Признание долга это сделка

Что означает признание долга и каковы его последствия

Признание долга упоминается в Гражданском кодексе РФ (далее — ГК РФ) всего несколько раз и только в контексте прерывания срока исковой давности (ст. 203, 206). Само понятие «признание долга должником» в ГК РФ законодатель не раскрывает, в связи с чем на практике возникают спорные вопросы квалификации действия как признания долга.

  1. Действие совершено непосредственно должником либо уполномоченным им лицом — представителем (п. 22 постановления № 43). Например, ответ на претензию будет оценен судом как ПД, если он подписан генеральным директором компании, но не руководителем юридического отдела. Подписанный главным бухгалтером акт сверки также не является признанием долга (см. определение Верховного суда РФ от 25.04.2016 № 301-ЭС16-2972 по делу № А28-3311/2015).
  2. Действие совершено адресно, то есть в отношении данного кредитора, а не третьих лиц.
  3. Действие совершено относительно данного обязательства, а не каких-либо других или взаимосвязанных с ним.

Что означает признание долга

Действие совершено непосредственно должником либо уполномоченным им лицом — представителем (п. 22 постановления № 43). Например, ответ на претензию будет оценен судом как ПД, если он подписан генеральным директором компании, но не руководителем юридического отдела. Подписанный главным бухгалтером акт сверки также не является признанием долга (определение ВС РФ от 25.04.2016 № 301-ЭС 16-2972 по делу № А 28-3311/2015).

При совершении должником свидетельствующих о признании долга действий срок исковой давности начинает исчисляться заново. Срок, истекший до момента ПД, в давностный срок не засчитывается, и кредитор имеет больше времени для того, чтобы взыскать задолженность в судебном порядке.

На первый взгляд, подобное разрешение данного вопроса представляется вполне удовлетворительным. На самом деле это не так. Ведь исполнив свое обязательство, в силу подп. 1 п. 2 ст. 325 ГК РФ должник получает право регрессного (обратного) требования к остальным должникам в равных долях за вычетом доли, падающей на него самого. Поэтому подобное решение проблемы представляется бессмысленным, так как в результате то, что не смог бы взыскать кредитор с солидарных должников в силу истече-

не разъясняет. Кроме того, М. А. Рожкова не указала, что к осуществлению гражданских прав следует отнести и иные активные действия обладателя субъективного права, например, совершение сделок. Поэтому разграничение сделок и поступков с помощью данного классификационного критерия представляется невозможным. Необходимо подчеркнуть, что при классификации М. А. Рожкова использует волевой критерий, то есть в случае с поступками — это направленность воли на осуществление и защиту гражданских прав. Следуя логике автора, в том случае, если данные действия не будут направлены на указанные последствия, должен возникнуть порок воли. Однако, как уже было отмечено, М. А. Рожкова не поясняет, как должна выражаться направленность воли на осуществление и защиту гражданских прав. По нашему мнению, предложенная классификация привела автора к некорректному пониманию правовой природы юридических поступков и, в частности, неверным выводам о неприменимости положений о недействительности сделок юридическим поступкам.19

[15] В других терминах это формулируется так: «… внешний облик совершаемого действия должен быть способным создать у других лиц определенное представление, должен служить достаточным свидетельством. Таким образом, законодатель делает специальный акцент на том, что ключевое значение имеет не столько направленность воли должника, сколько то, как его действия воспринимаются разумным кредитором» (Павлов А.А. Основания перерыва исковой давности // Закон. 2019. № 1. С. 114).

Насколько много лакун, не имеющих ни достаточной доктринальной проработки, ни единообразного разрешения в судебной практике, связаны с признанием долга, настолько более полными и ясными являются сложившиеся представления о прощении долга. Достаточно сказать, что определено место этого юридического понятия в системе понятий гражданского права: прощение долга является одним из оснований прекращения обязательства помимо его исполнения (ст. 415 ГК РФ). Отдельными исследователями, в частности, Е. А. Крашенниниковым[4], А. А. Павловым[5], В. В. Грачевым[6] достаточно убедительно продемонстрированы основания, по которым прощение долга следует квалифицировать не как одностороннюю сделку, а именно как соглашение между кредитором и должником в полном соответствии с основными европейскими кодификациями гражданского права[7],[8], проанализированы предмет, форма, кауза, осуществлено отграничение прощения долга от родственных договорных конструкций, прежде всего от договора дарения. По последнему вопросу уже достаточно давно Высший арбитражный суд Российской Федерации (далее по тексту – ВАС РФ) в одном из Обзоров практики сформулировал позицию, согласно которой «отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара»[9], в последующем эта правовая позиция была подтверждена и в решении по делу, рассмотренному его Президиумом[10]. Из разъяснений ВАС РФ следовало, что прощение долга не совпадает с дарением и не является его разновидностью, взаимосвязь этих соглашений заключается в другом: прощение долга, то есть «освобождение одаряемого от имущественной обязанности», выступает одним из способов осуществления дарения, другими способами, по утверждению Е. А. Крашенинникова, являются, в частности, вещный договор, договор уступки права требования[11].

