Пример аналогии в уголовном процессе

В статье (статьях) УПК РФ и иных источниках уголовно-процессуального права отражена норма, и при применении аналогии статьи появляется аналогия нормы. Традиционная структура нормы — это гипотеза, диспозиция и санкция. Как справедливо отмечают Э.П. Григонис и С.Д. Шестакова, во многих случаях указанные элементы уголовно-процессуальной нормы расположены в различных пунктах, частях статьи и статьях источников уголовно-процессуального права . Данное положение не исключает вышесформулированного вывода о действии аналогии нормы, но показывает специфику уголовно-процессуальной нормы, содержание которой может быть распределено по различным носителям.

Допустимость применения аналогии также следует из содержания приложения 163 ст. 476 УПК РФ, в котором указано: «При необходимости может быть составлена аналогичная справка». В приведенном приложении, видимо, идет речь о составлении справки, аналогичной по содержанию и оформлению справке как приложению к обвинительному заключению. В данном случае наблюдается аналогия уголовно-процессуальной нормы.

Таким образом, если преступление совершено в пределах территории РФ и по нему начато расследование должны действовать нормы уголовно-процессуального законодательства РФ. При этом если, например, преступление совершено на борту иностранного торгового судна, находящегося в порту РФ или в ее территориальных водах, то и здесь в случае расследования должны применяться нормы уголовно-процессуального права РФ (названное правило – не распространяется на военные суда и гражданские суда под дипломатическим флагом, находящиеся в наших территориальных водах или в порту РФ).

Действует уголовно-процессуальный закон РФ и в том случае, когда преступление совершено на борту судна, принадлежащего РФ и находящегося на момент преступления в нейтральных водах. В этой ситуации производство предварительного расследования (до прибытия судна в порт РФ) возьмет на себя капитан данного судна, как начальник органа дознания (п. 1 ч. 3 ст. 40 УПК).

Как видно, институт аналогии в гражданском процессуальном праве получает все большее развитие. Вызвано это особенностями предмета регулирования гражданского процессуального права, о чем шла речь выше. Авторы одного из Комментариев к ГПК РФ высказывают по этому поводу следующее мнение: «Гражданско-процессуальное право все более приобретает черты диспозитивности, и в силу невозможности урегулировать все категории дел, которые возникают в судах, принцип аналогии в гражданском процессуальном праве имеет важное практическое значение»*(8).

Сравнивая предмет регулирования гражданского процессуального права, нетрудно заметить: система процессуальных отношений, регулируемых АПК РФ, есть часть процессуальных отношений, «изъятых» из общего круга фактических обстоятельств гражданско-процессуального характера. Следовательно, споры, рассматриваемые арбитражными судами, особенны, им в определенной мере придается исключительный характер, который состоит, в самых общих чертах, в их повышенной значимости для государства и общества. Именно в этом смысле, и с определенной долей условности, о них можно говорить как о делах (спорах), обладающих публичным элементом, публичной основой. Нет сомнения, что для социально-правовой государственности не значимых гражданско-правовых споров не существует. Дело не в том, что проблема правовой защиты интересов гражданина менее важна, чем, скажем, судьба градообразующего предприятия. Тем не менее, правовые и фактические последствия здесь не сопоставимы. Думается, законодатель руководствовался именно этой логикой, когда относил споры о несостоятельности (банкротстве) к ведению арбитражных судов. Итак, подчеркнем, роль государственности в выделении указанных споров, придании им особого значения для общества — очевидна. Иные споры (вытекающие из административных правоотношений; дела особого производства и др.) по своей природе и содержанию есть конфликты публично-правового характера, и вопроса их подведомственности не возникает.

Еще почитать --->  Нужно Ли Менять Паспорт После Развода Женщине Оставляю Фамилию Мужа

Принцип законности при производстве по уголовному делу представляет требование государства, обращенное к субъектам уголовного процесса, точно и неуклонно соблюдать и исполнять нормы уголовно-процессуального права при расследовании, судебном рассмотрении уголовных дел, прокурорском и судебном надзоре за деятельностью соответственно органов расследования и судов в досудебных и судебных стадиях уголовного процесса.

Принципы уголовного права — это закрепленные в уголовном законе и непосредственно действующие в судебной практике основополагающие идеи, начала, определяющие смысл и содержание уголовно-правовых норм и отражающие социальные, правовые, культурные и идеологические ценности современного общества.

ПРИМЕНЕНИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА ПО АНАЛОГИИ

Как показывают приведенные примеры, в истории человечества с ранних этапов существует аналогия, причем она была закреплена в законах, которые обязывали правоприменителей квалифицировать сходные деяния как одно преступление. Понятие преступления напрямую связано с явлением аналогии уголовного закона, так как от того насколько четко и полно будет сформулировано понятие преступления зависит возможность или невозможность проявление аналогии.

