Речь в суде прения образец

Образец выступления в прениях по гражданскому делу о взыскании долга по договору займа

Так, в последующем при подаче со стороны ответчиков заявления о применении исковой давности к исковым требованиям, появилась информация об имевшем место – промежуточных платежах. Считаем, данную информацию не логичной и не последовательной, то есть попыткой ввести суд в заблуждение. Полагаю, данное обстоятельство заслуживает внимания.

В судебном заседании были допрошены свидетели со стороны истца, подтверждающие факт передачи В… ……. . части денежных средств в счёт уплаты задолженности. Однако факт передачи денежных средств от ответчиков истцу, кроме как показаниями свидетелей, более не подтверждается. Кроме того, изначально в исковом заявлении никакой информации о промежуточных платежах со стороны ответчиков указано не было, а конкретизировано, что ответчики сумму займа не возвратили.

ФИО1 совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 228 УК РФ. Данное преступление относится к категории преступлений небольшой тяжести. Вину в совершенном преступлении ФИО1 признал, в содеянном раскаялся. ФИО1 судимостей не имеет, ранее к уголовной ответственности не привлекался, преступление совершил впервые.

Согласно ответу на запрос главному врачу Республиканского психоневрологического диспансера (л.д. 58) на учете не значится. Согласно справки-характеристики от УУП ОУУП и ПДН УМВД России по г. Кызылу капитана полиции Манчик В.Н. (л.д. 60) ФИО1 по месту жительства характеризуется с положительной стороны, на момент проверки от соседей и родственников жалоб и заявлений в отношении ФИО1 не поступало. В нарушении общественного порядка и злоупотреблении спиртных напитков не замечен. К административной ответственности не привлекался. В специальный приемник распределитель Управления МВД РФ по г. Кызылу не поступал. На учете в УПП № 5 УМВД России по г. Кызылу не состоит.

К сожалению, общение бизнеса с правосудием происходит не только в рамках арбитражных или гражданских процессов. Не редкостью сейчас стали и уголовные процессы против предпринимателей, причем зачастую основанные на «дутых» уголовных делах, возбужденных правоохранительным органом для «количества».

Других доказательств в суд не представлено, при том, что с года ребенок постоянно находится на иждивении моего доверителя проживает в его семье, развивается нормально и в отсутствии ребенка, оснований полагать, что проживание ребенка у матери служит интересам ребенка по делу не добыто.При рассмотрении судом дел, связанны с воспитанием детей, необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч.2 ст.47 ГПК РФ и ст.78 СК РФ к участию в деле, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту интересов ребенка, должен быть привлечен орган опеки и попечительства, который обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица или лиц, претендующих на его воспитание, а также представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора, и оно подлежит оценке в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами.

Конституция Российской Федерации (статья 45, часть 1; статья 46, часть 1; статья 52) гарантирует судебную и иную государственную защиту прав и свобод человека и гражданина, обеспечивает потерпевшим от преступлений доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Реализация указанных прав осуществляется, в частности,…

Истец К. является собственником нежилого помещения – бывшей квартиры (ныне офис) № ХХ, расположенного по адресу: 344016, гор. Ростов-на-Дону, ул. Таганрогская, д. ХХ, кадастровый (или условный номер): ХХ (ксерокопия свидетельства о государственной регистрации права собственности имеется в распоряжении…

Обвиняемый имеет стойкие социальные связи – проживал до задержания с семьей (у моего доверителя четыре несовершеннолетних малолетних ребенка), его работа и общественная жизнь говорит о социальной ориентированности моего подзащитного. Он поддерживает отношения и связи со своей матерью, которая поддерживает его и в настоящее время. И я считаю нельзя рушить семейные ценности, необходимо дать еще один шанс моему доверителю, право реабилитироваться, доказать обществу о своем намерении впредь быть приверженцем моральных и нравственных устоев, человеческих ценностей и законов.

В связи с тем, что освидетельствование ставится в сомнение, считаем необходимым обратить внимание суда о нарушении процедуры судебно-медицинской экспертизы по факту совершения насильственных половых актов с гр. С. (заключение эксперта № 1504 (по медицинским документам), ведь данный документ ссылается на неправильный и не объективный акт судебно-медицинского освидетельствования, который не мог ложиться в его основу.

Такой призыв я видела не в суде, но думаю, что под ним подписались бы многие судьи. Особенно те, кого представители сторон откровенно пытались брать измором. В 2007-2008 годах шла череда дел с политическим уклоном. Компания «Русснефть» Михаила Гуцериева, попавшего в опалу, пыталась оспорить около 20 млрд руб. налоговых претензий, а налоговики, используя ст. 169 ГК, требовали взыскания в доход Российской Федерации акций компаний башкирского ТЭКа (их контролировал сын тогдашнего президента Башкирии Урал Рахимов). Исход этих дел в судах казался предрешенным, и адвокаты преследуемых компаний избрали тактику затягивания процесса. Ходатайство следовало за ходатайством, выступление за выступлением, заседание за заседанием.

В июле 2007 года одно из налоговых дел «Русснефти», слушавшееся в арбитражном суде Москвы полгода, близилось к завершению. Финальное исследование доказательств заняло весь день в пятницу. «Есть фанаты работы, а я – маньяк, поэтому слушать будем до ночи»,- заявил судья. Но дня не хватило, и прения отложили на понедельник. Представителей «Русснефти» было человек десять, и каждый следующий выступающий подробно повторял все сказанное предыдущими. Судья не прерывал. Лишь однажды, уловив паузу, он спросил: «У вас все?».

Как составить речь для судебных прений

В первую очередь стоит узнать, что говорит закон о прениях сторон. Этому вопросу посвящена статья 190 Гражданского процессуального кодекса. Здесь сказано, что судебные прения — это речь всех лиц, которые принимают участие в разбирательстве. Закон оговаривает, что в этой части свои интересы могут смело защищать представители сторон.

В соответствии с российским законодательством судебные прения состоят из речей сторон, принимающих участие в процессе. Однако столкнувшись с конкретной ситуацией, не каждый понимает, какова их роль. Что же такое прения сторон в суде? Как к ним грамотно подготовиться, чтобы отстоять свою позицию на заседании?