Еще почитать --->  Судебные приставы единственное место жительства участок под пмж

Как оспорить договор цессии и признать его недействительным

Чтобы заключить договор цессии, первоначальный кредитор не обязан испрашивать на это согласия должника. Однако, должен поставить его в известность. До момента уведомления должника, у последнего отсутствуют обязательства по исполнению договора возврата долга в отношении цессионария.

С развитием банковско-кредитной системы получили широкое распространение договоры цессии. Основные вопросы, связанные с ними, освящаются статьями гл. 24 ГК РФ. Если договор цессии оказывается невыгодным для одной из сторон участниц, она может попытаться его оспорить.

После истечения срока давности перерыв в связи с признанием долга невозможен. Но здесь есть исключение: даже когда срок истек, он начинается заново, если должник признает свой долг в письменной форме. Поэтому важно получить от него ответ на бумаге. Это правило работает с 1 июня 2015 года, оно не распространяется на отношения, если обязательство по оплате спорной суммы задолженности возникло до указанной даты.

В нем должник должен подтвердить наличие долга. Иначе суд не признает прерывание исковой давности. Пример: стороны заключили договор аренды. Позже подписали доп. соглашение, тем самым изменили размер платежей. Суд округа решил, что подписание доп. соглашения нельзя считать признанием долга. Дополнение не содержит обязанности арендатора осуществить платежи в измененном размере за прошлый период.

Как и на любой договор, на соглашение о прощении долга распространяются требования ст. 432 ГК РФ, в соответствии с которой договор считается заключенным при условии, если стороны в нем согласовали все его существенные условия оформили его в надлежащей форме. Несоблюдение данных требований может повлечь признание соглашения о прощении долга незаконным.

Важно различать прощение долга от договора дарения, которые имеют различные правовые последствия. Если при дарении даритель безвозмездно передает вещь или имущественное право одаряемому и не получает какого-либо встречного предоставления, то прощение долга должно сопровождаться получением кредитором какой-либо выгоды для себя. Например, должник в ответ на прощение долга признает свой долг по иному обязательству или кредитор получает отсрочку оплаты по другому договору и т.п.

Отсутствие у должника признаков неплатежеспособности на момент совершения сделки

Отсутствие у должника признаков неплатежеспособности на момент совершения сделки не позволяет признать ее недействительной по основаниям п. 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), но не исключает возможности ее оспаривания по правилам п. 1 ст. 10, п. п. 1, 2 ст. 168 ГК РФ.

Обоснование: Пунктом 1 ст. 10 ГК РФ установлен запрет на осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
Как разъяснено в п. п. 7, 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», если совершение сделки нарушает запрет, установленный п. 1 ст. 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной на основании положений ст. 10 и п. п. 1 или 2 ст. 168 ГК РФ, а при наличии в законе специального основания недействительности — по этому основанию.
Пунктом 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве установлено специальное основание недействительности сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, если она состоялась в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).
В п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Постановление Пленума N 63) содержатся разъяснения о том, что для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности следующих обстоятельств: а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
Согласно абз. второму — пятому п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абз. вторым — пятым п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. При этом установленные абз. вторым — пятым п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве презумпции являются опровержимыми — они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки (п. 6 Постановления Пленума N 63).
Буквальное толкование приведенных выше норм права и разъяснений Верховного Суда РФ оставляет неясность в том, исключает ли отсутствие у должника признаков неплатежеспособности возможность признания сделки недействительной по основаниям п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве либо только лишает истца права ссылаться на опровержимую презумпцию совершения должником такой сделки в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, предполагая свободу доказывания указанного признака иными средствами.
Суды разрешают этот вопрос достаточно однозначно.
Так, в Определении Верховного Суда РФ от 12.10.2015 N 304-ЭС15-13145 по делу N А02-727/2014 выражена позиция, по смыслу которой отсутствие у должника на момент совершения сделки признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества препятствует оспариванию сделки по специальным основаниям, предусмотренным ст. 61.2 Закона о банкротстве (см. также Определение Верховного Суда РФ от 22.08.2017 N 308-ЭС17-11302 по делу N А32-21438/2011).
Аналогичный подход содержится в Постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19.04.2019 N Ф03-1268/2019 по делу N А80-394/2014, Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 05.02.2019 N Ф09-8083/18 по делу N А60-63428/2016, Постановлении Арбитражного суда Поволжского округа от 25.05.2018 N Ф06-32832/2018 по делу N А49-5707/2016.
В каждом из приведенных примеров суды пришли к выводу о том, что отсутствие признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника на момент совершения оспариваемых сделок не позволяет признать их недействительными на основании ст. 61.2 Закона о банкротстве. Фактически этот признак является необходимым элементом состава недействительности сделки — совершение сделки с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов.
При этом само по себе наличие на момент совершения сделок признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества в отсутствие доказательств несоразмерного встречного исполнения, а также при недоказанности цели причинения вреда имущественным интересам кредиторов не может являться основанием для признания сделки недействительной на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 03.04.2018 N Ф01-772/2018 по делу N А79-10357/2015, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 18.06.2019 N 01АП-4101/2019 по делу N А79-1563/2017).
Кроме того, имеется правовая позиция о том, что даже при наличии у должника на момент совершения сделки признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества, а равно осведомленность стороны сделки о финансовом состоянии должника, даже будучи доказанными, при отсутствии такого условия, как причинение в результате совершения сделок вреда имущественным правам кредиторов, не могут являться основанием для признания сделок недействительными по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 04.07.2019 N Ф02-2907/2019 по делу N А33-17843/2017).
Между тем следует иметь в виду, что отсутствие у должника на момент совершения сделки признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества не препятствует ее оспариванию по общим основаниям п. 1 ст. 10, п. п. 1, 2 ст. 168 ГК РФ.
Например, в обоснование требований о признании недействительным заключенного должником договора залога конкурсный управляющий сослался в том числе на подозрительность оспариваемой сделки, а также на совершение ее вопреки установленному ст. 10 ГК РФ запрету на злоупотребление гражданскими правами. Не усмотрев оснований для признания сделки недействительной в порядке, предусмотренном ст. 61.2 Закона о банкротстве, суды сочли доказанным допущенное должником злоупотребление правом и признали сделку недействительной по основаниям ст. ст. 10 и 168 ГК РФ (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.03.2018 N Ф02-1042/2018 по делу N А19-16009/2015).
В то же время недопустимо злоупотребление процессуальными правами со стороны лиц, представляющих интересы должника. Применение положений ст. ст. 10 и 168 ГК РФ не может подменять собой применение специальных положений ст. ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве и служить основанием для обхода ограничений в применении указанных норм, в том числе в случае пропуска срока исковой давности для оспаривания сделок по специальным положениям Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.06.2019 N Ф05-24525/2018 по делу N А40-150727/2016).

Еще почитать --->  Обязаны ли приставы предупреждать о приходе

Четыре дела о; недействительных сделках

  • ничтожная — сделка, которую можно признать недействительной без суда. Это сделки с подростками или безнравственные, вроде продажи наркотиков или торговли людьми;
  • оспоримая — сделка, которую рассматривает суд. Он решает, признать ли ее недействительной. Пока идет суд, стороны обязаны выполнять условия сделки;
  • недействительная — это общее название для ничтожной и оспоримой сделок.

Компания «Приволжскдорстрой» арендовала земельный участок у городской администрации. В договоре была указана цель аренды — разработка недр. После заключения договора компания начала на участке добычу полезных ископаемых. В это же время в суд обратился заместитель прокурора и попросил:

Признание в суде договора притворной сделкой

Как отметил ВС РФ в определении от 09.01.2018 № 32-КГ17-33, признание договора притворной сделкой не влечет таких последствий как реституция, поскольку законом в отношении притворных сделок предусмотрены иные последствия – применение к сделке, которую стороны действительно имели в виду (прикрываемой сделки), относящихся к ней правил с учетом существа и содержания такой прикрываемой сделки (п. 2 ст. 170 ГК РФ). В указанном определении ВС РФ указал, что к притворной сделке надлежало применить правила прикрываемой сделки, с учетом ее существа и содержания.

Часто граждане берут деньги взаймы у физического лица и вместо договора залога и займа заключают договор купли-продажи квартиры с возможностью последующего выкупа этой недвижимости обратно после возврата суммы займа. Впоследствии в суде «горе-заемщики» пытаются признать этот договор притворной сделкой, так как оказывается, на самом деле они не собирались отчуждать свое жилое помещение. В таких случаях в предмет доказывания дополнительно входит установление судом факта достижения сторонами договоренности по всем существенным условиям договоров займа и залога. Судами при установлении перечисленных выше обстоятельств сделка купли-продажи признается притворной, а в решении суд должен установить условия договоров займа и залога, которые возникли между сторонами (определение ВС РФ от 25.07.2017 г. № 77-КГ17-17, определение ВС РФ от 09.01.2018 № 32-КГ17-33).

Немаловажным является тот факт, что ВС РФ в своем определении от 25.07.2017 № 77-КГ17-17 настаивает, что ссылка истца в исковом заявлении на правовые нормы, не подлежащие применению к обстоятельствам дела, сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку в этом случае суду надлежит самостоятельно определить подлежащие применению к установленным обстоятельствам нормы права и дать юридическую квалификацию правоотношениям сторон. Например, если истец ссылается на недействительность договора как мнимой сделки, то суд, установив, что к данным правоотношениям сторон подлежат применению нормы права о притворной сделке, должен по собственной инициативе применить ту норму права, которая позволит защитить нарушенные права истца.

Еще почитать --->  Решение вс рф незаконности оплаты фонду капитального ремонта

Так, в Определении ВС РФ от 31.07.2017 № 305-ЭС15-11230 ряды последовательно заключенных сделок по продаже квартиры были признаны недействительными, а к ним — применены последствия недействительности прикрываемой сделки в виде возврата квартиры в конкурсную массу банка.

Совершение действий, свидетельствующих о признании долга I

В соответствии со статьями 196, 203 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности — три года. Течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. В силу пункта 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 N 15/18 перерыв течения срока исковой давности может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения. Согласно статье 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Между тем сумма задолженности перечислена ответчиком после истечения срока исковой давности и не может считаться действием, прерывающим его течение. (Постановление Президиума ВАС РФ от 30.01.2001 N 6527/00 по делу N А26-4302/99-01-04/147). Как разъяснено в пункте 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 N 15 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», суд при рассмотрении заявления стороны в споре об истечении срока исковой давности применяет правила о перерыве срока исковой давности при условии наличия в деле доказательств, достоверно подтверждающих факт перерыва течения срока исковой давности.

«Сама по себе констатация получения денежных средств не может рассматриваться как совершение обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга….Гражданский кодекс понимает под признанием долга совершение действий обязанным лицом и не требует оформления этих действий договором, поэтому подписание или неподписание отчета от 01.11.2009 другими участниками инвестиционной деятельности не имеют правового значения для перерыва срока исковой давности» — Постановление Президиума ВАС РФ от 17.09.2013 N 4529/13 по делу N А40-25786/11-52-219.

В сентябре 2016 года компания «Геобуркум» обратилась в суд с требованием признать «Бетон Урала» банкротом. Сразу после этого «Бетон Урала» продал машину «Тойота» другой компании — «Уралрегстрою», а та через пару недель перепродала ее Матвееву Г. В. Если бы не эта цепочка сделок, машину пришлось бы отдать за долги.

  • признать сделку недействительной;
  • обязать компанию вернуть участок в собственность города в течение месяца.

Заместитель прокурора объяснил, что договор недействительный, потому что арендуемый земельный участок имеет категорию «земель сельскохозяйственного назначения» и не может сдаваться для добычи полезных ископаемых. Потому что добыча полезных ископаемых на сельскохозяйственных участках противоречит Земельному кодексу.

Изложенное тем более вытекает из системного толкования норм Закона о банкротстве и Налогового кодекса РФ (ст. 252), а также положений о том, что каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом и не допускается принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной жизни, в том числе лежащие в основе мнимых и притворных сделок (п. 1 ст. 9 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете»).

Проверяя действительность сделки, послужившей основанием для включения требований кредитора в реестр требований кредиторов, исходя из доводов о наличии признаков мнимости сделки и ее направленности на создание искусственной задолженности кредитора, суд должен осуществлять проверку, следуя принципу установления достаточных доказательств наличия или отсутствия фактических отношений по предмету сделки.

Какие действия должника, приведут к признанию долга

Данное соглашение подписывается в двух экземплярах лицами, представляющими интересы сторон. Они должны иметь право подписи. Необходимо удостовериться, что лица имеют право подписи. Запросить соответствующие документы – приказ о назначении, доверенность, устав предприятия и.т.д.

  • подтверждение ответственным лицом отчета о затратах, подтверждающего поступление им денег от потерпевшего. Отчет может отражать суммы штрафов на сумму долга и подчеркивать метод возврата долга;
  • отправка ответственным лицом компании письма о подтверждении долга перед кредитором.

  • претензии от сторон;
  • неполная оплата виновным или с его разрешения доверенным лицом общего долга или штрафов, равно как и частичное подтверждение претензии об оплате займа, если долговое обязательство имеет под собой одно подтверждение, а не складывается из нескольких составляющих;
  • оплата вознаграждения за пользование по долгам;
  • внесение корректив уполномоченным лицом условий контракта, благодаря которым видно, что виновная сторона признает существование долга,
  • инкассовое поручение.

В иных ситуациях, срок давности по иску близится к завершению, или еще хуже, уже полностью истек. Что делать? Куда бежать? Как возвращать? Народная мудрость гласит: не делай добра, не получишь зла. Все взаимоотношения в бизнесе должны быть подкреплены договорными отношениями и строго исполнятся.