Еще раз повторим: по мотивам религиозной ненависти или вражды, а основным словами Pussy Riot, как мы знаем, стали слова «Богородица Дева, Путина прогони», а не слова ненависти по религиозным мотивам. Слова «срань господня» явно оскорбляют, но не вызывают ненависти или вражды к христианству. На наш взгляд, суд неверно квалифицировал их поступок, более того к ним была еще применена такая мера пресечения как заключение под стражу. Мера, которая согласно букве закона, может применяться в исключительных случаях, если имеются основания полагать, что подозреваемый в совершении преступления, находясь на свободе, к примеру, сможет влиять на ход следствия или попытается скрыться от следствия.

Аналогия закона и аналогия права в российском уголовном процессе как способ преодоления пробелов в уголовно-процессуальном праве Текст научной статьи по специальности; Право

Пленум ВС СССР (также как и Пленум ВС РФ) в своей практике применял аналогию уголовно-процессуального закона. При этом судебная практика избегала употребления термина «аналогия» или «аналогия закона». Пленум ВС РФ ориентировал суды рассматривать гражданские иски о компенсации морального вреда, причиненного преступлением (что не предусматривал УПК РСФСР), применительно к правилам УПК, регулирующим рассмотрение в уголовном деле гражданских исков о возмещении материального ущерба, причиненного преступлениями (Постановление Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10) [23, с. 1]. Только в Постановлении от 8 декабря 1999 г. № 84 [24, с. 1] Пленум ВС РФ высказался по поводу возможности применения аналогии в уголовном судопроизводстве (при этом вскоре это Постановление было признано утратившим силу).

24. Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF «O praktike primeneniya sudami zakonodatelstva, reglamentiruyushchego napravlenie ugolovnykh del dlya dopolnitelnogo rassledovaniya» ot 8 dekabrya 1999 N° 84 [The Resolution of Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation «On the Practice of Application by Courts of the Legislation Regulating the Direction of Criminal Cases for Additional Investigation» of December 8, 1999 no. 84]. Rossiyskaya gazeta, 1999, Dec. 16 (no. 249-250).

1) недопустимость применения в уголовном процессе пыток или жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения или наказания, право на гуманное отношение и уважение достоинства личности (ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Рим, 4 ноября 1950 г.; Конвенция ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г.; принцип 6 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденного Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г. N 43/173);

Еще почитать --->  Понятие форс-мажора в гк

3. Согласно ст. 90 Конституции Президент РФ издает указы, обязательные на всей территории РФ. Известны случаи, когда указы содержали уголовно-процессуальные нормы (например, отмененный ныне Указ Президента РФ от 14 июня 1994 г. N 1226 «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности»). В силу ч. 3 ст. 90 Конституции указы не должны противоречить как самой Конституции, так и федеральным законам. Более того, представляется, что в случае, когда указом создаются новые уголовно-процессуальные нормы, неизвестные Кодексу, они могут применяться только в том случае, если будут инкорпорированы в УПК.

Об аналогии уголовного закона

Часть 2 статьи 3 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) гласит: «применение уголовного закона по аналогии не допускается». В науке уголовного права недопустимость применения уголовного закона по аналогии находит почти безоговорочную поддержку. При этом отрицание аналогии уголовного закона связывается с недопустимостью уголовной ответственности за деяния, преступность которых прямо не установлена уголовным законом, на основе норм о преступлениях, сходных с такими деяниями, сколь бы они ни были опасными и похожими на преступления.[1]

Как видно из приведенных формулировок, одним из условий применения закона по аналогии является отнесение соответствующего отношения к сфере правового регулирования отрасли законодательства, иначе говоря, эти отношения входят в предмет соответствующей отрасли права. Естественно, что основным условием возможного применения по аналогии уголовного закона также является вхождение не урегулированного законом отношения в предмет регулирования уголовного права. По смыслу, ч.1 ст.1, ч.2 ст.2 УК РФ предметом уголовного права являются отношения, возникающие в связи с совершением преступления. Преступлением может быть признано только то деяние, которое предусмотрено в качестве такового в УК РФ (ч.1 ст.3, ст.8, ч.1 ст.14 УК РФ). Поэтому об аналогии уголовного закона речь может зайти только применительно к отношениям, возникшим в связи с совершением лицом деяний, которые УК РФ прямо признает преступлениями. Таким образом, в излагаемой в настоящей работе концепции не идет речи об отрицании принципа «нет преступления без указания на то в законе».

В пользу допустимости аналогии процессуальных норм в арбитражном процессе можно привести и аргумент о том, что применение процессуальных норм по аналогии необходимо для устранения пробелов в правовом регулировании. Если отрицать допустимость такой аналогии, то может сложиться ситуация, когда у суда не окажется инструментов для устранения пробела в праве.

