыточной зоны и его мама признаны потерпевшими, — сообщил Владимир Осечкин. — В начале осени мне позвонил бывший осужденный и сказал, что хочет рассказать правду, что раскаивается в том, что был завхозом и частью этой гулаговской системы, что вынужденно помогал оперативникам подбрасывать в личные вещи неугодных запрещённые предметы по указанию оперативников. Именно эти материалы стали отправной точкой к разоблачению пыточной зоны и возбуждению уголовных дел в отношении активистов и садистов в погонах. Теперь, когда он на свободе, он может свидетельствовать и остановить пыточную махину.

Спустя еще неделю в ночь с 15 на 16 октября осужденный из отряда Иван Жужгов совершил самоубийство в швейном цехе. По версии координатора сети Gulagu.net, он не выдержал издевательств, рабского труда в швейном цехе, унижения и вымогательств со стороны активистов. Более того, по информации источника 59.RU, в ночь смерти у него «был назначен расчет перед блатными».