Прения сторон в суде и защитительная речь адвоката

Прения в суде — это подведение итогов работы каждой из сторон дела, обобщение результатов в виде завершающей речи (выступления). Учитывая выкладки психологов, данный этап судебного разбирательства важен для закрепления «правильного» впечатления на суд. Судебная стадия прений сторон окончательно формирует внутреннее убеждение судьи, помогает суду глубже разобраться во всех обстоятельствах дела и принять правильное решение.

Прения сторон по арбитражным и гражданским делам отличаются от прений по уголовным делам:
в арбитражном и гражданском процессах адвокат оперирует логически выстроенной системой доказательств, а эмоционально-психологическая сторона речи имеет значение в уголовном суде.
Защитительная речь адвоката в уголовном деле напрямую зависит от позиции подзащитного.

Прения по гражданскому делу

В удовлетворении иска истца об определении местом жительства малолетнего ребенка ее место жительства прошу суд отказать. Ответчик считает что для отказа в иске имеются существенные основания. В обоснование своих исковых требований истицей не представлено в суд ни одного доказательства в подтверждение возможности и необходимости передачи ребенка ей на воспитание.

В удовлетворении иска __________ об определении местом жительства малолетнего ребенка ее место жительства прошу суд отказать. Считаю, что для отказа в иске имеются существенные основания. При том, что отсутствуют какие –либо причины для того чтобы отобрать ребенка у моего доверителя.
В обоснование своих исковых требований истицей не представлено в суд ни одного доказательства в подтверждение возможности и необходимости передачи ребенка ей на воспитание
Представленные в суд многочисленные акты проверки жилищных условий не могут по указанному делу служит основанием для удовлетворения иска, поскольку акты обследования жилищных условий существенны при рассмотрении жилищных споров, а не споров о воспитании детей. Указанные акты констатируют только то, что у ее отца имеется жилье в МО с\с ___________, в котором проживает он со своей супругой.
Каких либо сведений о том, что жильцы дома желают переселения в их дом малолетнего ребенка _____________, ни рождением, ни развитием которого они не интересовались с рождения и не видели ребенка, даже когда истица жила с ребенком, в дело не представлено и из актов не усматривается. Это все равно, что сделать вывод, что у меня есть все условия для воспитания _____________, при отсутствии сведений о моем желании воспитывать его. Из актов не усматривается ничего, кроме констатации наличия комнат в доме. Существенные моменты,а именно, каков двор дома, насколько дом удобен для проживания нескольких семей и возможно ли проживание в доме несколько семей, каково освещение в доме не отражены.
Составленный бланк акта обследования жил. условий _____________ от ________ года вызывает сомнения хотя бы потому, что подчеркнуто наличие лифта в доме.
Во всех актах отсутствуют сведения об основаниях проведения обследования, акты не составлены органом опеки и попечительства.
Истец собирая документы о жилищно-бытовых условиях не разобрался________________
Следует дать критическую оценку и общественной характеристике на ____________, исходя из того, что _____________ более 2-х лет в с\с ______________ не проживает и характеризовать ее за указанный период Гл. с\с никак не мог, в характеристике указан период ее обучения в школе, хотя за этот период характеристику вправе давать директор школы а не Глава села. Характеристика ее за школьный период не может по делу являться существенным обстоятельством, поскольку на момент спора в суде она претендует на ребенка как мать, в период материнства, что и существенно для суда .
Хочу обратить внимание суда на то, что такая добросовестная мать _________, что даже не знает, когда родился ее любимый ребенок, указывая в исках год его рождения _____, хотя ребенок родился в ___________ года.
Не может быть поставлено в основу решения и заключение органа опеки и попечительства _____________ районного управления образованием в виду того, что заключение дано не по месту жительства несовершеннолетнего ребенка, по поручению адвоката ____________ района (что не предусмотрено действующим законодательством и такими правами давать поручения органу опеки и попечительства адвокат по статусу не наделен) не увидев ни разу ребенка или членов семьи, в которой фактически на момент дачи заключения ребенок проживает.
В указанном заключении приведены доводы самой _________ без какой-либо проверки, указано на то, что между матерью и ребенком были теплые родственные отношения (как это в 6 месяцев определяли?), она проявила заботу о своем ребенке(в чем это выразилось, если даже грудью отказалась кормить ребенка). Заключение представляет собой больше художественное произведение с такими же эпитетами как «проявила к своему ребенку трудолюбие». Хотя даже теоретически невозможно проявить к ребенку трудолюбие, по- видимому такие же невозможные чувства проявлялись и в остальном.
Из указанного заключения следует, что только в ходе обследования жилищно-бытовых условий вдруг выяснилось, что ____________ хочет своими глазами(до сих пор видимо смотрела другими глазами) увидеть своего малюсенького ребенка беспомощного ребенка. В заключении не дано даже характеристики матери, с которой орган опеки имел беседу и непонятно на основании чего сделан вывод о возможности передать ребенка на воспитание ____________, не зная поведение матери при совместной жизни с ребенком, здоровье и развитие ребенка, условия в которых ребенок содержится, в какой обстановке проживает и каковы приоритеты _____________ по сравнению с отцом ребенка, не зная, что ребенок не находился и не находится на грудном вскармливании благодаря матери, кто фактически занимался воспитанием и развитием ребенка с рождения. Из приведенного следует, что заключение данное по поручению адвоката одностороннее и сведений позволяющих сделать вывод о возможности передачи ребенка на воспитание матери не содержит.
Других доказательств _____________ в суд не представлено, при том, что с _____________ года ребенок постоянно находится на иждивении моего доверителя проживает в его семье, развивается нормально и в отсутствии ребенка, оснований полагать, что проживание ребенка у матери служит интересам ребенка по делу не добыто.
При рассмотрении судом дел, связанны с воспитанием детей, необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч.2 ст.47 ГПК РФ и ст.78 СК РФ к участию в деле, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту интересов ребенка, должен быть привлечен орган опеки и попечительства, который обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица или лиц, претендующих на его воспитание, а также представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора, и оно подлежит оценке в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами. Согласно постановлению Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 года судам при рассмотрении данной категории дел следует обратить особое внимание на те обстоятельства, которые характеризуют личные качества родителей либо иных лиц, воспитывающих ребенка, а также сложившиеся взаимоотношения этих лиц с ребенком. Судам рекомендовано принимать во внимание возраст ребенка, его привязанность к каждому из родителей, братьям, сестрам и другим членам семьи, нравственные.

Еще почитать --->  Реквизиты пошлины на выдачу дубликата устава петербург

Прения сторон в уголовном процессе: участие адвоката-защитника

Процессуальная позиция и содержание защитительной речи предопределены процессуальной функцией защитника. Защитник нужен в процессе для защиты. Поэтому приходится решительно возражать против речи, в которой защитник просит вынести более мягкий обвинительный приговор, в то время как подсудимый виновным себя не считает.

Поскольку разобщенность между защитниками ослабляет защиту, защитники, если материалы дела позволяют, должны стремиться к единству и координации усилий по защите. Защита в процессе с несколькими подсудимыми — это не обособленные выступления отдельных защитников, а целеустремленная коллективная деятельность всех представителей защиты. Противоречивые интересы подсудимых не исключают солидарности защитников в отстаивании положений, относящихся к защите всех или ряда подсудимых. Это касается не только защитительных речей, но и заявлений и ходатайств. Например, ходатайство одного защитника может иметь важное значение для всего дела, и тогда оно в той или иной мере касается всех участников процесса, В таком случае несколько защитников могут поддержать ходатайство, хотя не к каждому из их подзащитных заявленное ходатайство имеет непосредственное отношение.

Как выступать в суде

К сожалению, общение бизнеса с правосудием происходит не только в рамках арбитражных или гражданских процессов. Не редкостью сейчас стали и уголовные процессы против предпринимателей, причем зачастую основанные на «дутых» уголовных делах, возбужденных правоохранительным органом для «количества».

Заключительная часть речи должна быть краткой и выразительной. Постарайтесь со всей искренностью (это не значит, что с предельной откровенностью) ответить на те вопросы, которые возникнут у суда в совещательной комнате. Эта часть судебной речи должна содержать вашу окончательную позицию и конкретную просьбу к суду. Нелишним будет «сделать реверанс» суду, демонстрируя ему свое доверие: «По моему мнению, уважаемый суд объективно, глубоко и всесторонне исследовал все обстоятельства происшедшего, что подтверждается и материалами дела».

В июле 2007 года одно из налоговых дел «Русснефти», слушавшееся в арбитражном суде Москвы полгода, близилось к завершению. Финальное исследование доказательств заняло весь день в пятницу. «Есть фанаты работы, а я – маньяк, поэтому слушать будем до ночи»,- заявил судья. Но дня не хватило, и прения отложили на понедельник. Представителей «Русснефти» было человек десять, и каждый следующий выступающий подробно повторял все сказанное предыдущими. Судья не прерывал. Лишь однажды, уловив паузу, он спросил: «У вас все?».

После блога о том, как писать блоги, читатели предложили мне написать о том, как выступать в суде. Правда, сама я пробовала выступать в суде лишь в студенческие годы, а выбор судебной журналистики объясняла просто: «Надоело позориться самой, решила посмотреть, как это делают другие». И действительно, наблюдать адвокатский позор приходилось намного чаще, чем адвокатский успех. Однажды на семинаре в Российской школе частного права профессор Александр Комаров, возглавлявший МКАС при ТПП РФ, высказал мнение, что российские юристы не глупее и часто даже образованнее иностранных, но проигрывают им из-за скованности, неумения выступить и себя подать. Но, как выяснилось, иностранные адвокаты тоже блещут красноречием далеко не всегда.

3.2. Основы профессиональной этики и культуры защитительной речи
Обязательным условием эффективности защитительной речи наряду с содержанием и композицией является её культура, которая представляет собой правильное, в соответствии с нормами, использование языкового материала, обеспечивающее наилучшее воздействие на судебную аудиторию в конкретной обстановке и в соответствии с целями судебной речи. К речевой культуре судебных прений предъявляются высокие требования. Вместе с тем не следует забывать, что сама по себе культура речи не обеспечивает её выразительность, под которой подразумевается «смысловая ёмкость и способность заинтересовать, увлечь слушателей, вызвать у них определённую реакцию» [6, с.23 5]. Выразительность достигается использованием в соответствии с нормами тех фонетических, грамматических и лексических средств языка, которые наиболее соответствовали бы содержанию, цели и ситуации высказывания.
Человек, выступающий публично, должен говорить грамотно и культурно. Эта истина приобретает особое значение для судебного оратора, и, конечно, для адвоката [8, с. 19 — 20]. От уровня культуры защитительной речи в значительной степени зависит её действительность, убедительность для суда и присутствующих в судебном зале. От культуры речи, таким образом, может зависеть и выполнение адвокатом общественно-политических и процессуальных задач, поставленных перед адвокатурой. Не случайно вопрос о культуре речи защитника очень часто поднимается в литературе. Основная цель статей — привлечение внимания молодых адвокатов к значению культуры судебных речей.
В языке речи нужно по возможности избегать иностранных, не всем понятных слов, а необходимые правовые термины должны кратко объясняться: защитника слушают не только юристы. Нужно добиваться также и предельной точности словоупотребления. Что касается цитат, то, приводя их, защитник как бы опирается на авторитет известного автора в подтверждение своей мысли.
В понятие культура речи входит и культура её произнесения. Речь должна быть грамматически правильной, избавленной от ошибочных падежных окончаний и неверных ударений [7, с. 20]. Не следует защитнику стесняться после прений выяснять у коллег замеченные ими в речи лексические и грамматические ошибки. Дикция защитника, умение говорить внятным, насыщенным оттенками голосом, слышимом и в большом зале, чёткое произнесение слов без «проглатывания» отдельных слогов и букв облегчает восприятие его речи. Хорошая дикция — не обязательно врождённое свойство. Она может быть выработана без особого труда в результате публичных выступлений и домашнего чтения вслух.
Манера произнесения защитительной речи играет очень важную роль. Она зависит в значительной степени от субъективных свойств защитника, от его темперамента, чувства такта. Однако независимо от личного характера всякий человек может и должен контролировать тон своей речи. Необходимо отметить, что не следует произносить защитительную речь поучающим тоном. Не годится для речи и робкий, приниженный тон: он создаёт у слушателей впечатление неуверенности и беспомощности адвоката. Опыт наиболее квалифицированных защитников показывает такую манеру произнесения речи, при которой адвокат обращается к суду как уважительный и спокойный собеседник: он не произносит речь, а разговаривает с судом. Эта манера судебной речи сама по себе избавит защитника от ещё одного часто встречающегося недостатка — от речевых эмоций.
Необходимость повышения общего культурного уровня судопроизводства предъявляет строгие этические требования к участникам судебного процесса, в частности судебных прений. Так, основные этические требования, предъявляемые к защитнику в Республике Беларусь, закреплены в Правилах профессиональной этики адвоката. В соответствии с данными Правилами адвокату необходимо быть вежливым, тактичным, предупредительным, честным, добросовестным, принципиальным и независимым; действовать квалифицированно, использовать все законные средства, способы и методы оказания юридической помощи. Из этого можно сделать вывод, что профессия адвоката предполагает соблюдение определённых этических требований. Этические требования к судебному оратору и, конечно, к судебной речи связаны с проявлением уважения к суду, процессуальному противнику, потерпевшему, свидетелям, обвиняемому [19, с.49-51].
Защитник в своей речи противостоит стороне обвинения. В отличие от прокурора позиция защитника не может быть односторонней. Его участие подчинено определённым нравственным началам. Главное в нравственно оправданном ведении защиты в целом и в содержании защитительной речи -умение верно определить свою позицию, опираясь на правовые и нравственные ориентиры. Защитник может применять только законные средства и способы защиты. Выступая на стороне человека, обвиняемого в нарушении закона, он сам должен неукоснительно соблюдать законы, пользоваться только легальными средствами.
Особое значение среди этических начал уголовного судопроизводства приобретает нравственная сторона взаимоотношений участников судебных прений. Не нужно забывать, что при любых обстоятельствах они должны проходить корректно, по-деловому, в обстановке взаимного уважения. Недопустимо использовать судебные прения для придирок, препирательства, взаимных упрёков. Судебный поединок требует выдержки, спокойствия и честности.
Этичность речи защитника должна выражаться не только в вежливой форме и отсутствии личных выпадов против участников процесса. Защитник не вправе забывать о гуманной направленности своей профессии, и поэтому даже при острых противоречиях в позиции своего подзащитного и других обвиняемых должен придерживаться рамок спокойного делового спора с ними, стараться избегать защиты за счёт очернения личности других обвиняемых и не отягчать без крайней необходимости их положение в деле [8, с.20]. С особым, подчёркнутым уважением должен относиться адвокат к суду. Достоинство и компетенция суда ни в какой степени не могут быть затронуты в речи сомнением. Так, например, защищая лицо, обвинявшееся в обмане покупателей, адвокат М. позволил себе ради красного словца закончить речь следующим призывом: «Так не обвесьте же его на весах правосудия, граждане судьи!». Президиум Московской городской коллегии оценил эту «находку» адвоката как недопустимую бестактность и наказал его [27, с. 156].
Защитник вправе применять лишь нравственно допустимые приёмы защиты. В частности, он не вправе лгать суду, склонять суд к неправде, хотя бы это было выгодно его подзащитному. «У адвоката не только нет права на ложь, не только нет права на использование искусственных, надуманных, фальсифицированных доказательств — у него нет права и на неискренность, нет права не лицедейство» [21, с. 240]. Защищая конкретного человека от обвинения в преступлении, защитник не может оправдывать само преступление. Защита должна осуществляться на основе согласованности позиции защитника и обвиняемого по принципиальным вопросам, и, прежде всего, по вопросу признания или отрицания вины.
В своей речи защитник стремиться помочь человеку, который, пусть по своей вине, попал в беду, или же тому, кто вовсе невиновен, но может оказаться осуждённым по ошибке в результате некритического отношения к необоснованному обвинению. Обвиняемый, представший перед судом, ещё не осуждён. Защитник, более чем другие участники процесса, обязан уважать достоинство обвиняемого, щадить его самолюбие и выступать в их защиту, в том числе и при произнесении речи. Защитник, по выражению А.Ф. Кони, -«друг, советник» обвиняемого [25, с.63-64].
Ю.И.Стецовский пишет, что адвокату очень важно стремиться ограничить защиту тем минимумом, который действительно необходим для опровержения обвинения или смягчения ответственности подзащитного. Всякие заявления защитника против других лиц можно считать оправданными, если без этого нельзя осуществить защиту обвиняемого, доверившего защитнику свою судьбу. Защитник должен быть предельно тактичным и сдержанным в отношении тех обвиняемых, против которых направлена его аргументация [46, с. 97].
Недопустимо строить защиту на подчёркивании негативных сторон личности потерпевшего, его отрицательных нравственных качеств. Тем более нельзя унижать достоинство потерпевшего. Если его действия на самом деле способствовали совершению преступления, спровоцировали его, и это имеет юридическое значение, то это обстоятельство может и должно быть освещено в речи защитника. Но всегда следует помнить, что потерпевший — жертва преступления, а судят того, кто обвиняется в причинении ему ущерба, горя, нравственных страданий.
В речи защитника нельзя использовать доводы, несостоятельность которых очевидна. Обман, ложь, сознательное искажение фактов глубоко безнравственны. Они не совместимы с престижем адвоката как человека и юриста, выполняющего гуманные функции [21, с. 97]. Обнаруженный обман даже в «мелочах» подрывает доверие ко всему, что говорил защитник, так как честность градаций не имеет. В тоже время адвокат в своей речи не обязан упоминать обстоятельства, могущие повредить защите, если о них не говорил обвинитель. Судебная речь защитника будет тогда достигать своей цели, когда защитник владеет искусством доказывать, убеждать, спорить и приёмами судебного красноречия [20, с. 114].
В своей речи защитник прямо ведёт полемику, спор с обвинением. И сама манера, форма этого спора должна отвечать нравственным установлениям. Так, ещё в 1911 году Л.Е. Владимиров рекомендовал адвокатам: «. будьте постоянно и неуклонно несправедливы к обвинителю. Рвите речь противника в клочки и клочки эти с хохотом бросайте на ветер. Противник должен быть уничтожен весь, без остатка. Будьте беспощадны, придирайтесь к слову, описке» [12, с.144-145]. Таким образом, автор советует адвокатам, чтобы они были не слишком щепетильны, не стеснялись в выборе приёмов и средств процессуальной борьбы; судоговорение — это не теоретический диспут, а грубая схватка противоборствующих сторон, во время которой излишни разборчивость и моральная чистоплотность [32, с.20 — 21]. Из вышеприведённого можно сделать вывод, что рекомендации Л.Е. Владимирова являются морально неприемлемыми.
Проведение в судебную жизнь этических начал тесно связано с разработкой того, что нравственно дозволительно или недозволительно в судебных прениях. Начинающему защитнику можно предложить некоторые советы по нравственному ведению полемики в суде:
 соглашаться с обобщёнными выводами процессуального оппонента, так как это будет способствовать установлению контакта и объективности;
 не спорить против несомненных доказательств;
 не доказывать, когда можно отрицать;
 на словесные утверждения отвечать фактами;
 следить за тональностью речи;
 судебные прения есть сотрудничество, а не конфликт и поэтому профессиональный спор нужно вести не ради победы, а ради истины [23, с. 248-254].
Этические требования к защитнику в судебных прениях выражаются в добросовестном и ответственном отношении к выполнению своих обязанностей по подготовке и произнесению речи, в корректности поведения и взаимоотношений с другими участниками уголовного процесса, в недопустимости действий и высказываний, унижающих честь и достоинство участвующих в рассмотрении дела лиц. Этические основы судебных прений предполагают объективность, принципиальность, строгость к самому себе и другим участникам процесса, нетерпимое отношение к любым нарушениям закона, а также отсутствие какой-либо предвзятости, подозрительности.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Судебные прения — представляют собой часть судебного разбирательства, в которой выступают с речами государственный и частный обвинитель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик или их представители, защитник, обвиняемый, самостоятельно осуществляющий свою защиту, или его законный представитель. В своих выступлениях они анализируют и оценивают исследованные в суде доказательства, подвергают глубокому и всестороннему анализу характер преступления, способ, мотивы и цели его совершения, показывают причины и последствия преступных действий, представляют на рассмотрение суда соображения о доказанности или недоказанности обвинения, квалификации преступления, мере наказания обвиняемому и вносят предложения по всем вопросам, решаемым судом при постановлении приговора.
Немаловажной частью судебных прений является выступление защитника с защитительной речью, которая является важным средством осуществления защитником своих функций, кульминационным моментом его участия в судебном разбирательстве. В своей речи защитник подводит итог судебного следствия, анализирует все собранные по делу материалы, высказывает свои соображения относительно наказания. Защитительная речь подводит итог большой работы защитника, которая направлена на охрану прав и законных интересов обвиняемого, на обеспечение правильного применения закона, а вместе с тем, речь помогает суду правильно оценить обстоятельства дела и, соответственно, вынести законный и обоснованный приговор.
Требования, предъявляемые к защитительной речи, достаточно многообразны. Вытекая из характера судебной речи как публичного выступления, как разновидности ораторского искусства, они вместе с тем отражают её особенности и специфику. К числу таких требований относятся: грамотность, ясность и точность речи, полнота и лаконичность, эмоциональность и индивидуальность, простота и выразительность. Немаловажным качеством защитительной речи является и её культура, представляющая собой динамический процесс совершенствования ораторского мастерства, обогащение его содержания и формы; использование языкового материала, которое обеспечивает наилучшее воздействие на слушателей в судебной обстановке и в соответствии с поставленной задачей.
Построение защитительной речи с учётом всех требований, предъявляемых к ней, является обязательным, поскольку в противном случае речь не принесёт желаемых результатов и, возможно, доверие к защитнику будет утрачено.
Выступая с защитительной речью в суде, адвокат обязан пользоваться лишь нравственно допустимыми приёмами, обязан соблюдать собственное достоинство, уважать честь и достоинство своих противников и других участвующих в деле лиц, помнить, что он обращается к суду, уважение к которому проявляется в соблюдении нравственных норм.
Качество защитительной речи, её обоснованность и убедительность находятся в прямой зависимости от степени подготовленности защитника к участию в судебном процессе, от знания им рассматриваемого дела, от продуманности тех доводов, суждений и предложений, которыми он оперирует. Только тот, кто хорошо подготовлен к выступлению, кто находится во всеоружии фактов, в состоянии произнести глубокую по содержанию и безупречную по форме речь. Никакие надежды на опыт, находчивость, полемические способности не помогут, если защитник отнесётся к подготовке беззаботно, спустя рукава. Чем лучше защитник подготовлен к выступлению, чем больше труда он вложил в предварительную работу, тем свободней и уверенней он будет чувствовать себя в суде, тем содержательней и выразительней будет его речь.
Подводя итог, можно сказать, что, не смотря на большое значение защитительной речи, в настоящее время ей уделяется недостаточно внимания. Для устранения этого досадного упущения представляется необходимым:
1. Закрепление основных положений о структуре и содержании судебной речи в Уголовно — процессуальном кодексе Республики Беларусь;
2. Введение специального курса «Судебная речь» в юридических вузах;
3. Проведение обучающих семинаров для молодых специалистов в коллегиях адвокатов;
4. Издание учебно-методической литературы и сборников речей адвокатов — защитников по уголовным делам.

Еще почитать --->  Определение времени общения с ребенком после развода судебная практика

2.2. Подготовка и произнесение защитительной речи
Подготовка защитительной речи требует от адвоката не только постоянного пополнения запаса знаний, расширения кругозора и повышения уровня культуры, но и усидчивости, кропотливого труда, поисков и умения критически оценивать сделанное. Однако вся эта работа окупится вниманием и интересом слушателей, сознанием добросовестно исполненного долга, а быть может, и согласием суда с позицией защиты.
Качество защитительной речи, её обоснованность и убедительность находятся в прямой зависимости от степени подготовленности защитника к участию в судебном процессе, от знания им рассматриваемого дела, от продуманности тех доводов, суждений и предложений, которыми он оперирует. Только тот, кто хорошо подготовлен к выступлению, кто находится во всеоружии фактов, в состоянии произнести глубокую по содержанию и безупречную по форме речь. Никакие надежды на опыт, находчивость, полемические способности не помогут, если защитник отнесётся к подготовке беззаботно, спустя рукава. Чем лучше защитник подготовлен к выступлению, чем больше труда он вложил в предварительную работу, тем свободней и уверенней он будет чувствовать себя в суде, тем содержательней и выразительней будет его речь. Таким образом, для того, чтобы успешно выступить в суде, необходима хорошая подготовка к процессу. Подготовительная работа защитника к участию в судебных прениях складывается из определённых этапов, образующих её докоммуникативную фазу: досудебного, во время судебного следствия и заключительного [20, с. 51].
Досудебная подготовка включает в себя следующие элементы: изучение материалов уголовного дела; ведение досье защитника; беседу с подзащитным; собирание дополнительных сведений для представления их суду; изучение законодательства, судебной практики и юридической литературы; выработку позиции защиты и составление плана защиты; составление текста или тезисов речи.
Итак, подготовка к судебной речи начинается с изучения материалов уголовного дела. Каким бы ясным и несложным не казалось дело, с ним следует внимательно ознакомиться. Только отличное знание дела даёт возможность произнести хорошую речь. С годами приходят опыт и навыки быстрой ориентировки в материалах дела, умение увидеть в нём главное, но, не зная дела досконально, нельзя рассчитывать на успех выступления в суде. Изучение материалов уголовного дела необходимо для того, чтобы уяснить: что будет проверяться в суде; соответствуют ли выводы обвинения материалам дела; учтены ли следователем все обстоятельства и доказательства по делу; есть ли необходимость восполнения пробелов предварительного следствия в суде. Знание дела позволяет хорошо ориентироваться в его материалах, не пойти на поводу у других участников процесса, разработать методику и тактику своего участия, определить позицию и содержание речи, составить её план [44, с.91]. Главным в содержании судебной речи является окончательный вывод по делу. Влияние на решение суда могут оказать дополнительные доказательства, для отыскания которых необходимо не только знание материалов дела, но и активная работа на судебном следствии.
При ознакомлении с делом адвокат должен делать выписки из материалов дела, которые вместе с записями, сделанными им в судебном заседании, составляют его производство. По большим и сложным делам записи предпочтительнее делать по следующим разделам: эпизоды обвинения, показания обвиняемых, документы, вещественные доказательства, заключения экспертов. Необходимо подчеркнуть, что все материалы дела должны стать объектом изучения. Так, нельзя выделять факты, бросающиеся в глаза, и оставлять в стороне обстоятельства, кажущиеся незначительными, ибо трудно заранее определить, что окажется важным, а что не будет иметь никакого значения. Следует не только прочитать показания всех участвующих в деле лиц, но и тщательно ознакомиться с документами и вещественными доказательствами. Многое для ознакомления с личностью обвиняемого и потерпевшего дают их дневники, письма, документы. В деле нет мелочей, всё подвергается тщательному изучению и анализу. В противном случае дело может преподнести нежелательные сюрпризы, и защитник окажется на суде в весьма неприятном положении. Плохое знание материалов дела подрывает авторитет адвоката, вызывает недоверие к нему, к его доводам и аргументам.
Существует определённая последовательность в ознакомлении с делом. Как правило, дело начинают изучать со справки о результатах предварительного расследования. Затем изучают постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Далее изучается протокол допроса обвиняемого, где зафиксировано отношение обвиняемого к предъявленному обвинению. Проверяется, когда и какая мера пресечения избрана; при этом особое внимание необходимо обратить на сроки содержания под стражей. После ознакомления с данными документами дело начинают изучать с листа №1 — постановления о возбуждении уголовного дела.
При изучении показаний свидетелей и заключения эксперта необходимо выделять в них главное. При ознакомлении с заключением эксперта обращается внимание не только на его заключительную часть, где, как известно, формулируются выводы, но и на ту часть, где эти выводы обосновываются. Тщательно обдумываются вопросы, которые необходимо задать обвиняемому, свидетелям, потерпевшим и эксперту. При постановке вопросов не следует увлекаться выяснением лишних подробностей в подтверждение своей позиции. К сожалению, многие адвокаты нередко забывают об этом правиле и во время судебного следствия начинают исследовать такие подробности, которые только запутывают свидетеля, подрывая доверие ко всем его показаниям. Ознакомление с делом должно носить критический характер, работа по оценке материалов дела должна идти в направлении:
1. определения истинного значения каждого доказательственного факта в общей структуре дела;
2. отделения главных фактов от второстепенных, частных;
3. разграничения между бесспорно установленными и сомнительными, вероятными фактами путём проверки достоверности доказательств, которыми эти факты подтверждаются;
4. определения полноты исследования и обоснованности сделанных выводов [13, с. 149].
Ознакомившись с делом, защитник отделяет бесспорно установленные факты от всего сомнительного, неизвестного и противоречивого. Не следует удовлетворяться оценкой доказательств, данной ранее следователем. Надо постараться адвокату найти своё объяснение доказательствам и фактам. Любые доказательства дела можно объяснить иначе, чем это сделал следователь. Разграничив сомнительные и достоверные сведения о фактах, не следует торопиться признавать другие сведения не имеющими значения для дела. Иногда в этих, на первый взгляд безразличных данных, можно найти ответы на возникшие сомнения. Нередко с помощью безразличных или необъяснимых фактов можно установить связь с главными обстоятельствами по делу.
Работа над делом протекает не только за столом и не только в рабочее время. О деле нужно думать много и постоянно. И только тогда появятся нужные мысли, только тогда наступит «озарение» и защитник увидит главное в деле. Те речи, которые кажутся произнесёнными легко, просто, без всякого труда, на самом деле являются результатом хорошего образования, опыта, постоянной работы над собой, над повышением своей квалификации, и, кроме всего этого, большой напряжённой работы над делом.
Изучение данных предварительного расследования должно вестись защитником с карандашом в руках. Защитник обязан иметь собственное производство по делу (досье), в котором сосредоточиваются все заметки, выписки, наброски, копии основных процессуальных документов по делу или выдержки наиболее важных моментов из них [32, с. 204-205].
Кроме изучения уголовного дела и ведения досье, в досудебную часть подготовки адвоката к выступлению в процессе входит также проведение личной беседы с лицом, защиту законных прав и интересов которого он будет осуществлять. В ходе этой беседы защитник подробно обсуждает с обвиняемым все обстоятельства дела, уточняет неясные вопросы, выясняет данные о личности подзащитного, его отношение к предъявленному обвинению, наличие у него каких-либо сведений или документов, оправдывающих его или смягчающих ответственность и не нашедших отражения в материалах предварительного расследования. В беседе с подзащитным адвокат излагает свою точку зрения по делу, указывает, на чём она основана, согласовывает взаимоприемлемый план защиты.
В процессе подготовки к участию в судебном рассмотрении уголовного дела защитнику следует просмотреть нормативный материал, касающийся разрешаемых вопросов, ознакомиться с судебной практикой. Полезно также проконсультироваться с соответствующими специалистами, заглянуть в юридическую литературу.
На основе критического изучения дела, анализа собранных доказательств, беседы с обвиняемым, просмотра нормативного материала и справочной литературы у защитника складывается определённое представление об обоснованности сформулированного органами расследования обвинения, вырабатывается защитительная позиция, которая определяет содержание защитительной речи. Разумеется, сложившееся мнение следует рассматривать лишь как предварительное, как рабочую гипотезу, которая в может в дальнейшем уточняться или видоизменяться в зависимости от конкретных обстоятельств. Исходя из наметившейся защитительной позиции, адвокат составляет план защиты. В нём должно быть предусмотрено следующее:
а) какие ходатайства необходимо заявить суду в целях обеспечения прав и законных интересов обвиняемого;
б) какие доказательства предоставить суду для обоснования невиновности или меньшей степени ответственности подзащитного;
в) как провести допрос подсудимого, в какой последовательности и какие вопросы поставить ему;
г) какие обстоятельства выяснить при допросе свидетелей, потерпевших, экспертов и исследовании других обстоятельств по делу.
Неотъемлемой частью досудебной подготовки защитника к выступлению в суде является работа над речью. Она заключается, прежде всего, в обдумывании всех элементов речи, в поисках наиболее убедительных доводов, аргументов, сравнений, сопоставлений. Защитник должен иметь чёткое представление о том, что он собирается сказать суду и как он намеревается сделать это. Поэтому подготовка к выступлению должна включать в себя работу и над содержанием, и над формой речи.
Как бы не относиться к известному спору о том, следует ли составлять полный текст речи, или можно ограничиться развёрнутым конспектом, подробным планом, тезисами или набросками, несомненным остаётся то, что хорошая речь — всегда плод упорного труда, длительных поисков, многократных переделок и шлифовок. А это предполагает обязательную письменную подготовку, характер и полнота которой зависят от личностных качеств защитника, его привычек и способностей. Готовясь к выступлению в суде, адвокат мобилизует все свои возможности, облекает речь в сжатую, ёмкую, хорошо отточенную форму. Этим самым он готовит суд к восприятию доводов защиты [33, с. 92].
Если обратиться к истории, то увидим, что практически все знаменитые русские адвокаты XIX века предварительно работали над речью и заранее писали свои речи или целиком, как В.Д. Спасович, или в виде конспектов, или «оазисами», как говорил о себе Ф.Н. Плевако. Кстати, Ф.Н. Плевако в последнее время тоже писал целиком свои речи и сразу после прений передавал свою рукопись в газету. При этом он рекомендовал, чтобы вся идея защиты была заранее глубоко продумана [5, с.48].
Защитник должен помнить, что неубедительная, немотивированная, наспех составленная речь не способна принести пользы ни подзащитному, ни самому адвокату, поскольку подрывает его авторитет, снижает оценку даже очень хорошей судебной работы с доказательствами. Работая над речью, адвокат должен в лаконичной, хорошо отшлифованной форме отразить в ней самое необходимое. Так, в своё время Цицерон писал: «. Всё построение убедительной судебной речи основано на трёх вещах: доказать правоту того, кого мы защищаем; расположить к себе тех, перед кем выступаем, направить их мысли в нужную для дела сторону» [52, с. 152].
Во время судебного следствия, следующего этапа подготовки защитника к выступлению в судебных прениях, основное внимание уделяется исследованию собранных по делу доказательств в целях выявления данных, говорящих в пользу обвиняемого. По мере такого исследования защитник вносит в схему своей речи соответствующие дополнения, уточнения и поправки.
И, наконец, завершающая работа по подготовке защитительной речи происходит во время выступлений других участников процесса: государственного или частного обвинителя, потерпевшего, гражданского истца или их представителей. Слушая их, защитник вносит последние поправки в текст речи, обдумывает контраргументы, отмечает те места из их выступлений, которые требуют дополнительного разъяснения, обоснования или опровержения.
Самый ответственный момент в деятельности любого адвоката -произнесение речи, когда на суд аудитории выносятся результаты большой подготовительной работы (коммуникативная фаза) [18, с. 72-75]. Именно во время произнесения речи реализуются цели, стоящие перед защитником, поэтому с полным правом коммуникативную фазу речи можно назвать кульминацией судебного ораторского искусства. Вся огромная, предшествующая творческая работа направляется на осуществление главной деятельности оратора — выступление с речью в судебных прениях. Содержание любого выступления определяется его темой и мастерством оратора. Форма же выступления зависит от состава слушателей, конкретной ситуации и ораторского стиля.
В результате постоянной работы над собой, частых выступлений в суде, у каждого оратора складывается свой определённый стиль. Ораторский стиль — то форма и характер речи, тон и интонация, выразительность слова; он позволяет собрать воедино все выразительные средства, наиболее успешно воплощающие содержание речи. В ораторском стиле проявляются личность оратора (адвоката), его индивидуальные качества, общая культура, специальные знания, накопленный жизненный опыт; темп, сдержанность, страстность речи.
Ораторский стиль, по мнению Г.З. Апресяна, имеет несколько видов. Первый стиль характеризуется как строго логичный, внешне спокойный. Защитник, говорящий в этом стиле, свои мысли всегда аргументирует, доказывает. Второй стиль — эмоционально насыщенный и темпераментный; важнейшим элементом является ораторская субъективность, личность самого оратора. Третий стиль — средний, синтетический. В нём сливаются признаки первых двух стилей, грани между ними подвижны, относительны. Представляется, что для защитника, выступающего в судебных прениях, предпочтительнее третий стиль.
Любая устная речь рассчитана прежде всего на непосредственное слуховое восприятие. Оно во многом зависит от тона, темпа, интонации речи и дикции оратора. Интонация — это модуляционная окраска слов; тот или иной интонационный оттенок может полностью изменить смысловое значение слов, придать ему совершенно другой характер. Вот почему важно уметь правильно пользоваться интонационным богатством голоса, стремиться к единству мысли и её звукового выражения.
Небезразличен для речи и темп. Плохо, когда произносят речь чересчур медленно, вяло и тягуче, но и не лучше, когда она слишком быстрая. Характеру речи должен соответствовать её тон: спокойный, сдержанный и деловой. Недопустимы в судебной речи раздражение, запальчивость, пренебрежительный тон. В равной мере противопоказаны ей угодливость, слащавость, подчёркнутое заискивание, монотонность [44, с. 43-47]. Наконец, плохое впечатление оставляет назидательный, поучающий тон. Защитник должен обращаться к судебной аудитории как спокойный и уважительный собеседник. Ничего не навязывая им, он как бы делится с ними своими мыслями и наблюдениями, выводами и соображениями.
При произнесении судебной речи, как и любой другой, большое значение имеет начало, которое должно быть оригинальным и ярко индивидуальным. Не надо торопиться начинать речь! Получив слово, необходимо подняться со стула и немного помолчать. Начальная пауза имеет огромное значение, поскольку в эти секунды происходит знакомство судебной аудитории с адвокатом и, наконец, начальная пауза помогает освоиться и преодолеть волнение.
Каждый защитник должен уметь подавлять в себе нерешительность и нервозность. Преодолеть так называемую «ораторскую лихорадку» и приобрести уверенность в себе помогают отличное знание материалов дела, убеждённость в правильности своей позиции, хорошая подготовка к речи, а также такие личностные качества как смелость и решительность. А.Ф. Кони писал, «что размер волнения обратно пропорционален к затраченному на подготовку труду или, вернее, результату подготовки» [26, с. 108].
Во время начальной паузы опытный защитник улавливает настроение судебной аудитории, её отношение к нему, к содержанию речи, нащупывает верный тон и создаёт атмосферу сотрудничества. Немного помолчав, речь необходимо начинать спокойно, с незначительных слов, что необходимо для того, чтобы взять естественный тон. Судебная речь начинается словами «Уважаемый суд!» и лучше всего начинать защитительную речь просто, в замедленном темпе и сравнительно негромко.
Во время произнесения речи защитник смотрит на слушателей, обращается к суду, поддерживая с ним постоянный зрительный контакт. Положение тела меняется только во время речи и никогда — во время паузы. Поза определяется индивидуальным стилем адвоката, но каждый адвокат должен добиваться ощущения лёгкости, подвижности и естественности своей позы. Во время произнесения речи необходимо избегать хождения, топтания на месте, каких — либо покачиваний. Взыскательно нужно относиться к жесту, к мимике. Они уместны лишь тогда, когда дополняют переживаемое оратором чувство, подчёркивают высказываемую мысль, оттеняют её, усиливают эмоциональную выразительность сказанного.
Нельзя, чтобы жесты и мимика заменяли язык слов. Заслуживает уважения защитник, когда он, ссылаясь на статьи закона, наизусть повторяет их словами законодателя [33, с. 94]. При этом умеренно громкая, отчётливая речь, если только в ней не сквозит излишней самоуверенности, сразу располагает слушателей в пользу защитника и внушает суду убеждение, что его следует слушать внимательно. Говорить надо как можно проще.
Конец речи должен связывать её с началом, придавать всей речи композиционную завершённость. Он должен быть таким, чтобы все присутствующие в зале суда поняли, что дальше говорить нечего. Причём слушатели должны это почувствовать и по содержанию речи, и по голосу адвоката. Совершенно излишне и даже неуместно заканчивать речь в судебных прениях напыщенными фразами и громкими словами. Лучше всего кончать судебную речь формулированием просьбы к суду. Причём эта просьба должна быть высказана чётко, ясно и коротко. Например: » Защита просит суд квалифицировать действия В. по ст. 206 Уголовного кодекса БССР и назначить ему наказание с учётом всех обстоятельств дела» [51, с. 11]. И адвокат, и прокурор обращаются к суду только с просьбой, а не с требованием.

Еще почитать --->  Пай земли это сколько соток

Первое впечатление очень важно. Оно дает очень сильный эффект, поэтому нужно, чтобы суд сразу увидел вашу уверенность в себе. На впечатление о вашей уверенности нанизывается остальная канва вашего выступления. Очень сложно из неуверенного начала перейти в уверенное движение по позиции.

Важно избегать шаблонов. Речь не должна содержать формально правильных наименований законодательных актов. Например, «Федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 N 208-ФЗ». Эти фразы для устной речи не уместны. Гораздо лучше сказать «закон об акционерных обществах».

Прения сторон в уголовном процессе: участие адвоката-защитника

Участие защитника в судебных прениях должно оказывать существенное влияние на формирование убеждений судей и присяжных заседателей при оценке судом всех обстоятельств дела. На этом этапе подытоживается вся напряженная, кропотливая работа, проведенная на предыдущих стадиях.

В судебной практике встречаются случаи, когда подсудимый перед судебными прениями отказывается от защитника по мотиву несогласия с его позицией. Такие явления не содействуют осуществлению правосудия, а поэтому нельзя ограничиться констатацией того, что в этом случае подсудимый сам вправе произнести защитительную речь в судебных прениях. Подсудимый отказывается от защитника, потому что еще в судебном следствии выявилось его нежелание или неспособность вести защиту. Это не добровольный, а вынужденный отказ от защитника, и при такой ситуации необходимо обеспечить его замену.