«Ссылка прокурора в обоснование применения в настоящем деле аналогии закона на положения части 2 статьи 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не может быть принята судом кассационной инстанции, так как положениями статьи 3 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, определяющими порядок судопроизводства в арбитражных судах, применение аналогии процессуального закона не предусмотрено».

Кроме того, слишком высок риск применения прообраза какого-либо дела для обнаружения подходящих правовых норм, к случаям, в которых нельзя или невозможно было применить сходную ситуацию. Таким образом, под маской верного решения может скрываться полное извращение законодательства. Как следствие, происходит грубое нарушение всех признаков законности.

В этих ситуациях к аналогиям будут прибегать в тех случаях, когда отсутствуют нормы, подходящие для урегулирования конкретных случаев. Тогда приходится прибегать к другим нормам, отраженным законодателем, отвечающим за решение вопросов в рамках сходных отношений.

Комментарий к СТ 1 УПК РФ

Обязанность судов в случаях, если они приходят к выводу о неконституционности закона, для официального подтверждения его неконституционности обращаться в Конституционный Суд РФ не ограничивает непосредственное применение ими Конституции РФ, которое призвано обеспечивать реализацию конституционных норм прежде всего при отсутствии их законодательной конкретизации. Если же закон, который должен был бы быть применен в конкретном деле, по мнению суда, не соответствует Конституции РФ и тем самым препятствует реализации ее положений, то для обеспечения непосредственного действия Конституции РФ во всех случаях требуется лишение такого закона юридической силы в порядке конституционного судопроизводства. .

Еще почитать --->  Административная ответственность вступление реферат

Обычная норма становится принадлежностью общего международного права в результате ее признания если не всеми, то большинством государств, представляющих основные политические и правовые системы. Современные международно-правовые обычаи склонны к приобретению формальной определенности, так как общепризнанные принципы и нормы, как правило, находят отражение в многосторонних конвенциях и соглашениях, и, кроме того, в иных документах международного права: декларациях, резолюциях международных органов и организаций, конференций, решениях международных судов и т.д.

Аналогия применения уголовного процессуального права

Вопрос о допустимости и оправданности аналогии в целом и в уголовном процессе в частности является предметом дискуссии ученых-процессуалистов в учебной литературе.
Так, А.П. Рыжаков полагает, что если уголовно-процессуальным законом не урегулирован порядок производства (оформления и др.) какого-либо непосредственно связанного с уголовным процессом или даже названного в УПК РФ действия (решения), допустимо использовать уголовно-процессуальную норму, регулирующую наиболее сходный случай.

Уголовно-процессуальные отношения, возникающие на практике, настолько многообразны и непредсказуемы в ряде случаев, что уголовно-процессуальный закон зачастую не в состоянии предложить перспективное регулирование всех реально возникающих отношений, предусмотреть ответы на рождаемые практикой вопросы.

Существующее легальное определение принципа законности как точного и неуклонного исполнения законов всеми субъектами права не дает полного представления о его содержании, так как общеобязательность считается в теории права сущностным признаком правовой нормы , в связи с чем не нуждается в специальном закреплении в отраслевом законодательстве. Не выделяют аналогичного по содержанию принципа и зарубежные исследователи . Поэтому для понимания принципа законности следует обратиться к его истории в России.

Ветрова Г.Н. Роль и значение судебной практики в регулировании уголовного судопроизводства // Уголовно-процессуальное право: понятие, содержание, источники: Материалы научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения профессора Д.С. Карева. М., 2006. С. 70.

Аналогия права в уголовном процессе

Таким образом, если преступление совершено в пределах территории РФ и по нему начато расследование должны действовать нормы уголовно-процессуального законодательства РФ. При этом если, например, преступление совершено на борту иностранного торгового судна, находящегося в порту РФ или в ее территориальных водах, то и здесь в случае расследования должны применяться нормы уголовно-процессуального права РФ (названное правило – не распространяется на военные суда и гражданские суда под дипломатическим флагом, находящиеся в наших территориальных водах или в порту РФ).

В соответствии со ст.2 УПК, независимо от места совершения преступления, производство по уголовным делам на территории РФ во всех случаях ведется в соответствии с УПК РФ, т.е. где бы ни было совершено преступление и где бы ни было возбуждено уголовное дело, любое процессуальное действие, совершаемое любым должностным лицом или органом (дознавателем, следователем, прокурором, судом) на территории РФ должно проводиться в соответствии с требованиями УПК РФ.

Оставлять вопрос нерешенным по причине отсутствия прямого предписания в законе, равно как и решать его без ориентировки на закон, недопустимо с точки зрения законности и обоснованности судопроизводства. Разрешение возникающих процессуальных пробелов на основании положения, проводимого законом применительно к сходной ситуации, не только не расшатывает законность, а способствует ее утверждению.

4. Как разъяснил Пленум ВС РФ в п. 2 Постановления от 31.10.1995 N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» , суд при разрешении дела должен непосредственно применять конституционные нормы, когда: